Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы "подзаконных" объектов




НазваниеЗакон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы "подзаконных" объектов
страница1/3
Дата конвертации09.05.2013
Размер0.52 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3
Кондратьев Н.Л.

Избранные сочинения / Ред. колл. Л.И. Абалкин и др.- Сост. В. М. Бондаренко, В. В. Иванов, С. Л. Комлев и др. — М.: Экономика, 1993. — 543 с. — (Экон. наследие) — ISBN 5-282-01499-8

(стр.84-115)


ОСНОВНЫЕ УЧЕНИЯ О ЗАКОНАХ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ


1. Понятие закона1 и его разновидности

По своему содержанию законы мира неорганического, органическо­го и социального глубоко различны. Нельзя говорить о физических законах Ньютона, Архимеда применительно к социальному миру как таковому. В этом различии законов raison d^tre автономных физико-химических, биологических и социальных наук. Но по своей логической природе закон един, потому что познавательная функция его всюду одна и та же. Вот почему можно говорить о по­нятии закона вообще, не прилагая всякий раз определения "социа­льный". Вот почему такое отношение к закону мы находим и у вид­нейших мыслителей прошлого и нашего времени.

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы "подзаконных" объектов, есть формула единообразной связи явле­ний материальных, психических, социальных или идеальных. Та­ким образом, понятию закона присущи два элемента. Во-первых, элемент связи явлений, во-вторых, элемент единообразия этой связи, что указывает на повторяемость в комбинациях явлений, о законе которых идет речь. Понятие связи употребляется здесь, ко­нечно, в широком смысле. Во всяком случае, это понятие шире, чем понятие причинности. Связь может быть и не причинной, а чисто идеальной, как, например, в законах математики. Можно ут­верждать, что указанные два элемента понятия закона, при всех разногласиях в других вопросах, принимаются большинством мыс­лителей. Это мы докажем, если приведем ряд выдающихся опреде­лений закона. Милль, определяя закон, говорит: "Различные еди­нообразия, когда они обнаружены тем, что признается достаточ­ным наведением, мы называем, на обыкновенном языке, законами природы"2 . Rumelin в иных терминах указывает на те же два эле-

[84]

мента. Он говорит: "Закон есть выражение для элементарного, по­стоянного образа действия сил, признаваемого во всех единичных случаях за основную форму"3 . Rumelin говорит здесь, правда, о си­лах, а не о явлениях в широком смысле. Поэтому его определение не подошло бы к идеальным законам. Но это объясняется тем, что он имеет в виду только специальный вид законов, а именно законы природы и общества. Зиммель определяет закон следующим обра­зом: "Законом события вообще можно назвать положение, согласно которому совершение известных фактов безусловно, т.е. всегда и везде имеет своим следствием совершение и некоторых других4 . Нетрудно видеть, что и здесь налицо отмеченные нами выше два элемента. Наконец, понимание закона В.Вундтом также подтверж­дает нашу мысль. Определение Вундта гласит: "Научный закон есть формула, выражающая правильную связь логически самосто­ятельных факторов, которая прямо или косвенно указывает на их причинную или логическую зависимость" (Wundt. Logik. 8, III, 128)5 .

Указав конститутивные элементы понятия закона, которые, по-видимому, в той или иной форме признаются большинством тео­ретиков, перейдем к выяснению основных разновидностей закона. Можно наметить две главные, логически возможные разновидно­сти: это законы абстрактные (основные) и законы эмпирические (производные, конкретные)6 . Принципом разделения здесь служит характер связи между явлениями, на которую указывает закон. Ес­ли эта связь будет настолько строгого характера, что мы имеем на­учно обоснованное право утверждать: за явлениями А и В при тож­дественных условиях всегда следуют явления С и D, то перед нами будет абстрактный закон. Если же такого права мы не имеем и ут­верждаем связь явлений на основании лишь наличного опыта, тог­да в нашем распоряжении будет закон эмпирический. Итак, ударе­ние должно быть поставлено здесь на том, что связь, утверждаемая абстрактным законом, обладает безусловно необходимым характе­ром. В эмпирическом законе она таковым не обладает. Мы подчер­киваем это, потому что очень часто абстрактность закона понима­ют в том смысле, будто им утверждается не только необходимый характер связи, но и то, что этот закон вечно обнаруживается в дей-

[85]

ствительности. На этом основании утверждают, что законы соци­альные не могут быть абстрактными, потому что история челове­чества изменчива и не вечна7 . Выходит так, что законам социаль­ным отказывают в необходимом характере лишь потому, что они не могут быть столь "долговечными" и "седовласыми", как законы естественных наук. Но такой взгляд обнаруживает игнорирование в законе того, что собственно и определяет его, игнорирование идеа­льно-логической природы закона. Такой взгляд, ставящий логику в зависимость от времени, доказывает старое неумение разграничить ее от психологии8 . Взгляд этот в основе своей проникнут скепти­цизмом. Но этот скептицизм проистекает не из гносеологических оснований — в этом случае он был бы законный, а из ошибки в ис­ходном положении. Эта ошибка состоит в том, что относитель­ность бытия, его изменчивость переносят на знание (закон) и на этом основании отказывают социальному закону в присущей ему логической и необходимой значимости9 . Между тем правильное понимание природы логики должно привести к заключению, что закон утверждает только необходимый характер связи между явле­ниями, но отнюдь не временную необходимость самой этой связи, т.е. ее наличность. Если есть A, то необходимо есть и В. Вот что ут­верждает абстрактный закон. Но есть ли в действительности А — этого вопроса он не касается10 .

Отсюда характерным признаком первого типа законов является суждение условной формы: если дано А, то явится и В. Характер­ным признаком второго типа служит суждение категорическое: А есть11 . Но почему, на каком основании А есть В — на этот вопрос эм­пирический закон ответа не дает. Отсюда станет понятно то опреде­ление эмпирического закона, которое дает Милль, впервые ясно развивший взгляд на различие абстрактных (основных) и эмпири­ческих (производных) законов. Он говорит: "Эмпирический закон есть наблюденное единообразие, о котором предполагается, что оно разложимо на простейшие законы, но которое еще не разложено на них12 .

Мы не имеем возможности подробно останавливаться на харак­теристике и выяснении познавательного значения той и другой ка­тегорий законов. Однако позволим себе сделать несколько допол­нительных замечаний. Прежде всего укажем, что указанное деле-

[86]

ние не может быть приложено к наукам, которые не имеют дела с опытом, например к математике, потому что здесь идет речь иск­лючительно об идеальном, а не опытно-точных законах13 . Таким образом, установленное выше деление законов имеет приложение исключительно к знанию фактического характера. К проблемам об­ществоведения оно, конечно, приложимо.

Отличительной чертой законов абстрактных и эмпирических, далее, служит различие в степени их точности. В идеале абстракт­ные законы абсолютно точны. Но, как всякий идеал, абсолютная точность не есть факт. Строго говоря, все наше фактическое знание лишь вероятно14 . Но вероятность абстрактных законов неизмеримо выше, чем вероятность эмпирических законов. Высота вероятно­сти первых в каждое данное время соответствует вполне наличной системе наших знаний. Пробным логическим критерием абстракт­ных законов служит то, что при наличной системе знаний они ка­жутся нам достоверностью.

Чем же объясняются необходимый характер связи и высшая точность абстрактных законов? Большинство мыслителей объяс­няют ее тем, что абстрактные законы выражают собой причинную и, следовательно, необходимую связь между явлениями. Разло­жить комплекс явлений на составляющие их элементы и устано­вить между этими элементами причинную связь для них и значит открыть абстрактный закон. Поскольку же мы устанавливаем связь между целыми комплексами, мы не можем говорить о причинной связи и достигаем лишь эмпирических законов. Итак, большинст­во отождествляют абстрактный закон с причинной связью. Риккерт также принадлежит к этой группе. Но он провел свой анализ даль­ше. Риккерт различает историческую, индивидуальную, а следова­тельно, не подводимую под закон и естественно-научную, всегда выражающую каузальный закон, причинную связь15 . От той и другой он отличает высшее понятие, понятие принципа причин­ности. Отсюда вытекает, что причинность не всегда предполагает закон природы, наоборот, закон природы немыслим вне причинно­сти. Таким образом, хотя Риккерт и обосновывает закон природы на понятии причинности, но не отождествляет их вполне. Только принцип причинности, рассматриваемый под естественно-науч­ным аспектом, встает перед нами как закон природы.

Понятие причинной связи не отождествляют с законом также Спенсер, Ксенополь и Эйленбург. Особенно подчеркивает это Ксенополь. "Закон, — говорит он, — излагает, как возникает явление, а

[87]

причина объясняет, почему оно возникает именно так" 16 . Ксенополь признает только точные законы. И мы видим, что, хотя он и не отождествляет причинную связь с законом, но обоснование зако­на, его необходимость ищет все-таки в причинной связи. Эйленбург разделяет понятие причинной связи и закона только потому, что находит туманным понятие причинности и заменяет его поня­тием функциональной связи. Закон для него и есть выражение функциональной связи явлений17 . Так же рассуждал бы и Мах. В существе дела это мало меняет картину. Понятие функциональной связи не есть отрицание причинности, а просто попытка освобо­диться от того метафизического оттенка, который связан с предс­тавлением о причинах, и особенно о конечных причинах. В том и другом понятии утверждается все-таки необходимая связь явле­ний, и закон будет обязателен лишь тогда, когда выразит эту необ­ходимую связь. Таким образом, мы получаем вывод, что необходи­мый характер связи явлений, выражаемой в абстрактном законе, проистекает из того, что в основе закона лежит причинная или функциональная связь явлений. В этом сходятся все авторы. Но к этому необходимо еще прибавить то различие индивидуальной и естественно-научной каузальности, которое особенно ясное разви­тие получило от Риккерта и его последователей. В таком случае приходится отказаться говорить о тождестве причинной (функцио­нальной) связи закона. Точнее будет выражение, что закон находит свое обоснование в принципе причинности (функциональности).

Совершенно ясно, что характер необходимости, которым обла­дает абстрактный закон, в гносеологическом отношении ставит его неизмеримо выше закона эмпирического. Но мы сейчас отметим новую черту в том и другом, которая представит их взаимоотноше­ние до некоторой степени в обратном виде. Причем это будет иметь особенное значение для законов развития. Абстрактный за­кон, как мы знаем, говорит: если есть, было и будет А, то есть, было и будет В. И только. По отношению к прошлому и настоящему он дает нам могучее орудие понять действительность и воздейство­вать на нее. Но по отношению к будущему, о чем неизбежно гово­рят законы развития, значение абстрактного закона сильно падает, потому что в нашем распоряжении нет никаких данных утверж­дать, что А будет или что оно не будет. Наоборот, эмпирический за­кон в категорической форме и определенно указывает, что именно будет. Эмпирический закон, говорилось выше, основан лишь на обобщении из непосредственного опыта, и мы не можем полагать­ся на его необходимость. Но если опыт, лежащий в основании эм­пирического закона, будет очень устойчивым и частным, то этот закон получает колоссальное познавательное значение и служит

[88]

могучим орудием предвидения. В этом отношении он становится выше абстрактного закона. Таковы устойчивые обобщения биоло­гии о стадиях развития организма, астрономии — о смене дня и но­чи о смене времен года и т.д.

2. Основные типы учений о законах развития общественной жизни

До сих пор мы рассуждали о законе с чисто логической точки зре­ния и безотносительно к вопросу о развитии общественной жизни. Теперь мы можем вернуться к этой проблеме, и все, сказанное вы­ше, поможет разобраться в ней. Действительно, развитие общест­венной жизни есть факт, и как таковой требует объяснения, т.е. све­дения его к тем или иным законам. И мы можем искать в развитии общественной жизни именно ту или другую из установленных вы­ше категорий законов, т.е. или законы абстрактные, или эмпириче­ские. Здесь возможно одно возражение, а именно что принятое на­ми деление законов не единственное. Безусловно, не единственное, как не может быть единственной всякая классификация. Не един­ственное, но наиболее удобное. Для подтверждения последней мысли обратим внимание на другие предложенные виды действия законов применительно к социальным наукам.

Проф. Н.И.Кареев и Палант различают два вида социальных за­конов: каузальные и эволюционные1 . "Первые касаются постоян­ной связи, существующей между причиной и следствием"2 . Другие же — временной (не причинной) последовательности фаз общест­венной жизни.

Одна фаза общественной жизни, утверждает Н.И.Кареев, не мо­жет рассматриваться по отношению к другой как следствие или как причина. Тут исключительно временная последовательность. Од­нако такое деление законов нельзя признать исчерпывающим. Ко­нечно, если мы будем брать фазу общественной жизни в ее сложно­сти, мы не можем утверждать, что она — причина или следствие другой фазы. Но ведь каждую фазу мыслимо разложить на элемен­ты и найти причинное объяснение развитию соотношений этих элементов. Тогда мы получим несколько каузальных законов, ко­торые в совокупности объяснят смену фаз общественной жизни. Поэтому, поскольку разбираемая классификация считает совер­шенно невозможным причинное объяснение фаз общественной жизни, она не принимает, значит, в расчет только что отмеченной

[89]

нами группы каузально-эволюционных законов. Но этого мало. Возьмем закон соотношения между ростом населения и развитием его благосостояния, а также все статистические законы3 . Причин­ная связь в них скрыта. Значит, они не будут каузальными закона­ми. Но они не будут также и эволюционными, потому что не гово­рят о смене фаз. Значит, эти законы также совершенно не входят в разбираемую классификацию. Одним словом, она игнорирует часть статистических и часть динамических законов. Невыдержан­ность ее проявляется уже в самом сочетании понятий: законы кау­зальные противопоставляются эволюционным. Казалось бы, кауза­льным законам нужно противопоставлять законы некаузальные вообще, а эволюционным — неэволюционные вообще. Однако это­го мы не находим.

Рене Вормс различает три категории социологических зако­нов4 : 1) законы, приложимые во всякое время и во всех странах, ос­новывающиеся на общих свойствах человеческой природы (нап­ример, закон экономии сил); 2) законы сосуществования; 3) зако­ны последовательности. Но мы не видим здесь fundamentum divisionis. Спрашивается, почему законы постоянные (1 категория) не могут быть иногда законами сосуществования, а иногда после­довательности? И обратно, почему законы сосуществования или последовательности не могут быть столь постоянными, как закон экономии сил? Не потому ли, что природа человека менее измен­чива, чем общество? Однако менее изменчива не значит неизмен­чива. За последнее время раздаются весьма и весьма серьезные го­лоса в пользу принципиальной изменчивости человеческой природы в зависимости от эволюции общественной жизни. Мы го­ворим о работах5 Дюрктейма, Леви Брюля, Драгическо. Описанную классификацию тем труднее принять, что и сам Вормс отмечает ее неустойчивость. Выделив категорию постоянных законов, основан­ных на постоянстве человеческой природы, он сейчас же признает, что эта природа все-таки изменчива, и "мы не желали бы ут­верждать, что невозможно найти исключения из упомянутых по­стоянных законов"6 .

[90]

Итак, мы возвращаемся к своему делению законов. В полном виде это деление сводится к следующему. Законы общественной жизни могут быть
  1   2   3

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconЗакон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы "подзаконных" объектов
Избранные сочинения / Ред колл. Л. И. Абалкин и др. Сост. В. М. Бондаренко, В. В. Иванов, С. Л. Комлев и др. — М.: Экономика, 1993....

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconОбозначают ли они один и тот же феномен или между ними есть какие-то различия?
Человек – понятие самое общее, это родовое понятие, указывающее на принадлежность к человеческому роду. Понятие "человек" служит...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconРеспублика карелия закон
Закон направлен на активизацию инвестиционной деятельности на территории Республики Карелия, создание режима инвестиционного благоприятствования...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconЗакон приоритетов Дети зеркало родителей
Эти законы в своем развитии мотивируют наши мысли, слова и поступки, родовое благословение, либо родовое проклятие. С одной стороны,...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconЛ. С. Выготский выдающийся отечественный психолог, основоположник культурно-исторической концепции психического развития. Теоретический и практический вклад Выготского в становление отечественной психологии. Учение Л
Культура как источник развития. Учение о возрасте, его структуре и динамике. Закон метаморфозы, закон анализа развития по единицам,...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconЛекция 4 Личность в социологии
Человек – родовое понятие, которое указывает на принадлежность особи к роду человеческому. Выделяют специфические черты человека:...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconФинно-угорские заимствования в татарском языке: синопсис и таксономия
Охватывает, по возможности, все явления, относящиеся к данной проблематике, и учитывает все многообразие его форм. Такое широкое...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconЗакон сохранения означает, что существует число, которое остается постоянным вне зависимости от того, когда вы его подсчитаете скажем, сейчас или через некоторое время, после того как в природе произойдет множество изменений [Фейнман, 1987, с. 51]
Во всяком случае, физики не могут исключить это требование при построении своих интеллектуальных конструкций. В этом журнале нет...

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов icon«Вне зависимости»
Проведены классные часы направленные на профилактику табакокурения, алкоголизма и наркомании

Закон как родовое понятие, взятое вне зависимости от природы \"подзаконных\" объектов iconВведение закон
I объекты гражданского права и виды ценных бумаг 7 Понятие объектов гражданского права, характеристика видов


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница