Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений




Скачать 488.67 Kb.
НазваниеШохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений
страница1/3
Дата конвертации29.04.2013
Размер488.67 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3


На правах рукописи


Сулаймони ШОХЗОДА


ФОРМИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В КОНТЕКСТЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ


Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений и глобального развития


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

политических наук


Москва – 2006

Диссертация выполнена на кафедре Востоковедения Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) МИД России


Научный руководитель: доктор политических наук, профессор

Воскресенский Алексей Дмитриевич


Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Малышева Дина Борисовна


кандидат политических наук, доцент

Каримова Алла Бекмухамедовна


Ведущая организация: Институт Востоковедения

Российской Академии Наук


Защита состоится «16» ноября 2006 г. в 14-00 часов на заседании Диссертационного совета Д.209.002.02 по политическим наукам в Московском Государственном Институте Международных Отношений (Университете) МИД России

Адрес: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МГИМО (Университете) МИД России


Автореферат разослан 9 октября 2006 г.

Ученый секретарь кандидат философских наук, доцент

Диссертационного совета Чанышев Александр Арсеньевич

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Постановка проблемы. Настоящее исследование посвящено изучению формирующейся струк­туры регио­нальной безопас­ности Центральной Азии в контексте трансформации современной системы междуна­родных отношений. Известно, что ослабление и последующий распад биполярной между­народной системы обусловили быструю актуализацию проблемы регио­нальной безо­пас­­ности, сопровождающуюся параллельным усложнением ее природы в контексте трансформаций глобальной системы, начиная со второй половины ХХ-го века. Эти трансформации в между­народной системе стали обретать комплексный характер и прояв­ляться в социально-экономической, военно-политической, духовно-культурной, информа­цион­ной и других сферах. Проб­лема региональной безопас­ности стала усложняться с активизацией т.н. стихийных и неуправляемых структурных транс­формаций в более или менее устояв­шихся и еще только фор­ми­рующихся регио­нальных подсистемах. Принято считать, что к числу таких новооб­разовавшихся региональных подсистем отно­сится Цент­ральная Азия – регион, испыты­вающий на данном этапе своего развития большую внут­реннюю и внешнюю нагрузку.

Вопрос об определении статуса «регионности» Центральной Азии дает четкие ориентиры, касающиеся исследования ее безопасности. С другой стороны, он позволяет выделить регион как более или менее устоявшуюся и условно само­­дос­та­точную подсис­тему на междуна­родной арене. В усложняющейся в плане струк­ту­ри­рованности Центральной Азии механизмы обеспечения региональной безопас­ности приобретают все более сложный характер. Необхо­ди­мость изучения подобных механизмов и обусловливающих их факторов международной системы, а также антисис­темных (деструктивных) комплексов дает четкое представление о проис­ходящих событиях в регионе. Предсказуемая и стабильно развивающаяся Центральная Азия создает благо­прият­ную почву для сотруд­ни­чества в рамках не только обществ и государств региона, но и других субъектов мирового сообщества. Деструктивная Центральная Азия – опасная для многих субъектов международных отношений региональная подсис­тема, вполне способная дестабилизировать и раздробить оставшиеся нормально функционирующими и целостными государства Евразии.

Актуальность темы определяется необходимостью переосмысления теории и прак­тики регио­нальной безопасности Центральной Азии на фоне ее самоутверждения в мировой политике. Как известно, образовавшийся на терри­тории СССР регион Центральная Азия в составе Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана в целом не смог сохранить прежнего уровня благосос­тояния, и вследствие этого стал постепенно поляризоваться на более или менее нестабильный южный и стабильный север­ный субрегионы. Падение уровня жизни и коллапс госу­дарс­т­­венной идеологии в регионе привели к ретра­ди­ционализации обществ, возникновению раз­личных преступных группировок – международных террористов, религиозных экстремистов, наркосиндикатов и т.д. Благоприятная почва для такого рода деструк­тивных элементов в регионе стала негативно влиять на национальную безопасность РФ, КНР, кавказских, европейских и др. государств. События 11 сентября 2001 г. в США и последо­вавшие за ними геополитические процессы в Центральной Азии1 вновь подтвердили транс­на­цио­нальный характер деструктивных факторов, исходящих от региона и тем самым констати­ровали глобальную значимость этой региональной подсистемы МО.

Объектом диссертационного исследования является система региональной безопасности.

Предметом данного исследования являются механизмы, в соответствии с которыми формируется региональная безопасность в новых трансформационных условиях. В данном конкретном случае в Центральной Азии она включает три измерения: внутристрановое, внутри­регионально-межгосударственное (отно­шения между странами Цент­ральной Азии), метарегиональное (отношения между центрально-азиатскими странами и внерегио­нальными государствами).

Основной целью исследования является выявление механизмов формирования струк­туры региональной безопасности Центральной Азии в контексте трансформации современной системы МО.

Для осуществления данной цели поставлены следующие концептуально-методологические и практические задачи:

  • изучить ключевые параметры трансформации современной глобальной между­народной системы, влияющие на региональные подсистемы;

  • рассмотреть с системной точки зрения понятие регион, его безопасность и процессы, происходящие в нем (регионализация, регионализм);

  • изучить антисистемные (деструктивные) комплексы, негативно влияющие на функ­цио­нирование региональных подсистем;

  • проанализировать внутристрановую ситуацию в государствах Центральной Азии в военно-политической, социально-экономической, духовно-культурной и информа­ционной сферах;

  • исследовать межгосударственные отношения внутри региона Центральной Азии;

  • провести анализ взаимодействия Центральной Азии с основными акторами в системе регио­нальной безопасности (РФ, КНР, Афганистан, Пакистан, Индия, Иран, Турция, США, ЕС);

  • провести анализ взаимодействия Центральной Азии с международными механизмами обеспечения региональной безопасности (СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, ОБСЕ, СВМДА и другие программы и институты).

В методологическом плане диссертант придерживается традиционного подхода к уровням анализа в междуна­родных отношениях2 и выделяет уровень международной системы и нацио­нальных государств. В работе акцентируется внимание на влиянии глобальной между­народной системы на региональную подсистему (Центральную Азию), испы­ты­­вающую на этом фоне определенные внутренние трансформации, являющиеся следствием воздействия внешних и внутренних факторов. Эта модель взаимодействия позволяет рассмотреть регио­нальную подсистему в более широком исследовательском ракурсе. Методология работы в целом опирается на системный анализ3. При подготовке диссертационной работы использовались методы контент-анализа (международно-правовых доку­ментов, текстов концепций безо­пас­ности и т.д.), логико-интуитивного и сравнительного анализа, а также методы анализа статистических данных и исторического спектрального анализа4.

Теоретическую и методологическую базу данного исследования составили работы зарубежных и рос­сийских исследователей. Как известно, до 1970-80-х гг. исследователи – в первую очередь представители нео- реалистической школы5, под безопасностью понимали ее военно-политическое измерение. Однако, энергети­ческий кризис 1970-х гг. и последовавшие за ним струк­турные изменения в мировой политике6 и экономике актуализировали вопросы, касающиеся невоенных аспектов безопасности. Уже в первой пол. 1980-х гг. известные эксперты безопасности Р.Ульман и Б.Бузан7 расширили исследова­тельское поле понятия «безопасность» и выделили его невоен­­ное измерение. Параллельно новым фактором в русле этих исследований стало усиление глоба­ли­зационных про­цессов. Попытки внести ясность в происходящие события предприняли в разное время также американские и евро­пейские исследователи Д.Гольдблатт, Э.Макгрю, Дж.Перратон, Дж. Розенау, Д.Хелд, П.Хью и др.8. Свои кор­рек­тивы в сферу изучения безопас­ности внесло расформи­рование биполярной системы междуна­родных отно­шений9. В связи с этим многие западные исследо­ва­тели, стали активнее выс­ка­зывать идею о переосмыслении понятия безо­пас­ности и практики ее обеспечения10.

Теоретические и методологические проблемы безопасности (как в «военном», так и «невоен­ном» аспектах) рассматривают и российские исследователи. В русле международно-политоло­ги­­ческой мысли расши­ряют представ­ление о безопасности такие исследователи, как Т.А.Алек­сеева, Д.Г.Балуев, А.Д.Богатуров, А.Д.Воскресенский, К.А.Ефремова, Д.А.Жирнов, С.А.Панарин, А.А.Кокошин, А.А.Коновалов, Н.А.Косолапов, В.М.Кулагин, В.Е.Петровский, Н.Н.Рыбалкин, М.И.Рыхтик, А.А.Сергунин, П.А.Цыганков. Другие авторы (А.В.Возже­ников, К.С.Гаджиев, М.И.Дзлиев, А.А.Прохожев, А.А.Стрельцов, А.Д.Урсул и др.11) рассматривают общие проб­лемы безопасности и анализируют ее национальную компоненту. Особое место в исследовании безопасности занимают работы Н.Ахтырской, К.С.Гаджиева, М.Гацко, А.В.Данько, В.Н.Куз­нецова, В.Л.Манилова, А.И.Никитина и др.12, иссле­до­вавших антисистем­ные (деструктивные) факторы – факторы разбаланси­рующие искомое состояние объекта безопасности (региона, государства, общества и т.д.).

Источники, используемые для раскрытия данной темы можно подразделить на два блока: 1) доку­менты, имеющие международный характер (Программные доку­менты, доклады международных органи­за­ций13 (ООН, ОДКБ, ШОС, СНГ, ОБСЕ, НАТО, Международной кризисной группы), межгосударственные соглашения и договора14 (между центрально-азиатскими государст­вами и внерегиональными стра­нами) и 2) национальный характер (концепции нацио­нальной безопасности и внешней политики республик региона и других государств, послания глав государств и т.д.).

Историография проблемы охватывает несколько сот статей и моног­рафий зарубежных и «постсо­ветских» исследователей. Среди аналитических работ по безо­пасности региона, следует отметить работы таких зару­бежных экспертов, как Ш.Акинер, Р.Эллисон, Дж.Андесон, С.Бланк, А.Л.Бойер, Р.Даннройтер, А.Е.Джонс, Л.Джонсон, М.Б.Олкотт, Б. и Е.Румер, Ф.Старр, Г.Уинроу, А.Г.Франк, Г.Е.Фуллер, Р.Хенкса, Э.Херцигом, С.Хорсман и др.15.

Различным политологическим и другим аспектам безопасности Центральной Азии посвящены работы «постсоветских» исследователей. Среди исследуемых экспертами вопросов выделяются два крупных тематических блока. К первому блоку, отражающему внутри­ре­гио­нальный и национальный аспекты безопасности, относятся работы таких ученых, как К.П.Боришполец, В.М.Кулагин, С.И.Лунев, Д.Б.Малышева, Г.В.Миро­слав­ский, Н.М.Омаров, Д.Фурман, М.А.Хрусталев, М.А.Чешков, в которых рассматриваются политическое и социально-экономическое развитие в госу­дарствах региона. К этому блоку работ при­мы­кают исследования более широкого характера О.Васильевой, Н.А.Галуша, А.И.Динкевича, А.Джек­­шен­­кулова, С.Б.Жукова, О.Б.Резниковой, В.И.Кузьмина, А.Н.Ярового, В.Г.Швыдко, и др. К третьей группе этого блока относятся работы И.Д.Звягельской, А.В.Малашенко, В.В.Наум­кина, С.П.Полякова, Д.А.Тро­фимова, в которых акцен­тируется внимание на нетрадиционных фак­то­рах развития и безопасности Централ­ь­ной Азии16. Четвертая группа экспертов первого тематического блока – О.В.Зотов, С.А.Панарин, А.И.Фур­сов подробно изучают исторический контекст развития в регионе и пред­при­ни­мают попытки экстраполировать исторические данные на современные реалии в Цент­ральной Азии в сфере безопасности17.

Ко второму блоку работ, посвященному взаимодействию центрально-азиатских и внерегио­нальных акторов, относятся исследования С.М.Акимбекова, М.Р.Аруновой, В.Я.Белок­ре­ницкого, А.Д.Богатурова, Р.Р.Бур­нашева, А.Д.Воскре­сенского, У.Т.Касенова, А.А.Князева, В.Г.Коргуна, М.Т.Лаумулина, С.Г.Лузянина, Р.М.Муким­джа­новой, Т.В.Юрьевой и др.18.

Среди освещаемых зарубежными и пост­со­ветскими авторами вопросов выделяются проб­лемы социальной и экономической деградации в республиках Центральной Азии, демог­ра­фи­­ческого роста, миграции и ретра­диционализации, этнонациональной нетерпимости, ради­ка­ли­зации общественного настроения, экстремизма и исламизма, активизации новой «большой игры» великих держав в регионе (И.Д.Звягельская). Со второй пол. 1990-х гг. в исследо­вании Центральной Азии стали актуализироваться такие вопросы, как устойчивость поли­ти­ческих режимов и систем стран региона (В.М.Кулагин, С.И.Лунев, М.Б.Олкотт, Д.Фурман), под­дер­жа­ние стабильности в республиках, ресурсный менеджмент и окружающая среда региона. К этим иссле­до­вательским проблемам примыкает вопрос о единстве и статусе «регионности» Цент­раль­ной Азии (Р.Даннройтер, М.Б.Олкотт), вытекающий из попыток активного вмешательства во внутренние дела государств региона (Л.Джонсон).

Литературный обзор и исследовательская мысль по Центральной Азии выявляют транс­формацию актуальных проблем и приоритетов регио­нальной безопасности. В начале 1990-х гг. регион в большей степени рассматривали с точки зрения этнической, социальной и религиозной напряженности (Р.В.Барилский), опасности ретрадиционализации и «афганизации» обстановки в нем (С.М.Акимбеков, А.А.Князев). В других исследованиях (М.Б.Олкотт) наряду с этим рассмат­ривалась проблема вмешательства РФ во внутренние дела стран Цент­раль­ной Азии, не дававшая возможности региону самостоятельно выбирать свой путь развития (Л.Джонсон). Отчасти по этой причине на протяжении целого деся­тилетия вопросами региона исследователи занимались через призму взглядов на РФ.

Российские ученые (В.Я.Белокреницкий, В.Н.Москаленко, А.Д.Богатуров, И.Д.Звягель­ская, А.В.Мала­шенко, Г.В.Мирославский, С.П.Поляков, В.Г.Коргун и часть политического истеб­лишмента в 1990-е гг. (Е.М.При­маков) разделяли мнение своих центрально-азиатских коллег (У.Т.Касенов и др.) и указывали на деструкти­ви­зацию региона после распада СССР и на чрезмерно нестабильную обстановку в Афганистане как на краеугольный камень новой системы безопасности Центральной Азии. Приход к власти моджахедов и последующие распри в Кабуле нисколько не изменили ситуацию в этом государстве; подключение движения Тали­бан к внутриполитической борьбе за власть в Афганистане еще больше нагнетало ситуа­цию в постсоветской Цент­ральной Азии, где шла межтад­жикская гражданская война (1992-1997 гг.) и деструктивизировалась обстановка в Узбекистане. Еще в 1992 г. после неожиданного распада СССР оказалось, что новые независимые республики не имели ни одного межгосударственного военно-оборонительного соглашения, и поэтому в мае того же года в Ташкенте был подписан Договор о коллективной безопасности (В.Д.Николаенко19).

По признанию некоторых исследователей (А.Л.Бойер, А.Д.Богатуров) с приходом НАТО (фактически США) в Афганистан и страны Центральной Азии ситуация в регионе несколько изменилась. Так накануне вторжения антитеррористической коалиции во главе с США в 2001 г., талибские военизированные группировки контроли­ровали более 90% террито­рии страны, и находились на расстоянии 10-7 км. от границы южных республик СНГ, что стремительно накаляло обстановку в Центральной Азии (В.Г.Коргун, М.Р.Арунова). С уст­ра­не­нием непризнан­ного талибского режима общая обстановка в регионе изменилась в благо­прият­ную сторону. Хотя транс­порти­ровка наркотиков из Афганистана не уменьшилась, а, как отме­чают исследователи (И.И.Хохлов20, А.А.Князев и др.), наоборот увеличилась, мирная обстановка позволила странам региона нап­равить свои расходы и опасения, связанные с Афганистаном, в граж­данский сектор.

Уменьшение значения «жесткого» аспекта безопасности в регионе повысило внимание исследователей (С.Б.Жуков, О.Б.Резникова, Н.М.Омаров, М.Ф.Видясова, Л.А.Фридман) к «мяг­кому» аспекту, и поэтому актуаль­ными проблемами стали социально-экономические и другие невоен­ные вопросы. Некоторые американские исследова­тели по Центральной Азии (А.Л.Бойер, Е.Румер, М.Б.Олкотт, Ф.Старр и др.) выступили за пересмотр подхода США в отношении региона и ожесточение позиции. Так, по мнению М.Б.Олкотт, мягкая позиция США в отно­ше­нии стран Центральной Азии в ходе первого десяти­летия способствовала торможению развития и процветания региона.

Хотя стабилизация обстановки в Афганистане обозначила некоторую базовую черту стабильности в Центральной Азии, новой фиксированной тенденцией по мнению некоторых иссле­дователей (А.Л.Бойер, А.А.Улунян, Д.Б.Малышева) стала активизация части общества, выступающей против правящих полити­ческих режимов. В частности, неудачная попытка государственного переворота в Туркменистане в ноябре 2002 г., смена власти в Кыргызстане в марте 2005 г. и народ­ный бунт в Узбекистане в мае 2005 г. стали процессами одной линии развития ситуации в Центральной Азии и новой вехой в иссле­довании региона.

Более или менее комплексный подход к безопасности Центральной Азии, включающий социально-экономическую, военно-политическую и духовно-культурную сферы, пред­приняли российские исследователи под руко­водством А.М.Васильева. Однако рамки дескриптивного метода, используемого авторами, не позволили системно и адекватно описать сос­тояние и динамику региональной безопасности Центральной Азии.

В целом, стоит отметить, что региональная безопасность Центральной Азии в русле трансформации международной системы, деструктивных комплексов и системного подхода все еще слабо исследована не только «постсоветскими», но и зарубежными политологами. Многие факторы, исходящие из трансформации современной системы международных отношений и влияющие на Центрально-азиатскую подсистему остаются вне рамки исследовательских изысканий. Теоретические основы деструктивных (антисистемных) комплексов же исследуется в большей степени в рамках военной теории21. Иск­лю­чение составляет труд Б.Бузана и О.Вивера22, которые рассмат­ривают безопасность Цент­раль­ной Азии в рамках сформулированной Б.Буза­ном теории «комплексов региональной безо­пас­ности». Однако их фундаментальный труд затра­ги­вает Центральную Азию в контексте безо­пасности других региональных подсистем и рассмат­ривает ее как часть постсоветского комплекса регио­нальной безопасности. За рамки их исследования остаются (внутренние и внешние) деструктивные комплексы. Несмотря на это, иссле­дователи (Р.Р.Бурнашев и др.) предпринимают попытки отдельно исследовать регио­нальную безопас­ность Центральной Азии в русле вышеназванной теории, которые, тем не менее, ограничи­ваются лишь анализом некоторых составляющих деструктивных комплексов (терроризм и т.д.). Теорию Б.Бузана для объяснения ситуации в Центральной Азии используют также Р.Аллисон и Л.Джон­сон, предпринявшие попытку исследовать региональную безопасность с учетом внеш­них и внутренних факторов23. С формаль­ной точки зрения трудно определить Центральную Азию как классический пример бузановского комплекса региональной безопасности, т.е., как «группу государств, чьи первоочередные интересы в сфере безопасности настолько близки, что ни одно из них не может рассматривать свою национальную безопасность в отрыве от нацио­нальной безо­пасности своих соседей»24. Так, например, Туркменистан, вовсе не разделял озабо­чен­ность соседей в 2001 г., когда воору­женные силы талибов находились в нескольких десятках км. от их государственной границы. Такой подход характерен и другим странам Центральной Азии.

Теоретическая значимость диссертационного исследования обусловлена тем, что в нем делается попытка рассмотреть систему региональной безопасности в контексте воздействия внешних трансформационных импульсов и деструктивных комплексов. Тематика диссертации соответствует Проблеме 2.5. «Межазиатские отно­шения и проблема азиатской безопасности», Проблеме 2.9. «Актуальные проблемы внешней политики отдельных стран», Проблеме 5.9. «Участники международного взаимодействия» и Проблеме 10.1 «Региональные подсистемы международных отношений и закономер­ности их функционирования» Основных направлений научной работы МГИМО (У) МИД России по специальности «Международные отношения».

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в возможности применения разра­бо­танной диссертантом модели региональной безопасности, учитывающей в первую очередь эволюцию дест­рук­тивных комплексов, к анализу аналогичных региональных подсистем. Основные выводы и положения диссертации могут найти применение в деятель­ности министерств иностранных дел республик Центральной Азии, аналити­ческих служб, а также при подготовке учебных курсов по центрально-азиатской проблематике.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

  1. Дезорганизация СССР привела к интенсивному воздействию различных внешних трансформационных импульсов на образовавшийся на его месте Центрально-азиатский регион. Ухудшающаяся внутренняя социально-экономическая обстановка усиливала влияние внешних негативных трансформационных импульсов (эскалация конфликта в Афганистане, активизация сепаратизма в СУАР КНР, разрыв торгово-экономических, транспортно-коммуникационных связей с внешними экономическими субъектами и т.д.) на Центрально-азиатский регион. В большей степени усиленное воздействие внешних (негативных) трансформа­ционных импульсов на Центральную Азию было обусловлено начальным этапом развития региона как новой геополитической реальности.

  2. Воздействие подобных импульсов на региональные подсис­темы происходит по-разному, и, в первую очередь, зависит от способствующих состоянию организован­ности в них региональных процессов (регионализация и регионализм); чем организованнее региональная подсистема, тем она устойчивее к негативным трансфор­ма­ционным импульсам и деструктивным комплексам. Слабая организация в одних региональных подсис­темах дестабилизирует обстановку в других, как правило, более стабильных. Историческая ретроспектива Центральной Азии констатирует факт взаимосвязи степени «регион­ности» и региональной безопасности. Регионализация, навязываемая крупными центрально-азиатскими державами, устраняла различные барьеры и способствовала раз­витию региона, формировала тесные системные отношения между его провин­циями, консолидировав социальное прост­ранство. Их упадок сопровождался внешними экспан­сиями и фрагментацией прост­ранства в регионе.

  3. С системной точки зрения ключевым механизмом обеспечения безопасности региональной подсистемы является региональный гомеостат (гомеостатический механизм), функционирование которого зависит от внутрен­них и внешних факторов. Внутренние факторы отражают политическое, социально-экономическое и др. состояние безопасности государств региона. Слабая неорганизованная структура этого звена ослабляет процессы регионализации Центральной Азии в общем и регионализма ее частей в частности с одной стороны, и дезориен­тирует взаимодействие региональных и внерегиональных акторов с другой.

  4. Внешние факторы характеризуют взаимодействие региональных и внерегио­нальных акторов в сфере безопасности, которое предполагает закономерное развитие оптимально функциони­рующей модели «осмысления и формулирования кон­цепции безопас­ности, разработки и согласования режимов безопасности, создания и рефор­ми­рования международных институтов по обеспечению безопасности». При этом характер и тип концепции, режима и структуры безопасности зависит от сложившихся обстоятельств в сфере безопасности и стадии развития в тех или иных региональных подсистемах. Практика показывает, что прерывание цепи развития данной модели приводит к деструктуризации сложившейся системы обеспе­че­ния региональной безопасности. Противо­речие в подходах формулиро­вания концепции, согла­совании режимов безо­пас­ности не позволило странам СНГ создать дееспособную организацию по обеспечению безопасности.

  5. На фоне воздействия различных факторов на региональном уровне (Центральной Азии) все динамичнее свое преломление находят деструктивные комплексы – антисистемные явления, сильно зависящие от функциони­ро­вания региональ­ного гомеостата. Комплексность подобных явлений заключается в слож­ности их конструкции, возникшей в военно-политической, социально-экономической, духовно-культурной и информационных сферах жизни госу­дарства и общества. Их особое свойство заключается в способности к быстрой деструктивизации (эскалации). Их деструктивоемкость отражают понятия «риск», «опасность» и «угроза».

II. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Структура и содержание диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, основной части, заключения, библиографии и приложений. В соответствии с общим замыслом работы, основная часть структурно и содержательно подразделена на две большие главы, которые в свою очередь разбиваются на параграфы и пункты.

Во Введении обосновывается актуальность темы, постулируются объект, предмет, цели и задачи исследования, анализируется степень разработанности изучаемой проблемы, определяется применяемый в диссертации теоретико-методологический подход, приводится краткий обзор источников и критической литературы по теме диссертации, характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся данные об апробации полученных результатов и формулируются основные положения, выносимые на защиту.

  1   2   3

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconРегиональные процессы стран Центральной Азии в контексте политической трансформации пост-советского пространства
Специальность 23. 00. 04. – политические проблемы международных отношений и глобального развития

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconЮйсинь внешняя политика китая в контексте трансформации системы международных отношений
Охватывают проблемы и модер­низации, и роста комплексной государственной мощи, и нацио­нальной безопасности. В то же время они занимают...

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconМеждународные отношения и внешняя политика США и канады программа курса
Соединенных Штатов, их взаимодействие с главными и второстепенными акторами современной системы международных отношений. Данный курс...

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconК руглый стол «Политика Европейского Союза в Центральной Азии: проблемы безопасности и различные подходы к ним»
Сессия различные подходы европейцев к Центральной Азии и относительная слабость позиций ес в регионе

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconВзаимосвязь глобальных и региональных политических процессов (на примере Центральной азии)
Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития (политические науки)

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconЧжон Кван геополитические проблемы в отношениях российской федерации со странами центральной азии
Специальность: 23. 00. 04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconАналитические заметки о политике безопасности в Центральной Азии №8 «Взаимодействие сми и органов власти в Джалал-Абаде»
Аналитические заметки о политике безопасности в Центральной Азии №8 Взаимодействие сми и

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconНаселение современной россии: этносоциокультурный подход
Работа выполнена на кафедре стран Центральной Азии и Кавказа Института стран Азии и Африки Московского государственного университета...

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconПрограмма Рабочей встречи Центров содействия мигрантам в рамках реализации Региональной программы по миграции в Центральной Азии
Цель встречи: усиление эффективности реализации Региональной программы по миграции

Шохзода формирование структуры региональной безопасности центральной азии в контексте трансформации современной системы международных отношений iconРабочая программа курса “Теории международных отношений и региональной интеграции”
Программа курса утверждена на заседании Кафедры европейской интеграции Факультета международных отношений мгимо (У) мид россии


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница