Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви




НазваниеВеселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви
страница9/35
Дата конвертации16.11.2012
Размер3.64 Mb.
ТипРассказ
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35


— В твоей сумочке могут быть деньги, но не мешало бы, чтобы и в голове было что-то, — как бы обобщил я происходящее.


Вернулся домой, и словно с моих плеч свалилась не женщина, а мешок камней. Выпил стакан вина, почитал книгу и лег спать.


Что мне приснилось? Нет, не Елена! Мадам Бовари.


После удивившего меня случая, да и спустя много лет я часто спрашивал себя, почему эта женщина поступила именно так, а не иначе? Правда ли, что по-настоящему влюбилась в меня или это был продукт ее больного воображения? Иногда человек внушает себе нечто и начинает верить в его реальность до тех пор, пока не придет до его полной противоположности. Может быть, Елена, ощутив обреченность своей бесплодной любви ко мне, решила этой попыткой разбить иллюзии не столь достойной шуткой, после чего поискать счастье по другому адресу…


И все же, что дальше? А дальше каждый пошел своей дорогой. Елена допела до конца учебного года и покинула сельскую школу. Иногда я встречал ее в городе с каким-то лысым мужчиной под руку, она кивала мне головой и с кислой улыбкой проходила мимо.

Олег ГОНОЗОВ

Оборотни


В газетах пишут, куда ни пойди — везде оборотни. В милиции оборотни в погонах. В военкоматах оборотни в фуражках. В больницах оборотни в белых халатах… Короче, сиди дома — и без чеснока в кармане на улицу не высовывайся!


Я вчера высунулся в школу к сыну, он у меня десятый класс заканчивает, а там одни оборотни! И первый оборотень — Нина Константиновна, Колькина классная.


— На какую медаль претендуете? — спрашивает. — На золотую или на серебряную?


— Это уж как получится, — отвечаю. — Колька-то мой вроде бы не особо блистает знаниями, да и пропусков уроков у него много.


— Все в ваших руках, — как вампир, скалится Нина Константиновна. — Что скажите, то и получите. Серебро — две тысячи долларов. Золото — пять!


— Сколько? — поперхнулся я.


— Ладно, договорились: четыре с половиной. Больше уступить не могу. У нас слишком большой педагогический коллектив, учителя меня не поймут.


— Оборотни! — зашелся в истерике я, вытаскивая из а чеснок. — Что вы себе позволяете?! Да я… Да вы у меня!..


— Да вы больны! Вам лечиться нужно! — констатировала учительница. И вызвала мне скорую психиатрическую помощь.


Я тогда едва выкарабкался. Полгода в больнице провел — каждую ночь школьные оборотни мерещились, заснуть


без снотворного не мог. На поправку пошел, к главному врачу вызвали. Тот весь седой, с бородкой, в пенсне. Увидел меня — улыбается:


— Вижу, об инвалидности мечтаете? И правильно делаете. Какую группу хотите?


— Какую дадите, — отвечаю.


— Какую скажете, такую и дадим! — смеется главврач. — Вторая группа — две тысячи долларов. Первая — пять!


— Сколько? — заорал я так, что со стены упал портрет министра здравоохранения.


— Я понимаю, что болезнь у вас прогрессирует, — успокаивал меня главный. — Но без денег вам КЭК все равно не пройти! Безногих заворачивают, слепым группу снимают! Инвалидность — это же реальные деньги! Ладно, уговорили: четыре тысячи долларов — и первая нерабочая группа вам гарантирована.


— Да я сейчас прямо в УБОП пойду! — не удержался я. — В прокуратуру! В ОБЭП! В ФСБ!


— Идите куда хотите! — поправил очки главврач. — С вашим диагнозом — вам все двери открыты!


Начальник криминальной милиции Владимир Ильич Кукиш встретил меня как родного:


— Деньги, гады, вымогают? Понятно! Пишите заявление — разберемся!


— Неужели поможете?


— А то! Разберемся с оборотнями по всей строгости закона! Невзирая на лица и занимаемые должности.


— Спасибо, товарищ подполковник, большое вам спасибо!


— Да ладно благодарить, — блеснул золотым зубом начальник. — Вот когда ваши обидчики окажутся на скамье подсудимых, тогда и благодарить будете.


— А разве такое возможно?


— В криминальной милиции ничего невозможного нет! Все зависит от суммы вашего пожертвования. Возбуждение уголовного дела — пять тысяч долларов, арест — десять. Содержание под стражей — двадцать тысяч. Надеюсь, вы понимаете, что здесь не все от нас одних зависит?


— Оборотень! — взвизгнул я, и тут же получил кулаком по печени.


— От оборотня слышу! — Подполковник закрыл за мной дверь.


И ведь точно, как в воду смотрел Владимир Ильич Кукиш: ближе к ночи нас с Колькой стало на улицу тянуть. Весь день мы, как приличные люди, вкалываем с ним на заводе — с пятью тройками в аттестате об образовании сына даже учеником токаря брать не хотели, а с наступлением темноты надеваем на голову черные колготки и грабим припозднившихся прохожих. Один раз нам как-то даже Колькина классная с мужем попались. А при них пять тысяч долларов. Через месяц с нетрезвым мужичком подфартило: седой такой, с бородкой и в пенсне, а в лопатнике четыре тысячи зеленых лежало… А что удивляться, если кругом одни оборотни. Куда ни шагни — везде они, окаянные.


Письмо китайскому рабочему


Здравствуй, дорогой Хуань Цин!


Давно хотел тебе написать, да все как-то было некогда. То на работе неурядицы, то в семье неприятности— а тут на завода попал под сокращение, а вчера и с женой развелся. И сразу ^бумагу, за перо, потому что не могу больше молчать!


А началось все, брат Хуань, с вашего великого китайского нашествия на наш отечественный рынок. Сначала вы завалили наши города и села своими складными зонтиками, сланцами и дешевыми носками. Дальше — больше. Погнали кухонные кожи, штопоры, давилки для чеснока.


Как сейчас помню, купил я по дешевке один такой штопор, попробовал из бутылки пробку вытащить — так чуть зрения не лишился. Хрястнул ваш хваленый китайский механизм на второй секунде первой попытки достать пробку и разлетелся в разные стороны!


Кстати, наш отечественный чеснок тоже оказался крепче вашей механической давилки, от которой после нажатия остались только ручки. А у нашего бригадира нож из вашей нержавейки в нашей вареной колбасе застрял — вытаскивали всей бригадой. Ты


пойми, брат Хуань, у нас ведь тоже деньги не на деревьях растут, а пособие по безработице вообще сущие копейки.


Два раза в магазин сходить или один раз с приятелями посидеть. Это вы в Китае свою рисовую водку не любите, потому что делать ее не умеете. А нас еще Менделеев научил, в какой пропорции спирт с водой мешать, чтобы ровно сорок градусов выходило. И поэтому никак не можем мы без водки, как вы — без риса!


А теперь, брат Хуань, о самом главном. Я, конечно, понимаю, что в отличие от нашей вымирающей страны у вас в Китае большой переизбыток народонаселения. С работой, видимо, труднее, чем у нас. Платят мало. Но от продукции, выпускаемой вашим механическим заводом, у нас одни убытки. Лопату купил, так всего один раз в землю воткнул — согнулась лопата. На работе китайскую электродрель выдали — сгорела электродрель, а из моей зарплаты ее стоимость вычли. Спорить стал — попал под сокращение.


Слышишь, Хуань?! Жене Ирке на день рождения подарил маникюрный набор made in China — так ножницы на первом же ногте сломались. А через них и наша семейная жизнь дала трещину — короче, развелись мы вчера с Иркой.


И я вот что, брат Хуань, думаю: все мои производственные неурядицы и семейные неприятности из-за произведенной твоими руками продукции произошли. Некрасиво получается. Я, значит, целый день на заводе спину гну, всю ночь супружеский долг перед Иркой выполняю, а ты, дорогой китайский товарищ, спустя рукава смену отстоишь, красную повязку наденешь и бегом общественный порядок на улицах наводить!


Короче, если и дальше так дело пойдет, то, помяни мое слово, накоплю денег на самолет, прилечу в Пекин и потолкую с тобой, брат Хуань, о своей исковерканной жизни по полной рабоче-крестьянской программе. Мало не покажется. И красная повязка не поможет.


С пролетарским приветом, Иван Кулаков.

В день рождения


В свой день рождения Вася Бабакин всегда вызывал девочек по вызову. Как закоренелый холостяк, он не столько нуж-"дался в услугах жриц любви, сколько хотел с ними просто пообщаться, поговорить, похвастаться своими былыми победами и поражениями на женском фронте.


Девушки слушали Бабакина с нескрываемым удовольствием. Сидя за празднично накрытым столом, они заботливо подливали Василию водки и просили рассказать историю его первой юношеской любви. Бабакин старался, как умел — девушки плакали, звонили с его телефона своим родителям в другие города, а порой и страны, чтобы поделиться услышанным. Иногда от рассказов Бабакина у них подскакивало давление и щемило сердце — и тогда виновник торжества отстегивал им дополнительные суммы на врачей и лекарства, массаж и солярий. Чаще же всего девчонки просто просили Бабакина принять у него ванну.


— Да, пожалуйста! — Радуясь слушателям, Бабкин продолжал повествование о своей безответной любви, трудном детстве и деревянных игрушках.


— Василий, спинку потри! — просили девушки. И Бабакин тер.


— Василий, музыку включи! — веселись гостьи. И Бабакин включал.


— Василий, давай мы поспим немножко, потому что очень устали сегодня, а потом — ты продолжишь!


И Василий соглашался, укладывал девушек в свою постель, а сам устраивался на раскладушке.


Утром, после ухода гетер, Бабакин каждый раз недосчитывался аудиокассет, компакт-дисков, чайных ложек. Одна из жриц как-то, погладив блузку, прихватила с собой импортный утюг, а другая любительница попсы — не нарочно унесла музыкальный центр.


Но все это мелочи по сравнению с тем, когда однажды утром Василий не обнаружил в туалете импортного унитаза, а на кухне двухкамерного холодильника. Девчонки, видимо, что-то перепутали, но с тех пор Вася Бабакин больше не приглашает на свой день рождения девушек по вызову, а пользуется услугами горячей линии «секс по телефону».


По два, а то и по три часа он рассказывает возбужденным собеседницам о своей первой детсадовской любви, отчисленной за неуспеваемость студентке Танечке и бросившей его проводнице Альбине. На другом конце провода слушают с удовольствием.


Результат тот же, что и раньше, но зато из квартиры ничего не пропадает.

Эдуард ДВОРКИН

Попутчик


За окном мелькали перелески, смеркалось.


— Не возражаете? — Сосед Козонина по купе, полный, добродушного вида мужчина, вынул из кармана трубку.


— Пожалуйста, — отозвался Козонин. Он подумывал уже, не завалиться ли ему пораньше спать, как вдруг попутчик представившийся Павлом Егоровичем Британцевым) произнес:


— А знаете ли вы, какая история связана с этой трубкой?


— Какая же? Расскажите, пожалуйста, — с готовностью отозвался Козонин, предвкушая интересное.


— Ну что же, — Британцев чиркнул спичкой, не спеша раскурил трубку. — Слушайте… Был я проездом в одном городе. Дела свои все уж сделал, знакомых — никого, дай, думаю, просто пройдусь, на прощание, по улицам. И вот, гуляю, смотрю по сторонам. И вдруг вижу — маленький такой магазинчик. Вхожу. За прилавком — миловидная блондинка, а на прилавке под стеклом трубки, и к каждой ценник приложен. Купить, что ли, думаю? Стою, не спеша выбираю. Блондинка молчит — улыбается. Выбрал, подхожу к кассе с деньгами — там женщина постарше сидела, брюнетка. Плачу, получаю чек, передаю его блондинке. «Завернуть?» — спрашивает она. — «Заверните», — говорю. Она вворачивает трубку в бумагу и подает мне. «Спасибо!» — говорю я ей и выхожу из магазина… И вот — трубка перед вами. Та самая. Британцев слегка откинулся назад и пытливо смотрел на Козонина.


Козонин заерзал на месте.


«Невнимательно слушал, черт!» — подумал он и бодрым голосом сказал: — Очень интересно. Да…


Британцев довольно заулыбался…


— Так и быть. Расскажу вам, пожалуй, еще одну историю.


Он чуть прикрыл глаза, видимо, собираясь с мыслями. — Сижу я однажды дома, смотрю телевизор и вдруг — звонок. «Ну, — думаю, — надо открывать». На пороге незнакомый мужчина, в пальто, без шапки. «Вы Британцев?» _ спрашивает. «Я», — отвечаю. Тут он мне и говорит: «Вам телеграмма, распишитесь». А я без очков не могу — расплывается все в глазах. Ну, пошел я за очками, а он в коридоре стоит, ждет. Надел я очки, расписался у него в книжке. Он мне телеграмму отдал и ушел… Ну как?


И Британцев снова пытливо оглядел Козонина.


— Ну а в телеграмме-то что? — не выдержал Козонин.


— Какая разница? — ласково улыбнулся Британцев. — Я уже и не помню. Поздравление с праздником, а может быть, сообщение о приезде тетки…


— Да, да, — поспешно заговорил Козонин, — история очень даже…


Он схватил полотенце, зубную щетку и быстро вышел из купе.


Он долго стоял в коридоре, слушал стук колес, смотрел на мелькающие за окнами огни, пока окончательно не успокоился.


Британцев сидел в той же позе, с тем же мечтательным выражением лица. Козонин мгновенно нырнул под одеяло и накрылся им с головой.


Голос Британцева нашел его и там.


— Пока вы еще не спите… Вам это будет любопытно… Расскажу, как я побрился недавно в парикмахерской"…


Козонин дернулся и затих.


— Иду я, значит, мимо небольшой такой парикмахерской, смотрю — народу никого. Ну и решил побриться. Захожу — и сразу к мастеру. Пожилой уже мужчина, весь седой. «Стричься будем?» — спрашивает. «Нет, — отвечаю, — только бриться». Развел он пену и меня по щекам мажет. Намазал и за бритву берется. Аккуратно бритвочкой помахал и снова мылом, и опять бритвой. Компресс сделал освежающий, одеколончиком побрызгал — все как полагается. «Готово, — говорит, — платите в кассу». Ну я, конечно, заплатил, вышел на улицу и дальше пошел… А как я ботинки ремонтировал!..


Козонин крикнул и в чем было выскочил в коридор.


Он вернулся, когда Британцев уже спокойно спал.


Утром Козонин проснулся от громких шагов. Британцев с чемоданом шел к выходу.


— Павел Егорович! — окликнул его Козонин. — А вы кем работаете?


— Писатель я, — не останавливаясь, ответил Британцев и уже из коридора добавил: — Мне есть о чем рассказать людям…

Первым делом — самолет ты!


Обтекаемые формы жены навели отставного летчика-испытателя Берсеньева, казалось бы, на парадоксальную мысль. Он велел женщине раздеться и придирчиво ощупал с головы до ног. Тело у Аглаи Филипповны было стальное.


Берсеньев положил жену лицом вниз, заставил сомкнуть ноги, раскинуть руки и приподнять голову, долго ходил вокруг добиваясь идеальности линий, потом скрылся у себя в комнате, где неделю что-то чертил и рассчитывал. Если б вы знали, если б вы знали, как тосковали руки заслуженного пилота по штурвалу, вы бы не удивились тому, что произошло дальше.


Теоретические выкладки показали, что эксперимент возможен. Аглая Филипповна по многу часов держала заданную ей позу, сам Берсеньев не отходил от жены ни на шаг и что-то поминутно подкручивал в созданной им конструкции. Аэродинамические свойства Аглаи Филипповны оказались почти идеальными, сердце у нее всегда работало как мотор, оставалось только позаботиться о горючем.


Летчик накупил высококалорийной пищи, которая при сжигании могла дать много энергии, не забыл простого черно-то хлеба и разных масел.


Супруги жили в сельской малонаселенной местности, прямо за их домом начинался большой плоский пустырь, с которого глава семейства заблаговременно убрал все камни.


На рассвете Берсеньев как следует заправил жену и вывел ее на взлетную полосу. Убедившись в отсутствии любопытных глаз, он стащил с фюзеляжа Аглаи Филипповны чехол, поставил ее в стартовую позицию и, пригнувшись, расположился на мягких подушках.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   35

Похожие:

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИгорь Петраков Рассказы о детстве фрагмент предисловие
Воспоминания о детстве Они вносят живость в переживания настоящего, заставляют задуматься о непреходящем Они снова и снова появляются...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛитература XX века
И. А. Бунин «Господин из Сан-Франциско», «Деревня», сборник «Темные аллеи», рассказы о любви «Легкое дыхание», «Митина любовь», «Чистый...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconАстрахань. Признание в любви
Цель: способствовать развитию активной гражданской позиции учеников, способствовать развитию патриотических чувств через знакомство...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconИзбранные поучения из сочинения Плоть и Дух Святителя Тихона Задонского
Содержание: Житие Святителя Тихона. О любви к Богу. О любви к ближнему. О плодах любви. Совесть. Евангелие. Святое крещение. О первейшем...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconСодержание об авторе 13 предисловие редактора 15 предисловие 17
Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – Спб.: Прайм – еврознак, 2001. – 512 с

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconУрок повторения по теме «Древний Восток» (урок-игра)
Перед началом урока класс делится на группы по 7 человек. Если есть «лишние» дети, им можно дать работу по организации игры: следить...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconЛюбви. По Платону, прекрасная любовь внушается и посылается богами. Его "эротософия" этична, понятие любви нормативно (предъявляет некие стандарты). И развиваемое Платоном понятие любви, по сути есть совершенствование, духовное возвышение, так как дается человеку в качестве большого дара от самого б
Данная статья посвящена весьма актуальной теме на сегодняшний день – теме любви. Автор рассматривает понятие любви, индивидуальные...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие чтение этой книги принесет разочарование тому, кто ожидает доступной инструкции в искусстве любви. Эта
Эта книга содержит много идей, выходящих за пределы того, о чем я писал раньше, и, что вполне естественно, даже старые идеи вдруг...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconПредисловие в этой книге нам хотелось
В этой книге нам хотелось рассказать о любви. О прекрасной и великой, о низменной и подлой. О той любви, которая всякий раз переворачивает...

Веселин Георгиев Самые смешные рассказы Содержание: Предисловие Игорь алексеев признание в любви iconМир животных (Рассказы о насекомых)
Игорь Иванович Акимушкин пишет книги о животных и это не монографии, и даже не научно-популярный обзор систематических групп животного...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница