Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа




НазваниеГеоргий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа
страница1/56
Дата конвертации27.04.2013
Размер5.22 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

Артур-Георгий Сологян Учение ААЦ-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа -

Учение ААЦ-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа




До 451-го года, т.е., до Халкидонского Собора, Вселенская Церковь была Единой, Соборной, Апостольской и Православной. Сегодня христианская Церковь делится на Апостольскую и Протестантскую (Реформатскую), которая и поныне продолжает раскалываться на множество сект и течений.

Говоря про Апостольскую Церковь, мы подразумеваем Церковь, основанную непосредственно самими апостолами Христа, Которая в свою очередь делится на Западную (Католическую) и Восточную (Православную или Ортодоксальную). Апостольские Церкви теологией, обрядами и управлением очень сильно отличаются от Протестантских Церквей.

Восточное Православие, в свою очередь, делится на халкидонское и дохалкидонское. И этот раскол произошел в 451-ом году непосредственно на Халкидонском Соборе. Основанием для раскола послужил вопрос о соединении двух естеств во Христе, Божественного и Человеческого, или, как сегодня говорят, спор состоял в христологическом разногласии. Все христианские конфессии верят, что Иисус Христос, как это сформулировано в Символе Веры, истинный Бог и истинный Человек одновременно, но на вопрос - «Каким именно образом соединены эти два естества во Христе?» - однозначного ответа никто не давал. Корни этого разногласия уходили глубоко в прошлое и были связанны с вечно боровшимися друг с другом - Антиохийской и Александрийской - богословскими школами, которые нам дали высокопочитаемых святых, отцов Церкви и великих учителей Православия.

Существуют два основных фактора (христологический и историко-политический) повлиявших на раскол Вселенской Церкви. Но прежде чем перейдем к ним давайте вкратце рассмотрим путь Церкви и Ее борьбу с ересями, чтобы иметь ясное представление о дохалкидонских временах, а потом перейдем к рассмотрению богословского фактора, в ракурсе двух школ, и исторического фактора, в ракурсе политических отношений между Византией и Арменией.


Ересиархи




Павел Самосатский (еп. В 260-х гг) родом из города Самосата и занимал, во второй половине III века, епископскую кафедру в Антиохии. (Самосат - совр. Турция, с VI века до Р.Х. был столицей армянской сатрапии Коммагена при Ахеменидах, а с III века до Р.Х. стал столицей армянского государства Софена (Цопк)-Коммагена и переименован в Самосат в честь армянского царя Самоса I Ервандида, при Тигране Великом вошел в состав Великой Армении, а с 72-го года по Р.Х. вошел в состав ассирийской провинции Римской Империи.). Проводя в своем учении строгий еврейский монотеизм, он утверждал, что Иисус Христос в строгом смысле не есть Бог; в Нем от рождения обитала, в высшей степени, чем в ветхозаветных пророках, Божественная мудрость или Божественный разум, только в нравственном смысле Он может быть назван Сыном Божиим. Учение Павла Самосатского, отрицавшее Божественную природу Иисуса Христа, было осуждено как ересь на Антиохийском Соборе в 268-м году.

Савелий (IIIв) учил, что в Боге одна сущность и одна Ипостась, хотя один и тот же Бог принимал на Себя в разное время три вида или Лица (prosоpon) и иногда являлся в виде Отца, иногда - Сына, иногда - в виде Духа Святого, так что Отец, Сын и Свт. Дух суть только три имени или действования (energeiai).

Арий (ум. в 336г) В четвертом веке некий Александрийский пресвитер Ариос, или Арий, опровергал Богоподобие Христа и Его равенство с Отцом. Основой его учения была смесь иудейского монотеизма и идеи Платона об индивидуальности Божественного совершенства. Суть спора с Арием заключалась в отношениях между Богом-Отцом и Богом-Сыном. Сначала антиохийский епископ Павел Самосатский, а потом и Арий поставили под сомнение Божественность Христа и, следовательно, Его причастность к Отцу. Арий исходил из того, что Бог это совершенное единосущие, и это единосущие только Бог-Отец. А все остальное, т.е., все что существует, своею сущностью не сродно Отцу и имеет другую самостоятельную и самобытную сущность. Единосущный Бог это Отец и ничто Ему не равно. Только Он вечен, безначален, не сотворим, и все что есть, кроме Него, невечно. Арианское учение берет за основу рождение Сына, ибо было время, как они утверждали, когда Бог-Отец был, а Сына не было, т.е., есть временной промежуток между Отцом и Сыном. Сын имеет начало, следовательно, существовал не присно (не вечно). Следовательно, утверждал Арий, Он не мог быть единосущным Отцу, являясь обыкновенной Божией тварью, созданной из ничего, а также Он разделен и независим по отношению к Отцу. Исходя из этого, Арий пришел к такому мнению, что Сын изначально не был настоящим Богом, а был только Логосом и Софией, т.е., Словом и Мудростью, и с Божией помощью, собственной мудростью и личным стремлением стал Богом. То же самое Арий утверждал и относительно Святого Духа, Который якобы так же, как и Сын был независимым существом. И поэтому существуют три разных и раздельных лица: Отец, Которому ничего не единосущно и непричастно; Сын, Который рожден; Дух, Который сотворен как и Сын.

На Никейском Соборе, в 325-ом году, Арий был осужден за свои еретические взгляды. Три великих богослова – Василий Великий, Григорий Нисский и Григорий Богослов – опровергли своим учением взгляды Ария. И тот же Собор утвердил, что Сын подобен Отцу. Святая Церковь исповедует в Пресвятой Троице одну природу (против Ария) и три Ипостаси (против Савелия).

Когда в 336-ом году еретик Арий обманом добился того, чтобы быть принятым в церковное общение, и готовился идти в храм, престарелый византийский епископ Александр в храме Мира молил Бога о том, чтобы он сам или ересиарх Арий были взяты из мира, так как епископ не хотел быть свидетелем такого святотатства, как приятие еретика в общение с Церковью. И Промысл Божий явил над Арием справедливый суд Свой, в день торжества послав ему нежданную кончину1.

Македоний (IVв). Второй Вселенский Собор состоялся в 381-ом году в Константинополе. Он довершил победу Православия, одержанную в 325-ом году на Первом Вселенском Соборе. В трудные годы, протекшие после принятия Никейского Символа Веры, арианская ересь дала новые побеги. Македоний, под видом борьбы с ересью савеллиан, учивших о слиянии ипостаси Отца и Сына, стал употреблять слово «подобосущен» по отношению Сына к Отцу. Эта формулировка была опасна еще и тем, что Македоний выставлял себя как борца с арианами, которые употребляли термин «подобен Отцу». Кроме этого, македониане - полуариане, склонявшиеся в зависимости от обстановки и выгоды то к Православию, то к арианству, хулили и Святого Духа, утверждая, что Он не имеет единства с Отцом и Сыном. Второй еретик - Аеций ввел понятие «иносущен» и говорил, что Отец имеет совершенно другое существо, чем Сын. Его ученик Евномий учил об иерархической подчиненности Сына Отцу и Святого Духа Сыну. Всех, кто приходил к нему, он перекрещивал в «смерть Христа», отвергая Крещение во Имя Отца и Сына и Святого Духа, заповеданное Самим Спасителем.

Итак, Македоний поставил под сомнение Божественность Святого Духа (отсюда секта духоборцев) и ответ на этот вопрос был дан Константинопольским Вселенским Собором, созванным по указу Феодосия I Великого в 381-ом году, для осуждения епископа Македония. На Соборе присутствовало 150 епископов, из коих 36 были последователями Македония. А такие богословы как Кирилл Иерусалимский, Григорий Нисский, Григорий Богослов и другие отцы Церкви были среди противников Македония, в основу учения, которого легла формула арианства «Святой Дух не единосущен Отцу». Собор утвердил, что Дух Святой такой же Бог, как и Отец, как и Сын и внес определенные поправки в Символ Веры относительно Святого Духа. По предложению Григория Нисского против учения Македония туда было включено словосочетание «от Отца исходящего».

Валент и Урсакий (IVв). Ересь родилась из учения Валента и Урсакия на Аримонском Соборе. Они пытались обмануть православных епископов, провозгласив, что Сын Божий от Бога и подобен Богу Отцу, а не есть творение, как учат ариане. Но под тем предлогом, что слово «существо» не находится в Священном Писании, еретики предлагали не употреблять термин «единосущный», по отношению Сына к Отцу. Кроме этих трех основных ересей, было много и других лжеучений.

Аполлинарий и Фотий. Собор еще раз отлучил Аполлинария Лаодикийского (ум. в 392г), который утверждал, что Бог-Логос соединен только с телом человека без души и ума. Еретик Аполлинарий говорил: «Плоть Спасителя, взятая с Неба из лона Отца, не имела человеческой души и разума; отсутствие души восполняло Слово Божие; Божество оставалось мертвым в продолжение трех дней». Отлучил и Фотия, который утверждал, что Сын не единосущен Отцу, потому что рожден человеком. Против Аполлинария в Символ Веры было введено словосочетание «...рожденного прежде всех век». Константинопольский Собор принял семь канонов, где отмечались все нововведения принятые из-за ересиархов, и подчеркнул верность Никейскому Собору.

Владимир Николаевич Лосский2 пишет, что Аполлинарий Лаодикийский, против которого боролись великие каппадокийцы, жил в IV веке. Он был типичным представителем Александрийской школы, утверждавшей во Христе, прежде всего единство. За 80 лет до монофизитства, которое, несомненно, было в известной мере подготовлено его образом мыслей, Аполлинарий ставил вопрос о том, как примирить это единство с дуализмом в нем Божественного и человеческого. По его мнению, не могло быть двух совершенных природ, ибо, согласно эллинистическому мышлению, в плену которого он все еще находился, «два совершенных не могут стать одним совершенным»; два совершенных начала не могут соединиться, образовав третью природу, столь же совершенную. Или две эти природы не совершенны, или же их единство - только «сосуществование». Аполлинарий, в общем, ипостазировал обе природы и тем самым уже заранее опровергал несторианство, потому что вполне очевидно, что две личности, соединившись, не могут исчезнуть в третьей. Таким образом, единство Христа не является совершенным, а так как отнести несовершенство к Божественному нельзя, то Аполлинарий делал вывод, что человечество Христа, давая место Божеству, должно было быть несовершенным. Человек совершенствуется благодаря своему разуму; отсюда Аполлинарий заключал, что у Христа не было человеческого nus и единство Его было запечатлено тем, что человеческий ум уступил в Нем место Божественному Логосу. Так Логос присоединил Божество к несовершенному человечеству. Божество восполнило человечество. Таким образом, Христос Аполлинария был не столько Богочеловеком, сколько животной природой, соединенной с Богом. В этом уже коренится зачаток монофизитства, которое впоследствии непрестанно возвращалось к мысли, что человечество во Христе было неполным, а, следовательно, было восполнено, то есть, поглощено Логосом. В конечном счете, все построение Аполлинария основано на отождествлении человеческой личности с nus; в этом собственно и состоит великое искушение метафизиков: свести тайну личности к высшему составу нашей природы - интеллекту, к тому, что наиболее сродно метафизике, причем в этом отождествлении звучит нота известного презрения к чувственному и к телесному. По Аполлинарию, спасена только «половина» человека, только тело. Григорий Богослов3 пишет:

Для тебя я человекопоклонник, ибо чту всецелое
Таинственно соединившееся со мною Слово,
Одного и того же Бога и Человека - Спасителя.
А ты - поклонник плоти, ибо вводишь человека, лишенного ума...
Если худшее для тебя - Бог от Бога -
Ведь плоть намного хуже того, что по образу -
То для меня лучшее; ибо ум ближе к Богу.
Кроме того, у тебя подвергается опасности половина человека,
Потому что не воспринятое не спасено...
Но,- говоришь зачем тебе так нужен и необходим ум
Там, где есть сам Бог? - Но если в Нем плоть, лишенная ума,
То я обманут. Кожа моя, но чья же душа?
Что такое рождение Бога от Девы?
Как сошлись воедино далеко отстоящие одна от другой природы?
Это неизреченно, как представляется мне,
Малым разумом измеряющему то, что превыше разума.


Утверждая, что во Христе человеческий ум был замещен Божественным Логосом Аполлинарий, несколько видоизменив арианское учение, придал значимость и популярность их идеям, относящимся к человеческой природе Христа. Поэтому у святых отцов критика арианства часто переплеталась с критикой Аполлинария, как, например, в рассуждениях свт. Григория Богослова: «Если кто понадеялся на человека, не имеющего ума: то он действительно не имеет ума, и не достоин быть всецело спасен; ибо невоспринятое не уврачевано; но что соединилось с Богом, то и спасется... Если он человек, не имеющий души; то сие говорят и ариане, чтобы приписать страдания Божеству; так как что приводило в движение тело, то и страдало. Если же Он человек, имеющий душу, то, не имея ума, как мог быть человеком?… Итак, чтобы оказать мне совершенное благодеяние, соблюди целого человека, и присоедини Божество»4. И ариане, и Аполлинарий, по сути, исповедывали одну из форм докетизма, поэтому отцы Второго Вселенского Собора существенно дополнили и ту часть Символа Веры, где говорится о реальности Боговоплощения. Был указан смысл искупительных страданий Господа («…распятого же за ны…») и подробнее, через конкретно-историческое описание, засвидетельствовано о реальности Боговоплощения и истинности Его человеческой природы («…воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы… и погребенна… в третий день по Писанию…»). Хотя Аполлинарий и был осужден на Втором Вселенском Соборе5, но его учение во многом повлияло на возникновение монофизитства и его справедливо можно считать предтечей этой ереси.

Несторий (Патр. с 428 по 431). Позже Константинопольский Патриарх Несторий, впав в крайность антиаполлинаризма возникшего в Антиохии, объявил, что Христос имел два естества, два лица, две воли и два действия, т.е., что Иисус Христос такой же человек, как и мы, но в отличие от нас в Него вселилось Божество. Учение Нестория возглавили епископы Феодор Мопсуестийский, Ива Эдесский и Феодорит Кирский, вследствие чего вся Антиохийская школа впала в человекопоклонение, т.е., в гуманизм. Феодорит и Ива, если и перестали быть «несторианами», после их отречения от Нестория на Халкидонском Соборе, то, во всяком случае, были явными «мопсуестийцами». По определению насторианцев человечество и Божество сосуществуют каждое со своими свойствами, личностью и сущностью. И человечество во Христе настолько полноправно, что может развиваться самостоятельно. Несторий принимал два естества, но видел в них два лица, соединенных во взаимопослушании, т.е., согласно Несторию Бог никогда не действовал без человека, несмотря на то, что это волевое соединение в любви. Для него вся суть вочеловечения заключается в соединении воли и действий неким «лицом единства», которое ограничено «взаимодействием ипостасей». Божество пользовалось человеческим лицом, а человек Божественным, и в этом смысле для Нестория существовало это «лицо единства», которое развивалось и совершенствовалось. И этому совершенству предшествует время отшельничества и борьбы, когда еще у Мессии не было права наследства и власти, т.е., когда еще страсти не были побеждены. Ибо до крещения Христос еще не творил чудес и не имел право преподавания, но только подчинялся закону и соблюдал Заповеди. И только после крещения и испытаний в пустыне Он возвысился духом до Бога и согласовал Свою волю с волей Божией. За эту победу Иисус получил в награду право проповедовать о Царствии Небесном. Лосский пишет, что несторианство, возникшее из антиохийского образа мышления, рассекало Христа на два различных лица. Каждому единосущию здесь соответствовал свой единосущный и, таким образом, появилось два единосущных - Сын Божий и Сын человеческий, личностно разделенные. Правда, богословская терминология в это время не была еще окончательно установившейся, различение между лицом и природой оставалось туманным, и мысль Нестория долгое время могла вводить в заблуждение. Этот Константинопольский Патриарх принадлежал к Антиохийской школе, где его учителями были великие богословы, в том числе и такие, которые - как Феодор Мопсуестийский - явно клонились к ереси (Феодор был осужден посмертно). Несторий четко различал две природы, и строй его мыслей казался православным до того момента, как он отказался наименовать Пресвятую Деву Богородицей – «Феотокос» и предпочел употреблять вместо «Богородица» термин «Христородица». Тогда благочестие простых верующих возмутилось, и Несторий был посрамлен. Несторий не мог постигнуть тайну личности, он мыслил личность в терминах природы и, в конце концов, отождествлял одно с другим. Так, он противопоставлял Личность Слова личности Иисуса; они, несомненно, были для него связаны, но лишь нравственно - избранничеством, превратившим Иисуса как бы во вместилище Слова. В понимании Нестория только человеческая личность Христа родилась от Девы, и поэтому Она была матерью Христа, но не Матерью Бога. Оба Сына - Сын Божий и Сын человеческий во Христе соединены, но они - не «одно»6.

Борьбу против Нестория возглавил Кирилл Александрийский. Эфесский Собор принял формулу свт. Керилла Александрийского «единая воплощенная природа Логоса». В 431-ом году на Третьем Вселенском Соборе в Эфесе Несторий был осужден, а в 435-ом году сослан в Египет. Но император Маркиан с большими почестями пригласил Нестория на Халкидонский Собор, потому что «Томос» Папы Льва, на основе которого были разработаны каноны Собора, был близок по духу к учению Нестория. Немощный старец умер, не выдержав долгой и утомительной дороги. Его последователи образовали в Персии Несторианскую Церковь, присоединив к себе персидских яковитов, отпавших от Византии в 424-ом году. (Эдесский епископ Яков Барадей (542-578), рукоположил множество епископов и основал новую самостоятельную «Яковитскую» Ассирийскую Православную Церковь (АПЦ), осудив несторианство. До 1034 года Яковитский Патриарх восседал в Антиохии, а ныне в Дамаске. В XVII веке в Индии была образована дочерняя АПЦ которая называется Малабарской Православной Церковью и имеет своего Патриарха.) В 484-ом году они вместе, т.е., последователи Нестория и отпавшие от своей Церкви персидские яковиты, осудили Эфесский Собор, а в Эдессе заново открыли богословскую школу, которая прежде была закрыта императором Зеноном. На самом деле не Несторий, а именно Феодор Мопсуестийский был подлинным учителем и главой того, что именовалось «несторианством». Христиане «несториане», обучавшиеся в Эдессе и Нисибии, и в 431-ом году, т.е., после торжества свт. Кирилла, бежавшие в Персию, ссылались не на несчастного Константинопольского Патриарха Нестория, как на свой вероучительный авторитет, а почти исключительно на Феодора.

В 499-ом году на Селевкийском Соборе несторианство было провозглашено официальной религией персидских христиан. Нисибия (или Мецбин, армянский город, разрушенный землетрясением и заново отстроенный в I веке царем Санатруком Аршакуни, позднее включен в состав ассирийской провинции Римской Империи.) превратилась в культурный центр несториан. Начались гонения на Атерпатенскую (Персидскую) епархию Армянской Церкви. Несторианство распространилось в Аравии, Ср. Азии, Индии и даже в Китае. В XIII веке несторианская Патриархия насчитывала 25 митрополий и 150 епископств. Но татаро-монгольское нашествие стало губительным не только для Халифата, но и для Несторианской Церкви. Несториане ушли в курдские горы, а в XIV веке обосновались в Сирии и Междуречье, приняв турецкое подданство, что возымело отрицательное воздействие на общину. Несториане живущие на территории Армении в 1898-м году вошли в унию с РПЦ-ю, а большая часть несториан, во главе со своим Патриархом, в 1984-ом году присоединилась к Риму. Несториане себя называют ассирийцами и проживают в Ираке, Иране и Сирии в количестве 175 тыс. человек. Духовный центр находится в Ираке и возглавляется Патриархом, который называет себя Антиохийским. В 1895-м году была найдена книга Нестория под названием «Книга Гераклида», на ассирийском (арамейском) языке, а в 1910-ом году эта книга была опубликована. Благодаря такому странному названию книга не была уничтожена и сохранилась до наших дней. Еретические взгляды Нестория осудил не только Третий Вселенский Собор, состоявшийся в 431-ом году в Эфесе, но и поместный Собор ААЦ-и. Об этом свидетельствует переписка Католикоса Саака I Партева и ученного монаха Месроба Маштоца с Константинопольским Патриархом Проклом, которым была описана христология Феодора Мопсуестинского еще в 435-ом году в авторитетном «Томосе армянам» как «слабая паутина» и «слова, написанные водой»7.

Итак, на III-м Вселенском Соборе не составлялось особое вероопределение, но был осужден Несторий и, тем самым, была осуждена несторианская христология, основателями которой справедливо считаются учителя Нестория – Диодор Тарсийский и Феодор Мопсуестийский. Однако, поскольку на этом Соборе в содержательном отношении не было дано четкого определения, то и несторианское богословие, несколько видоизменившись (например, согласившись с почитанием Девы Марии Богородицею), продолжило свое существование и после этого Собора, но уже в халкидонском лагере. Должно отметить, что догматическим результатом работы Собора является также придание высокого вероучительного статуса 12-ти анафематизмам свт. Кирилла Александрийского, которые были им отредактированы после Собора, и примирительному посланию свт. Кирилла и еп. Иоанна Антиохийского.

Евтих(ий) (Vв). Как мы видим, на первых трех Вселенских Соборах теологические вопросы были решены, сформулированы и приняты Вселенской Церковью как единственно правильное, т.е., Православное или Ортодоксальное, направление. Но в V веке в Константинополе жил некий греческий монах Евтихий, который в своих пререканиях с несторианами впал в другую крайность, не менее опасную, чем несторианство. Он утверждал, что Иисус Христос только Бог в образе человека и имеет только Божественное естество, что в корне противоречило Православию. В отличии от Нестория, который делил Христа на две ипостаси, два естества, две воли и два действия, Евтихий все сливал и изменял перемешивая ипостась и природу, волю и страсти. В 448-ом году на поместном Соборе в Константинополе, во главе которого стоял Патриарх Флавиан, Евтихий был осужден, а Собор принял формулу «два естества». В 449-ом году патриарх Александрийский Диоскор созвал новый Собор, на котором Евтихий представил некое вероисповедание якобы основанное на трех Вселенских Соборах и трудах отцов Церкви, после чего был оправдан, а Флавиан осужден.

Многие сочинения Аполлинария были скрыты и как бы забронированы под ложным надписанием уважаемых и чтимых имен... Трудно в точности восстановить историю этих «подлогов» (ложного надписания). Но особенное распространение они получили в монофизитской среде. Уже Евтихий, в апелляции на Константинопольский Собор 448-го года к Папе Льву, ссылался на мнимое свидетельство Папы Юлия, Афанасия и Григория (Чудотворца), - ссылался добросовестно, не подозревая «подлога». Император Маркиан в своей грамоте палестинским монахам отмечал, что в народе распространяются книги Аполлинария, выдаваемые за изречения святых отцов. О подделках и подлогах упоминает и Юстиниан. Историк Евагрий говорит о влиянии этих подлогов, - надписания почитаемых имен (Афанасия, Григория, Юлия) на книгах Аполлинария удерживало многих от осуждения содержащихся в них нечестивых мнений. На известном «совещании» 531-533-х годов с севирианами Ипатий Эфесский отвел целый ряд отеческих ссылок указанием на подложность, т.е., ложное надписание... При таких обстоятельствах раскрытие и доказательство подлогов становилось острой и очередною задачей богословской полемики8. При дворе влияние Евтихия сохранялось, и он (как в свое время Несторий) желал Вселенского Собора, рассчитывая на победу. К Флавиану между тем создалось отношение подозрительное. Император в начале 449-го года даже унизил его требованием исповедания веры. Флавиан покорился и такое исповедание написал: «Исповедуя Христа в двух естествах после воплощения Его от свт. Девы и вочеловечения, мы исповедуем в одной Ипостаси и одном Лице Одного Христа, Одного Сына, Одного Господа. И не отрицаем, что единая природа Бога-Слова, воплощенная и вочеловечившаяся, ибо из двух естеств Один и Тот же Господь Наш Иисус Христос... И прежде всех анафематствуем нечестивого Нестория»9. «Единодушная реакция благочестия на Востоке быстро покончила с несторианством, - говорит Лосский, - но сама мощь этой реакции породила противоположную ересь. Защитники единства Христа выражали его единство в терминах, относящихся к природе, притом к природе Божественной, природе Слова. В своей полемике против несториан святой Кирилл Александрийский выдвинул формулу: «единая природа воплотившегося Слова». Святой Кирилл остается православным. Но некоторые из его учеников восприняли эту формулу буквально: во Христе одна природа - Его Божество; отсюда и само название этой ереси - монофизитство (от mono - одна и fusis - природа). Монофизиты не отрицали во Христе человечества как такового, но оно казалось им как бы поглощенным Его Божеством, как капля океаном. Человечество растворяется в Божестве или же испаряется при соприкосновении с Ним, как горсть воды, брошенная на горячие угли. «Слово стало плотью» - твердили монофизиты, но это «стало» было для них подобно превращению воды в лед: оно было только видимостью, только подобием, ибо во Христе все Божественно. Так, Христос единосущен Отцу, но не людям. Он прошел через Деву, ничего у Нее не заимствовав, а только воспользовавшись Ею для Своего явления»10. Отцы ААЦ-и слово «стало» всегда трактовали как безраздельное и неразлучное соединение, в котором Божество и человечество находятся в неслитном, неизменном и несмешанном единстве. Христологию ААЦ-и более тщательно рассмотрим ниже.

     Папа Лев 12-го мая получил приглашение на Собор. Сам он и не думал двигаться. Аттила был у ворот Рима. Гунны под предводительством Аттилы (Бича Божьего) стояли у стен Рима, грозя уничтожить Вечный город. В 452-ом году Лев I принял участие в посольстве римских граждан к вождю гуннов. В тот раз удалось уговорить Аттилу от намерения сжечь и разграбить город. А, кроме того, Папа и не предвидел важности дела. Он послал легатов с письмами к императору, к Флавиану, к Собору и к монахам Константинополя. Из них к Флавиану было самое важное — знаменитый «Томос» Папы Льва. Все его значение вскрылось впоследствии. Это изложение учения о Боговоплощении: две полные природы, способные каждая в своей области к действию, но в единстве одного Лица. Вот некоторые из его положений: 1. «Неполезно для спасения и одинаково опасно признавать в Иисусе Христе или только Бога без человека, или только человека без Бога».  2. «Для нашего искупления нужно было, чтобы один и тот же посредник между Богом и человеком, человек Иисус Христос, с одной стороны, и мог бы умереть, а с другой — не мог бы... Ибо каждая природа в общении с другой производит то, что ей свойственно. А именно: Слово производит то, что свойственно Слову, и плоть следует тому, что свойственно плоти». 3. «Еще и еще повторяю: один и тот же истинно Сын Божий и истинно Сын Человеческий...». 4. « ...Ибо хотя в Господе Иисусе Христе — Боге и Человеке — Одно Лицо, однако иное есть то, откуда происходит в том и Другом общее уничижение, и иное есть то, откуда происходит общая слава». 5. «Итак, в силу этого единства Лица, познаваемого в той и другой природе, и говорится, с одной стороны, что Сын Человеческий сошел с неба, тогда как (собственно) Сын Божий воспринял Плоть от той Девы, от которой Он родился, и, с другой стороны, можно сказать, что Сын Божий распят и погребен, хотя и распятие и погребение претерпел Он не в Божестве самом, по которому Единородный совечен Отцу и Единосущен, но в немощи нашей природы».

Давайте проведем некий анализ между высказываниями Папы Льва в своем «Томосе» и вероопределением ААЦ-и:

  1. Папа: - «Неполезно для спасения и одинаково опасно признавать в Иисусе Христе или только Бога без человека, или только человека без Бога».  

ААЦ: - Сам, Логос, воистину стал Человеком, то есть, воспринял человеческую совершенную природу - дух, разумную душу и тело. Не то, чтобы Слово превратилось в тело или тело - в Божество, и не то, чтобы соединяясь Божественное и человеческое изменили, или преобразовали, или смешали свои естества, но совершенный Бог воспринял совершенную человечность без изменения, без преобразования, без смешения, то есть, Бог остался Богом и Человек - человеком.

  1. Папа: - «Для нашего искупления нужно было, чтобы один и тот же посредник между Богом и человеком, Человек Иисус Христос, с одной стороны, и мог бы умереть, а с другой — не мог бы... Ибо каждое естество в общении с другим производит то, что ему свойственно. А именно: Слово производит то, что свойственно Слову, и плоть следует тому, что свойственно плоти».

ААЦ: - С Божеством соединенным Телом был положен в гроб, ибо от Тела Христова, мертвого по человеческому естеству, не отступил Дух Святой, потому Оно и осталось в гробе нетленным, как не разлучившееся с Божеством и от Божества неотделимым духом снизошел в Ад... Христос спасительным домостроительством понес все человеческие немощи, свободно пройдя сквозь человеческие страсти, осудив в них закваску греха и освободив нас от проклятия греха. Следовательно, домостроительными делами являются не только Богоприсущие чудеса, - хождение по водам, воскрешение мертвых, умножение хлебов и прочее, а также присущие человеку немощи: жажда, изнеможение, проливание слез и прочее.

  1. Папа: - «Еще и еще повторяю: один и тот же истинно Сын Божий и истинно Сын Человеческий...».

ААЦ: - В том истинная вера, чтобы верить, что наш Господь Иисус Христос, Сын Божий, одинаково как Бог, так и Человек. Бог Он, как рожденный от Отца прежде начала времен, и Человек, как рожденный от матери в свое время. Совершенный Бог и совершенный Человек с душою разумной в теле человеческом. Равен Богу по Божественной природе и меньший Бога по человеческой природе. И хотя Он Бог и Человек, но не два, а Один Христос. Но как Он Один, то не Божественная природа изменилась на человеческую, но человеческая природа принята Богом. Один Он есть, но не так, чтобы природы смешивались, но чтобы они образовали единство. Ибо как разумная душа и тело образуют одного человека, так и человек и Бог образуют Одного Христа.

  1. Папа: - « ...Ибо хотя в Господе Иисусе Христе — Боге и Человеке — Одно Лицо, однако иное есть то, откуда происходит в том и Другом общее уничижение, и иное есть то, откуда происходит общая слава».

ААЦ: -  Тот, кто единосущен Отцу по Божеству, стал единосущным нам по человечеству, стал истинным и совершенным Человеком, во всем подобным нам, кроме греха. Когда Господь совершал Божественное чудо, Он действовал как Бог, но и как Человек, чтобы человек также мог стать сопричастником Божественных деяний, а когда Он брал на Себя человеческие немощи, то нес их как Человек, но не по проклятию подобно простым смертным, но как Бог и Человек, как Бог во Плоти, как Всемогущий и Избавитель, дабы освободить нас от оков зла.

  1. Папа: - «Итак, в силу этого единства Лица, познаваемого в той и другой природе, и говорится, с одной стороны, что Сын Человеческий сошел с неба, тогда как (собственно) Сын Божий воспринял Плоть от той Девы, от которой Он родился, и, с другой стороны, можно сказать, что Сын Божий распят и погребен, хотя и распятие и погребение претерпел Он не в Божестве самом, по которому Единородный совечен Отцу и Единосущен, но в немощи нашей природы».

ААЦ: -  Два совершенных стали еднным совершенным, в новом и изумительном соединении. С момента Зачатия Божественное и человеческое нераздельно соединились в Едином Господе Иисусе Христе, и потому в спасительном домостроительстве вочеловечения Слова, начиная со святого Зачатия, нельзя говорить о каком-либо действии, как о только лишь Божественном или сугубо человеческом. Богочеловеческое соединение во Христе не есть ни сочетание, ни присоединение или соотношение, но соединение - сущностное, бытийное и природное, в которое невозможно внести разделение или рассоединение. Один из Троицы Пресвятой, - Единородный Сын Божий, Слово Предвечное, снизошел из Своей Божественной недосягаемости и Духом Святым совершеннейшим образом вочеловечился от Пресвятой Девы Марии. Исповедуем, что Христос - Новый Адам, снизошел в мир, дабы даровать всем жизнь и обновить человечество, осужденное ветхим Адамом на грех и смерть. Он, Который необъятен и вневременен по Своей природе, Своим попечительством и волею Отца снизошел в предельность и во временность мира яко один из мира, дабы спасти тех, которые в миру, и чтобы осужденные прелестями духа лукавого смогли со Христом придти к Богу Отцу. «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти»11. Во исполнение всего этого Он, наш Апостол Обетования и Первосвященник, Господь наш Иисус Христос, принес Себя в жертву примирения Богу Отцу, дабы искупить Своей Кровью всех, и живых, и мертвых12. Он, Кто есть Жизнь и Жизнедатель, ради всех принял Крест и вкусил смерть, с Божеством соединенным Телом был положен во гроб, ибо от Тела Христова, мертвого по человеческому естеству, не отступил Дух Святой, потому Оно и осталось во гробе нетленным, как неразлучившееся с Божеством, и от Божества неотделимым духом снизошел во Ад, проповедовал душам, заключенным дьяволом, явив свет и спасительное обновление, разрушил ад и освободил плененные души. На третий же день Он дивнославным Воскресением Своим стал первенцем из мертвых.

  Особые достоинства папского послания составляют равномерность логических ударений на обеих сторонах догмата воплощения (против чего грешили обе школы, и Александрийская и Антиохийская) и его необыкновенное ораторское и литературное искусство, богатство синонимических глаголов, рисующих действие двух естеств. «Томос» Папы Льва был осуждением только Евтихия. Как и решение Константинопольского Собора 448-го года, «Томос» совпадает с антиохийским исповеданием 433-го года, но он превосходит последнее как художественное выполнение верного и, однако, сухого еще плана 433-го года. Не опасаясь никаких крайностей, Папа Лев гармонически сочетал лучшие результаты александрийского и антиохийского богословия. По догматической терминологии и формулам «Томос» не дал ничего нового. Да и несовершенства латинского языка невольно притупляли точное звучание богословских понятий. Например: не «ипостась», а только «персона», не «природа — фисис», а только «форма» — термин не точно философский, а только разговорный13. Латинские богословы лучше понимали язык «Томоса» Папы Льва, чем язык святого Кирилла14. Это несовершенство явилось причиной неправильного перевода «Томоса» Льва, который был сделан Патриархом Флавианом 13-го июля 449-го года, на армянский язык. В этом переводе слова «одно и другое», относящиеся к двум естесвам Христа были переведены на армянский язык как «vomn yev vomn», т.е., переданы таким выражением, которое по духу армянского языка прилагается только к одушевленным лицам. И этот перевод стал поводом для обвинений Папы и Халкидонского Собора в том, что они, порицая Евтихия, впали в заблуждения Нестория. ААЦ отвергла «Томос» Льва, а, следовательно, и Собор принявший этот «Томос». Потому что с позиции Армянской Церкви толкование о двух лицах во Христе после Его воплощения было опасной несторианской ересью уводящей от Православия. Потому ААЦ осталась верна Православию первых трех Вселенских Соборов и формуле Кирилла Александрийского «единая воплощенная природа Слова-Бога», где два естества, Божественное и человеческое, нераздельно, неразлучно, неизменно, неслитно соединены в единой воплощенной природе Логоса и в одном Лице Господа нашего Иисуса Христа. Католикос Нерсес Шнорали (Благодатный) пишет: «...одно Существо и одно Лицо из двух естеств в одном Иисусе Христе»15. К этому времени большую силу набрало также монофизитство, последователи которого, ловко манипулируя текстами Священного Писания и предшествовавших Вселенских Соборов, отстаивали свои богословские позиции, отвергая единосущие нам Христа по человечеству. Поэтому ААЦ-и необходимо было провести четкую грань между Православием и несторианством, с одной стороны, и Православием и монофизитством, с другой. Вот, например, как ересиарх Евтихий опирался на Никейский Символ Веры. Его спрашивали: «Исповедуешь ли ты, что Христос единосущен Отцу по Божеству и единосущен нам по человечеству?». А он отвечал: «А что сказано в Символе? Как там читается?». Отвечали ему: «единосущна Отцу». «Вот так и я верую; так веруй и ты», - заключал Евтихий. А к Священному Писанию он обращался затем, чтобы своих противников смущать вопросом: «а где в Писании сказано: «два естества»?16

В «Исповедании Веры» ААЦ-и определяется исповедовать Господа нашего Иисуса Христа по человечеству как «истинно Человека, того же из души разумной и тела» — это утверждение означает, что Его человеческое естество является реальным (не призрачным) и единосущным с человеческим родом. Таким образом, было усилено никейское выражение «вочеловечившегося» и отвергнуты не только арианские и аполлинарианские идеи, но и любые варианты докетической христологии. Кроме этого, в «Исповедании Веры» ААЦ-и исповедуется вера во Христа совершенного в обеих Своих естествах: «совершенного в Божестве и совершенного в человечестве... во всем подобного нам кроме греха», что отнюдь не мешает единому совершенству. Ибо формула “два совершенных не могут быть единым совершенным” является пережитком эллинской языческой философии, что не совместимо с христианским богословием.

Итого:

  1. Первый Никейский Собор – 325г. - Святая Церковь исповедует в Пресвятой Троице одну природу (против Ария) и три ипостаси (против Савелия).

  2. Второй Константинопольский Собор – 381г. - По предложению Григория Нисского против учения Македония в Символ Веры было включено словосочетание «от Отца исходящего». Константинопольский Собор принял семь канонов, где отмечались все нововведения принятые из-за ересиархов, и подчеркнул верность Никейскому Собору.

  3. Третий Эфесский Собор – 431г. - Против Аполлинария в Символ Веры было введено словосочетание «...рожденного прежде всех век».

  4. Борьбу против Нестория возглавил Кирилл Александрийский. Эфесский Собор принял формулу свт. Кирилла Александрийского «единая воплощенная природа Бога-Слова».


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconУчение церкви 0 воплощении сына божий с антропологической стороны и основные искажения этого учения
Учение церкви 0 человеческой природе нового ^ адама, господа нашего иисуса христа

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconУчение церкви 0 воплощении сына божий с антропологической стороны и основные искажения этого учения
Учение церкви 0 человеческой природе нового ^ адама, господа нашего иисуса христа

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconРуководство к изучению
Святого Иоанна Крестителя. Родословие Господа Иисуса Христа по плоти. Рождество Христово. Откровение обручнику Иосифу тайны Воплощения....

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconСвященное Писание Нового Завета I. 1 Понятие о Cвященном Писании Нового Завета
«посланник, равный тому, кто его послал». Этим именем называются избранные ученики Господа нашего Иисуса Христа, которых Он послал...

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconПреображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа 06(19) августа
Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху; да возсияет и нам грешным свет Твой присносущный,...

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconВ православном храме
Воскресение Господа нашего Иисуса Христа раскрывается в ходе каждого года обучения в новом аспекте. Программа каждого года имеет...

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconЕвангелие мира иисуса христа
Малоизвестный текст апокрифического Евангелия, посвященный целительному аспекту деятельности Иисуса Христа

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconГрешного раба божиего сергия поэтическая
Истинно страшен, но справедлив, будет суд Бога над нечистой моей душой. И потому завещание моё — это непрестанное моление о том,...

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconМолитвы к Пресвятой Богородице перед Ея иконой, именуемой «Троеручица»
Твоея державныя, да, Тобою спасение получивше, воспоем и прославим Тя на земли живых и рождшагося от Тебе Искупителя нашего Господа...

Георгий Сологян Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа Учение аац-и о Лике Господа нашего Иисуса Христа iconДействующий дискуссионный семинар роап
«благая весть»; араб. إنجيل‎‎ — Инджиль) — жизнеописание Иисуса Христа; книги, почитаемые как священные в христианстве (и, в меньшей...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница