Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви




НазваниеВеселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви
страница14/35
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.64 Mb.
ТипРассказ
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35


Всю последующую неделю я сдавал анализы, делал рентгеновские снимки и посещал одного специалиста за другим. Надо сказать, что где-то между посещением окулиста и невропатолога я почувствовал себя значительно лучше, а концу недели ко мне и вовсе вернулись ощущения здорового человека. Но, пройдя такой сложный путь, я все-таки решил вернуться к участковому терапевту, чтобы получить полную информацию о состоянии моего здоровья.


В отличие от первого посещения участковый врач приняла меня довольно доброжелательно, видимо, у нее вызвали уважение многочисленные бумажки-результаты, которые я ей принес. Она даже измерила мне температуру и давление. Затем врач довольно долго сравнивала показание градусника со снимком моего желудка, но найти ка-кую-то интересную взаимосвязь между ними ей, видимо, так и не удалось. Наконец она отложила бумаги в сторону и сказала: «Ну что ж, ничем не могу тебе помочь». Холодная струйка пота еще не успела сбежать по моей спине, как участковая продолжала: «Я ничем не могу тебе помочь, потому что ты совершенно здоров». И тут же она поставила финальный и почти хрестоматийный аккорд: «Ты здоров, а ко мне за помощью обращаются только больные».


«Да, пожалуй, лучше и не скажешь!» — подумал я и пере шагнул дверь кабинета, надеясь больше туда никогда не воз вращаться.

Аркадий ИНИН

Мы Выше этого


Наша чертежница Аня родила сына.


А мужа у нее нет. И не было.


Ну, возможно, где-нибудь это бы вызвало разговоры. А у нас — как будто бы Аня и не родила, как будто бы и муж у нее есть.


— Хотя Аня и родила без мужа, — сказал начальник отдела, — мы выше этого. Ее ребенок — наш ребенок!


Все горячо зааплодировали и скинулись на подарок. На следующий день на столе у Ани сидел большой плюшевый медведь, и мы по очереди целовали счастливую маму.


— Хотя ты, Аня, и родила без мужа, — говорили все, — мы выше этого!


Еще через день в нашей стенгазете появилась статья «Внимание: чуткость», в которой рассказывалось, что чертежница Аня родила сына и что это большое счастье не было омрачено даже тем, что Аня родила без мужа. В конце статьи говорилось: «Чуткость отдела должна быть подхвачена всем институтом. Пусть каждый подойдет к Ане, скажет ей теплое слово, и тогда Аня совсем забудет о том, что она родила без мужа».


Целых два года мы окружали Аню вниманием и не оставляли ее одну.


А в прошлое воскресенье Аня вышла замуж. Повстречался ей хороший парень, и мы сыграли им свадьбу. Встал наш начальник отдела и произнес тост:


— Хотя в свое время Аня и родила без мужа, мы оказались выше этого!


И все закричали: «Горько!»

Книга


Случилось это, когда уже появилась гласность, но еще не исчез дефицит.


У нас на работе продавали Книгу. Хорошую, необходимую, с большой буквы.


Одна проблема: Книг дали двадцать штук, а сотрудников — сто двадцать. Где-нибудь эта проблема была бы неразрешимой, но мы же — гомо сапиенсы, то есть человеки разумные, нам присущи справедливость и благородство. Первым делом мы вычеркнули всех, кто на больничном. Ведь неизвестно, вернутся ли они к нам живыми? Потом вычеркнули всех, кто в командировках. Нечего разъезжать, когда в любой момент могут дефицит выбросить.


Так мы урезали претендентов до восьмидесяти. Но Книг-то все равно двадцать. Пришлось переходить от коллективных решений к индивидуальным.


Кандидат наук Крутолобое сообщил своему отделу, будто продажа Книги переносится, и в этот день отправил всех в научную библиотеку.


Лаборант Петренко коварно соблазнил чертежницу Кузяеву, и она в порыве страсти подписала отказ от приобретения Книги в пользу соблазнителя.


Профессор Лютов то ли подделал, то ли похитил удостоверение инвалида умственного труда и получил право внеочередного приобретения дефицита.


А заслуженный изобретатель и чемпион по боксу Ругаев просто и ясно пообещал прибить всякого, кто окажется в очереди за Книгой впереди него.


В общем, повторяю, народ у нас думающий, каждый до своего додумался, и так или иначе, а приобрели мы заветную Книгу-Книгу Книг. Библию.


Это сейчас она везде продается, а тогда было одно издание, юбилейное — то ли к тысячелетию Крещения Руси, то ли к XXVIII съезду КПСС, не помню.


Да это и не важно. Важно, что обрели мы святую Книгу и с нею — все ее десять заповедей. И «не убий», и «не укради», и «не солги», и «не прелюбодействуй»… А самое главное — «Возлюби ближнего своего»!

Печальная повесть


Шекспир утверждал: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». А вот у нас случилась повесть куда печальнее!


Ну что там было у Шекспира — все помнят: в городе Верона две семейки — Монтекки и Капулетти друг дружку ненавидели, а представители младших поколений — Ромео и Джульетта как раз друг дружку полюбили. Вплоть до смертельного исхода. На почве которого обе семейки пошли на мировую.


Так вот, у нас было точно так же. Только совсем наоборот. В нашем городке Воронино две семьи — Монтековы и Капулетины дружили, водой не разольешь! И когда Рома Капулетин и Юля Монтекова полюбились, никто им препятствий не чинил, а все даже торопили играть свадьбу. И сыграли. А потом все и началось! Любовь есть любовь, а брак есть брак.


Свекровь стала пилить Юлю, что пироги не так печет. Теща принялась тиранить Рому, что мусор не желает выносить.


Свекор с тестем затеяли тяжбу, кто сколько даст молодым на кооператив.


Да и сами Рома с Юлей стали ссориться по мелочам. Потом по-крупному.


Родственники каждый на свою сторону встал: кто — на Ромину, кто — на Юлину. И пошла между ранее дружными семьями вражда лютая и непримиримая. А Рома с Юлей вовсе развелись.


Вот какая у нас печальная повесть. Куда печальней Шекспировой!

Считать недействительной


Он прибежал ко мне и молча рухнул в кресло.


— Что случилось? — заволновался я.


— Кошмар! Где-то среди бела дня потерял мысль!


Я посочувствовал — у него не так много мыслей, чтобы еще их терять.


— И что обидно, — простонал он, — мне эту мысль один умный приятель на день рождения подарил!


— Еще на день рождения? Что ж ты ее до сих пор берег?


— Жаль было расставаться. Пока у меня — моя, а поделись с кем — неизвестно чья станет…


— А ты в бюро находок звонил? Вдруг кто нашел и вернул чужую мысль…


— Ну да! Чужая мысль тем и хороша, что сразу кажется собственной.


Я не стал спорить. Мы помолчали. Потом он вскрикнул:


— Есть мысль!


— Нашел? — обрадовался я.


— Нет, другая. Надо дать объявление в газету: «Мысль господина такого-то, потерянную тогда-то и там-то, считать недействительной». Ну как про документы, чтоб никто не воспользовался, понимаешь?


Я не успел ответить — он уже убежал.


Назавтра появилось объявление, в котором потерянная мысль была объявлена недействительной. И он вздохнул спокойно.


А я тоже вздыхаю и думаю: а что, если мысль была неплохая?

История с грамматикой


Интересная у меня произошла история с личными местоимениями. Помните: Я, ТЫ, ОН, ОНА, ОНО, МЫ, ВЫ,


они.


Так вот, сижу Я, работаю. Подходит наш новый начальник, интересуется:


— Ну как ТЫ тут работаешь?


— Извините, ВЫ ко мне? — уточняю Я.


— ТЫ что, глухой? — удивляется ОН.


— А почему на ТЫ? — тоже удивляюсь Я. — ВЫ со мной еще даже не познакомились.


— ОНО еще меня учить будет! — свирепеет начальник и уходит.


А потом ОН на собрании поднимает вопрос о культуре поведения.


— Этого МЫ не позволим! — указывает ОН на меня. — Хамства МЫ не потерпим!


Короче, ОНИ меня пропесочили. Расстроился Я, конечно. Только ОНА успокоила:


— Не переживай, твоя правда. Каждое местоимение должно иметь свое место!

Игорь ИРТЕНЬЕВ

Про Колю и его маму


Анна Михайловна последний раз целует сына и выходит на перрон.


— До свидания, мама, — говорит на прощание Коля, — не волнуйся, все будет в порядке.


Анна Михайловна не первый раз провожает сына к бабушке в Анапу, но всегда остро переживает предстоящую разлуку. Шутка ли сказать, двое суток предстоит провести мальчику в поезде без родительского присмотра. Правда, она уже договорилась с Колиной соседкой, пожилой учительницей Валентиной Петровной, чтобы та присмотрела за сыном. И все-таки материнское сердце не может успокоиться.


Анна Михайловна подходит к окну и слегка барабанит пальцами по стеклу. В окне появляется Коля. Теплая волна захлестывает Анну Михайловну при виде сына. «Какой стал, — думает она, украдкой смахивая слезу, — совсем взрослый».


— Яблоки обязательно помой, — говорит Анна Михайловна. — Я мыла, но ты еще раз ополосни. На всякий случай.


Коля послушно кивает. За пять лет он уже привык, но все-таки каждый раз чувствует себя немножко неловко.


— Может, ты пойдешь, — говорит он, — я, честное слово, нормально доеду.


— Что ты, Коленька, — машет на него руками мать, — я же потом себе места не найду.


Поезд трогается. Анна Михайловна неловко семенит


вслед за вагоном.


— Пирожки я положила тебе сверху. Не ешь всухомятку,


подожди, когда принесут чай.


— Хорошо, мама, — соглашается Коля.


Ему очень хочется съесть пирожок именно сейчас, не дожидаясь никакого чая, но с мамой лучше не спорить, это он знает твердо.


Перрон кончается, но Анна Михайловна не отстает от поезда. Бежать нелегко, мелкий гравий забивается в боты, но она не обращает на это внимания.


— Огурцы обязательно почисти! — кричит Анна Михайловна.


Грохот колес порой заглушает ее голос, поэтому ей приходится напрягаться.


— Ладно! — кричит Коля.


Ему слегка неудобно перед соседями, но что поделаешь,


такая уж у него мама.


Поезд постепенно набирает ход. За окнами проносятся дома, платформы, колхозные поля.


— На остановках не выходи, — кричит Анна Михайловна, уступая колею встречному товарняку, — ты можешь отстать от поезда! Я сказала Валентине Петровне, чтобы она за тобой присмотрела, но ты все равно постарайся не выходить.


— Хорошая у тебя мама, — одобрительно говорит Валентина Петровна, — заботливая.


Она приветливо машет Анне Михайловне рукой, затем показывает в сторону Коли, мол, не волнуйтесь, все будет в порядке.


На подъеме Анна Михайловна слегка обгоняет состав и, пока он преодолевает сложный участок, поправляет выбившуюся из-под платка прядь волос.


За окном темнеет. Проводница разносит по купе горячий чай.


— Не пей сразу, — доносится из ночи голос Анны Михайловны, — пусть немного остынет. Пойди пока вымой руки.


— Иду, иду, — бурчит Коля и выходит в коридор.


— Ну ладно, Валентина Петровна, я вас до Курска провожу и домой, — кричит Анна Михайловна, — мне завтра вставать рано, да и годы уже не те. А вы уж тут присмотрите за ним. Спокойной ночи!


— Спокойной ночи, — отвечает Валентина Петровна и заботливо поправляет висящую на вешалке Колину курточку.

Михаил КАЗОВСКИЙ

На ху-ху


Многие считают, будто перестройка сделала большинство советских людей несчастными. Будто в СССР хоть и не было нынешних свобод и товаров, но простому человеку жилось легче. И вообще, говорят эти многие, в современной России честный человек сделаться богатым не может.


В доказательство обратного я поведаю вам одну любопытную историю. Верить в нее или не верить — дело каждого, но готов поклясться, что события, изложенные в ней, совершенно подлинные, ибо мне о них рассказала Дина Леонидовна Пухова, близкая подруга мамы главного героя этого сюжета, а уж


Дина Леонидовна (я ее знаю!) врать не будет.


* * *


Колонтеев зашел в вагон и, когда состав вырвался из тоннеля, чтобы переехать Москву-реку, начал свой обычный, тысячу раз повторенный монолог:


— Уважаемые пассажиры, всем — счастливого пути! Предлагаю вашему вниманию шариковые ручки на гелиевой основе. Стоимость одной ручки — пять рублей. Если вы покупаете две ручки за десять, третья вам дается бесплатно!


У меня в наличии — все цвета. Можно ознакомиться и приобрести…


Кто бы мог подумать, что его, кандидата биологических наук, без пяти минут доктора, некогда стоявшего на пороге открытия мирового масштаба, жизнь заставит торговать ручками в метро! Десять лет назад он и сам не поверил бы. А теперь торгует — и ничего, привык. В месяц набегает до пятнадцати тысяч рублей. Это больше, чем имеют профессора в тех НИИ, что еще не закрылись.


Десять лет назад Павел Александрович изобрел, как бороться с африканской ху-лихорадкой. Он открыл, что мухи ху-ху, переносчики заразы, под воздействием бета-излучения начинают мутировать, превращаясь в безобидных бабочек. Для дальнейших работ государственный НИИ, где работал Колонтеев, закупил в Африке двести тысяч ху-ху. Но как раз начался развал Союза, и контейнер с мухами две недели простоял на таможне аэропорта, в результате чего насекомые передохли. А валюты на новый контейнер выделить уже не смогли. Да и сам НИИ вскоре отошел в мир иной вслед за мухами. Павел Александрович попытался преподавать, но когда ему задолжали деньги за семестр прочитанных им лекций, он ушел в репетиторы. Тут его, кустаря-надомника, поприжала репетиторская мафия, не терпевшая конкуренции. Не поладив с мафией, он ударился в уличные продавцы…


Ручки шли сегодня неважно. Многие торговцы, нынешние коллеги Колонтеева, брались за продажу синтетических китайских карандашей или чешских перчаток из латекса. Но у Павла Александровича вкусы были консервативные, он всегда с трудом перестраивался — в жизни и в работе…


Сел на лавочку станции метро «Дмитровская», чтобы передохнуть и перекусить парой бутербродов, сделанных его мамой. (Колонтеев жил вдвоем с мамой-пенсионеркой, разведясь с женой около пяти лет назад.) Не успел развернуть фольгу, как услышал голос давнего знакомца — дяди Саши:


— Что, офеня, и тебе сегодня счастье не катит?


Дядя Саша ездил по вагонам в инвалидной коляске и, одетый в камуфляжную форму, демонстрировал культяшку вместо ноги — представляясь воином-интернационалистом. А на самом деле он когда-то по пьянке просто загремел под трамвай.


— Да, не катит, — грустно подтвердил Колонтеев. — Бутерброд хотите?


— Что ж, не откажусь.


Оба зажевали со вкусом.


— Я с тобой общаюсь давно, ты хороший парень, — заявил дядя Саша, — угостить калеку не брезгуешь. И за это я хочу тебе подарить заговоренный револьвер.


Павел Александрович удивился:


— Револьвер? Заговоренный? Как сие понять?


Инвалид объяснил:


— Кореш мой, Витька Чесноков, настоящий афганец — форма, что на мне, от него досталась — перед смертью мне отдал. Говорил, оружие ему преподнес афганский колдун. Ты, говорил, не смотри, что он пластмассовый и как будто игрушечный. И игрушечное оружие может раз пульнуть на самом деле. Револьвер волшебный потому, что, убив кого-то, ты сухим выйдешь из воды. Дескать, ни суда и ни следствия — кум королю.


— Ерунда какая-то, — произнес Колонтеев. — Быть того не может. И потом револьвер мне вообще не нужен. Я не собираюсь никого убивать.


Дядя Саша обиделся:


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

Похожие:

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИгорь Петраков Рассказы о детстве фрагмент предисловие
Воспоминания о детстве Они вносят живость в переживания настоящего, заставляют задуматься о непреходящем Они снова и снова появляются...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛитература XX века
И. А. Бунин «Господин из Сан-Франциско», «Деревня», сборник «Темные аллеи», рассказы о любви «Легкое дыхание», «Митина любовь», «Чистый...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconАстрахань. Признание в любви
Цель: способствовать развитию активной гражданской позиции учеников, способствовать развитию патриотических чувств через знакомство...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИзбранные поучения из сочинения Плоть и Дух Святителя Тихона Задонского
Содержание: Житие Святителя Тихона. О любви к Богу. О любви к ближнему. О плодах любви. Совесть. Евангелие. Святое крещение. О первейшем...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconСодержание об авторе 13 предисловие редактора 15 предисловие 17
Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – Спб.: Прайм – еврознак, 2001. – 512 с

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconУрок повторения по теме «Древний Восток» (урок-игра)
Перед началом урока класс делится на группы по 7 человек. Если есть «лишние» дети, им можно дать работу по организации игры: следить...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛюбви. По Платону, прекрасная любовь внушается и посылается богами. Его "эротософия" этична, понятие любви нормативно (предъявляет некие стандарты). И развиваемое Платоном понятие любви, по сути есть совершенствование, духовное возвышение, так как дается человеку в качестве большого дара от самого б
Данная статья посвящена весьма актуальной теме на сегодняшний день – теме любви. Автор рассматривает понятие любви, индивидуальные...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие чтение этой книги принесет разочарование тому, кто ожидает доступной инструкции в искусстве любви. Эта
Эта книга содержит много идей, выходящих за пределы того, о чем я писал раньше, и, что вполне естественно, даже старые идеи вдруг...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие в этой книге нам хотелось
В этой книге нам хотелось рассказать о любви. О прекрасной и великой, о низменной и подлой. О той любви, которая всякий раз переворачивает...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconМир животных (Рассказы о насекомых)
Игорь Иванович Акимушкин пишет книги о животных и это не монографии, и даже не научно-популярный обзор систематических групп животного...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница