Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви




НазваниеВеселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви
страница32/35
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.64 Mb.
ТипРассказ
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35


Близок мой час. В двери уже ломятся служители истины Ы. И все же надеюсь на разум грамотных людей. Может быть, мои записи сохранятся и помогут будущим исследователям понять наши ошибки и «е допустить повторения сегодняшнего кошмара.


Я прощаюсь с вами, люди, спасите великий и могу…

Валерий СОКОЛОВ

Бомба


Вечер. Метро. Народ ринулся с работы. В одном из вагонов ехали две гражданки с могучими сумками. Они мирно щебетали между собой по-украински. Видно, где-то торговали и с остатками товара возвращались домой. Сейчас этим ремеслом занимается полстраны. Уже никого не удивляет человек, тащащий, как муравей, в пузатых сумках-«шотландках» свой нехитрый скарб.


Вагон мелко покачивался. Пассажиры отрешенно сидели или терпеливо стояли. Интеллигенция, как всегда, что-то читала. Вот и остановка. Народ потянулся к дверям. Им навстречу стали продираться стоявшие на перроне.


Тут одна из хохлушек, словно очнувшись, встрепенулась и схватила свои баулы. Разметывая по сторонам входящих, она протаранила себе путь на перрон. Только она выскочила, двери вагона натружено захлопнулись.


И тут ожила ее напарница. Она бросилась, перепрыгивая через чьи-то портфели, к двери вагона. Через резиновые уплотнители хохлушка крикнула подруге:


— Гала!!!


Стоящая на перроне повернулась.


— Ты ще одну торбу забула!


Гала открыла рот, посмотрела на свой скарб и застыла с вопросительным знаком на лице. Диктор уже объявил следующую остановку, и поезд тронулся. Украинка из вагона выстрелила: «Пидожды трошки! Сидай на другый поезд! Я теби на следуючий зупынци торбу залышу!» (на следующей станции выставлю сумку) — и усиленно задергала большим пальцем в направлении движения поезда. Гала кивнула головой, мол, поняла. Состав ушел в туннель.


Что произошло на следующей остановке, догадаться не трудно. Подошел поезд, открылись двери. Из одной вместе с пассажирами выскочила женщина с большой сумкой. Бросив поклажу на скамейку, женщина тут же метнулась обратно в вагон. Двери вагона закрылись. Диктор объявил: «Следующая остановка…» — и поезд пошел дальше.


Оставшиеся на платформе люди быстро оценили ситуацию. Неизвестный предмет, хозяин уехал — подозрительно, надо делать ноги! Кто-то крикнул: «Бомба!» — и граждане бросились в разные стороны. Свистнул милиционер, остановили движение поездов. Гала так и не доехала! Быстро закрыли вход в метро, из которого эскалатор выносил на поверхность возбужденных людей. Они в этот день несколько дольше добирались до дома. Но сколько было пищи для рассказов!


А вечером уже вся страна следила по телевизору, как в метро ловили террористов.

Надо менять!


Однажды решил: надо что-то менять. А вот что — не помню. Вчера помнил, сегодня нет.


Может, мебель в квартире переставить? Ну, поменяю местами кровать и кухонные табуретки. А смысл? Тогда и плиту надо тащить в спальню.


Выбросить старую стенку, купить новую? Хлопотно, да и жалко старую: сам ее собирал, полки подгонял, отверстия пересверливал.


А может, заменить свои старые «Жигули» на иномарку? Нужна куча денег, да и «Жигули» еще ездят. Подумаешь, бок исцарапан и глушитель ревет самолетом.


Что же поменять, что поменять? Бросить курить? А что, я курю много? Две-три сигареты в день, да и то стараюсь не свои. А если бросить пить? Да я и так почти что бросил. В одиночку и без закуски не пью, последним из-за стола не встаю, на дни рождения соседей не реагирую.


Может, работу поменять? Да где еще такую найду? Сижу при вахте, вроде что-то охраняю, хотя мимо ходят все, кому не лень. Читаю книжки, решаю кроссворды, регулярно приношу жене зарплату. Кстати, о жене. А может, замахнуться на святое — ее заменить? Вон артисты, космонавты, бизнесмены меняют своих жен, как каналы в телевизоре. Щелк — новая жена, еще щелк — уже другая. Нет, боязно, двадцать лет живем бок о бок, гуляем рука в руке. Где еще такую покладистую найду?


Что же я хотел поменять? Режим питания? Вряд ли. После завтрака все равно думаю об обеде, после обеда считаю часы до ужина.


А может, начать бегать, как сосед, что на стадионе круги наматывает? Нет, не получится. Утром не могу — и так усилием воли встаю, с трудом сую себя в одежду и плетусь в полусне на службу. Вечером тоже не до бега — всегда находятся дела, а если их нет, то дела находит жена.


Что же поменять, что же поменять? Ладно, не буду себя мучить, уже поздно, лягу спать, может, завтра вспомню. А что это свет в туалете никак не включается? Жму-жму на клавишу, а толку никакого. А-а, вспомнил, что хотел заменить: лампочку в туалете!

Хохочущая Россия


Прошли те времена, когда на всю страну была одна-единственная партия. Теперь — вон их сколько! Партийные строители трудятся не покладая рук. Партии и движения, союзы и блоки рождаются и распускаются, сливаются и разбегаются. А названия какие: «Единая Россия», «Трудовая Россия», «Деловая Россия» — одно громче другого. Появилась и новая массовка: «Идущие вместе». Говорят, готовятся к регистрации «Лежащие рядом», «Сидящие кругом» и «Поющие хором».


А я жду. Жду, когда родится моя партия — партия исторического оптимизма. Она будет состоять из неисправимых оптимистов. И никакие катаклизмы не смогут убавить их задор и лишить приподнятого настроения.


Наша программа будет самой забавной. Над ней потрудятся лучшие юмористы и сатирики страны. Люди, начав ее читать, будут неудержимо хохотать, некоторые даже до слез. Выступления лидеров нашей партии соберут многотысячные аудитории ценителей иронии и тонкой шутки. Смех разберет огромные стадионы и концертные залы. Телевизионщики в срочном порядке перекроят свои телепрограммы. От наших партийных обещаний будет корчиться вся страна от Балтии до Камчатки: «Ой. не могу-у! Во дают!»


В газетах юмор с последних страниц перейдет на первые. Говорить серьезно и назидательно станет признаком дурного тона. Страна, хоть и на короткий выборный период, наконец-то вдоволь нахохочется. А некоторые по инерции продолжат смеяться и дальше. Иностранцы, увидев такое веселье на Руси, подумают, что у нас жизнь наконец-то наладилась. И не станут докучать наивным вопросом «Когда вернете кредит?» А если и спросят, мы рассмеемся им в лицо: «Вернем, конечно, хе-хе, но не все, ха-ха, и не сейчас, извините, о-хо-хо!»


Нашу партию мы назовем «Веселая Россия». Прорвавшись в Госдуму, наша фракция будет предлагать такие законы, от которых народу жить станет легче или, по крайней мере, веселее. Уверен, что и президент, идя на свои, президентские, выборы, обязательно кое-что почерпнет из нашей веселой партийной программы. В результате он войдет в историю как Самый Большой Оптимист. Вступайте в «Веселую Россию»!

Алексей ТАРАКАНОВ

Немного о грустном


Мой старый город. Когда-то тихий и спокойный. Сейчас ревущий и дымящий. Вечно торопящийся и вечно никуда не успевающий. Мой город. Чем старше я становлюсь, тем меньше тебя узнаю. Особенно в центре. Я уже не говорю о том, что в названиях центральных улиц я просто теряюсь. И в разговорах называю их языком милицейского протокола. Улица такого-то, она же… она же… она же… Говорят, что, когда вырастаешь, дома, окружавшие в детстве, становятся ниже. В моем городе это не так. Домов моего далекого детства практически не осталось. А то, что появилось на их месте, выросло раз в десять. Не дома, а прямо-таки цели для самолетов. В любом городе мира, чтобы посмотреть старый город, едут в центр. В моем — на окраину. Где еще не успели пошалить загребущие лапы из этого самого центра. Я все время боюсь услышать, что на месте Царь-пушки открыт ресторан «Пушкарь». В Грановитой палате — казино «У Грозного». В соборе Василия Блаженного — дискобар «Васина блажь», с подпольной продажей необходимых ингредиентов. А подо всем этим — многоярусная парковка автомобилей и новый торговый суперцентр «Москва златоподземная».


Мне жалко старые дворы. Низкие окна, не забранные, как это сейчас принято, решетками. Не окна, а амбразуры, из которых периодически хотелось отмстить ну очень неразумным хазарам. Дома, выстроенные глубокими колодцами, а в их стенах маленькие слепые окна, которые крайне редко посещало солнце. Но в которые при малейшем дуновении ветерка слегка постукивали ветками вязы, клены и ясени, выросшие вместе с нами. И когда поешь «Я спросил у ясеня, где моя любимая», понимаешь, что ясень не ответит тебе, качая головой, потому что эту самую голову уже срубили по самые пятки.


Моя маленькая улица. Милая и тихая. Время идет, и ты становишься все уже и уже. Когда-то в детстве я долго готовился к тому, чтобы пересечь тебя поперек. Примерно смотрел налево, потом направо… А сейчас, с трудом протискиваясь между припаркованными автомобилями, я с удовольствием наблюдаю, как кто-то в авто пытается преодолеть тебя вдоль по тем местам, которые в моем детстве назывались тротуаром и газоном. В детстве я первым здоровался со всей улицей. Теперь здороваюсь с меньшей ее частью, так как большая часть уже первой здоровается со мной. А тот, кто еще вчера играл с моей дочкой в песочнице, почему-то сегодня вернулся из армии.


Мой двор. Это старые тополя в семь-восемь этажей. Это постоянно, с утра до вечера, дети в песочнице с криками: «Мама, мама, он забрал мое ведерко!» или: «Ба-буш-ка! Она раздавила мой куличик!»


Вечерами взрослые мужики, забивающие «козла», под стойкий запах «Жигулевского» и «Примы». Еще позже — гитары юности с чем-то вечным, типа «а ты опять сегодня не пришла». И круглосуточные бабушки у подъезда. Всегда знающие, кто из какой, кто к кому и чья это машина посмела.


И мои тихие шаги в обнимку с юным созданием. >И чей-то до боли знакомый голос, вгоняющий в краску: «А позавчерашняя-то была покрасившее…»


Мои одноклассники… Слегка потучневшие, в волосах поредевшие, усами и бородами пообвешанные. Только одноклассницы хранят в себе секреты вечной молодости. Но спрашивать поздно. Они все давно замужем.


В детстве мы учились по-разному. Те, кто учился плохо, в основном преступили, отсидели, вышли и стали бизнесменами. Кто хорошо — в основном врачами, учителями и инженерами. Но антагонизма нет. Собираясь, шалим, как сорок лет назад. Правда, немного мешает возраст.


Мой возраст. Это молодость в какой-то очередной степени. А молодость — это единственный из крупных недостатков, который проходит сам собой. Иногда с течением времени, а иногда и совершенно скоропостижно. Причем чаще всего независимо от желания его обладателя. А иногда и просто вопреки. И когда наконец понимаешь, что излечился от этого недостатка навсегда, так это уже старость.


А в старости чаще вспоминаешь про свой ливер. То есть про печень, селезенку, сердце и почки. Причем под вечер память явно улучшается. Потому что ливер вспоминаешь гораздо чаще, чем утром. Но возраст есть возраст. И он позволяет надеяться, что вспоминать осталось не так долго.

Евгений ТАРАСОВ

Изобретатель


Последние несколько недель Семипядский появлялся в своей проблемно-прикладной лаборатории каким-то усталым и невыспавшимся. Семипядскому сочувствовали, над ним подшучивали и даже намекали на весенне-любовную бессонницу. Потому Семипядский однажды не выдержал и признался:


— Вечный двигатель я изобрел. Такие вот дела.


— Да вы что?! — ахнув, не поверил научный коллектив.


Семипядский поклялся всем святым, а особенно будущей


Нобелевской премией, и почти все перестали сомневаться. Только поинтересовались — уж не заболел ли он от изобретательских перегрузок?


— Да нет, просто приходится недосыпать, — объяснил Семипядский. — Дежурить приходится. По очереди, всей семьей. Круглосуточно.


— Это зачем? — не понял коллектив.


— Так вечный же он, не затормозишь на несколько минут. А проследить нужно. Чтобы вдруг не остановился. Да и смазать иногда. Чтобы не сломался, — разъяснил Семипядский.


Посочувствовал ему коллектив и решил чем-то облегчить тяжкую долю изобретателя.


И пошло. То его от собрания освободят. То от планерки. То от конференции. А то и вовсе от симпозиума, не говоря уже о внеплановых дежурствах. А потом даже премию дали, и немалую. За достижения. После чего еще и путевку ему организовали. В дом отдыха от науки.


Приходит Семипядский после трехнедельного отдохновения — и просто не узнает его научный коллектив. Посвежевший такой, окрепнувший, помолодевший.


— Да!.. — восхищенно замечает коллектив. — На пользу пошел вам этот отдыхательный дом!


— Не он, не дом отдыха от всего, — печально говорит Семипядский.


— Как это — не он?! — удивляется коллектив. — А что?!


— Просто мой вечный двигатель украли, — еще более печально сообщает изобретатель. — Пока я, значит, этим отдыхом наслаждался.


— Это ничего! — бодро успокаивает его научный коллектив. — Это даже на пользу. Это же у вас теперь столько времени появится. Для всего. Особенно для нашей фундаментально-прикладной науки!


— Не появится, — грустно отвечает Семипядский.


— Это как так?! — пораженно восклицает коллектив.


— Машину времени я теперь начал создавать, — признается изобретатель.

Временные трудности


В мастерскую по ремонту часов врывается разъяренный клиент.


— Вы что же это натворили?! — гневно вопрошает он. — Вы что же это сделали с моими часами?!


— Как это «что»? — спокойно говорит мастер. — Отремонтировали.


— Но. я же… я просил только перевести их на весенне-летнее время! — взвивается клиент.


— А что, вы сами не могли этого сделать? — удивленно спрашивает мастер.


— В том-то и дело! — начинает метаться по тесной мастерской клиент. — А вы… вы же просто испортили мои фамильные часы! Которые служили еще моему деду и прадеду!


— И прапрадеду? — ехидно уточняет мастер.


— И ему! И еще прапрапрадедушке! И даже еще кому-то до него! А вы… вы за один день!.. Такую вещь!..


— Но послушайте, — перебивает мастер, — наша мастерская гарантирует отличное качество ремонта! Мы чиним. А не портим! Понимаете — чиним!


— Ах так! — взрывается клиент. — Чините?! А почему же в них, в моих часах, теперь что-то позванивает?!


— Позванивает? — не понимает мастер.


— Да! И тикает!


— Ну, так это… это, значит, работает механизм, починенный.


— Механизм?! — почти взвизгивает клиент. — Какой еще механизм?!


— Часовой, естественно, — поясняет мастер.


— Ах, вот оно что! Ну, халтурщики!.. Ну, деятели!.. — угрожающе размахивая руками, рычит клиент. — Я вас выведу на чистую воду… через защиту прав потребителей… через суд!


Мастер ошарашенно смотрит на него и наконец вклинивается с вопросом:


— Что-то вы, гражданин, не того! Часы идут, тикают, так сказать. Что же вам еще нужно?


— Что?! — подпрыгивает клиент. — Но я ведь сдавал


вам в ремонт не будильник какой-нибудь, а фамильные солнечные часы!

Бег по кругу


Заболело у меня что-то между левым голеностопным и правым лучезапястным суставами. Да еще и гудеть начало. А также дергать, как электротоком.


Так странно заболело, что меня страх взял. Ну, думаю, здесь что-то явное не то. Надо срочно себя спасать. Для человека без хороших контактов это невозможно, просто конец. Но только не для меня.


Вышел я на двоюродного зятя одного моего детсадовского приятеля. Работает он в нашем зоопарке с ежами и дикобразами и большим специалистом по части акупунктуры, то есть иглорефлексотерапии, слывет.


Долго колол этот дядя меня и даже зачем-то прижигал. Пока между этими самыми моими суставами еще и стрелять не начало.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   35

Похожие:

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИгорь Петраков Рассказы о детстве фрагмент предисловие
Воспоминания о детстве Они вносят живость в переживания настоящего, заставляют задуматься о непреходящем Они снова и снова появляются...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛитература XX века
И. А. Бунин «Господин из Сан-Франциско», «Деревня», сборник «Темные аллеи», рассказы о любви «Легкое дыхание», «Митина любовь», «Чистый...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconАстрахань. Признание в любви
Цель: способствовать развитию активной гражданской позиции учеников, способствовать развитию патриотических чувств через знакомство...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИзбранные поучения из сочинения Плоть и Дух Святителя Тихона Задонского
Содержание: Житие Святителя Тихона. О любви к Богу. О любви к ближнему. О плодах любви. Совесть. Евангелие. Святое крещение. О первейшем...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconСодержание об авторе 13 предисловие редактора 15 предисловие 17
Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – Спб.: Прайм – еврознак, 2001. – 512 с

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconУрок повторения по теме «Древний Восток» (урок-игра)
Перед началом урока класс делится на группы по 7 человек. Если есть «лишние» дети, им можно дать работу по организации игры: следить...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛюбви. По Платону, прекрасная любовь внушается и посылается богами. Его "эротософия" этична, понятие любви нормативно (предъявляет некие стандарты). И развиваемое Платоном понятие любви, по сути есть совершенствование, духовное возвышение, так как дается человеку в качестве большого дара от самого б
Данная статья посвящена весьма актуальной теме на сегодняшний день – теме любви. Автор рассматривает понятие любви, индивидуальные...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие чтение этой книги принесет разочарование тому, кто ожидает доступной инструкции в искусстве любви. Эта
Эта книга содержит много идей, выходящих за пределы того, о чем я писал раньше, и, что вполне естественно, даже старые идеи вдруг...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие в этой книге нам хотелось
В этой книге нам хотелось рассказать о любви. О прекрасной и великой, о низменной и подлой. О той любви, которая всякий раз переворачивает...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconМир животных (Рассказы о насекомых)
Игорь Иванович Акимушкин пишет книги о животных и это не монографии, и даже не научно-популярный обзор систематических групп животного...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница