Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики




Скачать 255.84 Kb.
НазваниеОсобенности работника эпохи постиндустриальной экономики
страница1/2
Дата конвертации10.05.2013
Размер255.84 Kb.
ТипСтатья
  1   2
УДК 101.11:316

ОСОБЕННОСТИ РАБОТНИКА ЭПОХИ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Патырбаева Ксения Вадимовна

соискатель кафедры философии Пермского государственного университета (г. Пермь, ул. Букирева 15), преподаватель кафедры финансов и кредита, кафедры экономики и управления АНО ВПО «Пермский институт экономики и финансов» (г. Пермь, Стахановская 54), philosmatem@mail.ru


Статья посвящена особенностям работника нового (постиндустриального типа) – креативности, высокому профессионализму (квалификации), новым ценностным и мотивационным установкам. Особенности работника нового типа объясняются исходя из концепции всеобщего материального труда, который лежит в основе постиндустриальной экономики.

Становление экономики постиндустриального типа обусловлено, прежде всего, развитием нового типа материального производства – высокотехнологичного материального труда, основанного на практическом преобразовании все более глубоких уровней материи.

Развитие труда предполагает формирование и развитие работника нового типа, работника эпохи постиндустриального общества. Понятие «работник эпохи постиндустриальной экономики», по нашему мнению, отражает новый социально-экономический тип индивида как результат постиндустриальной трансформации производства (понимаемого в широком смысле), принципиально отличный от работников эпохи индустриального (машинного) и доиндустриального (ручного) труда. Понятие «работник эпохи постиндустриальной экономики» объединяет индивидов различных профессий, включая рабочих высокотехнологичных автоматизированных производств и работников четвертичного и пятеричного секторов экономики (как наиболее характерных для постиндустриальной экономики), т.е. работников, появление которых обусловлено трендами постиндустриализации.

Развитие всеобщего труда, усложнение его содержания (рост творческой составляющей), универсализация труда и, в тенденции, преодоление разделения физического и умственного труда составляют основу формирования ряда универсальных черт, присущих работнику постиндустриального типа: становление новых способностей и потребностей, формирование трудового сознания нового типа, включая новые ценности и мотивационные установки.

Становление всеобщего труда связано с развитием более высокой способности человека к материальной деятельности. Известно, что в материальном компоненте способностей к материальной деятельности выделяются анатомо-физиологический и собственно социальный уровни.1 В данной статье в фокус внимания помещен социальный компонент способности к всеобщему материальному труду.

Важнейшей чертой работника нового (постиндустриального, инновационного) типа является высокий уровень креативности.

Под креативностью (от англ. creativity) в данной статье понимается уровень творческой одаренности (способности к творчеству). Причем креативность рассматривается как несводимая к интеллекту способность целостной личности. Процесс реализации креативности выступает как творчество – деятельность, результатом которой является создание новых материальных и духовных ценностей или новых схем и алгоритмов создания этих ценностей. Творческий процесс предполагает наличие у личности ряда способностей, мотивов, знаний и умений, благодаря которым создается продукт, отличающийся новизной, оригинальностью, уникальностью.

Согласно научной социальной философии, материальный труд представляет собой процесс преобразования природы все более сложных уровней, присоединения к сущностным силам человека бесконечных сущностных сил природы, доразвития человеком невключенного низшего, создание новых, сверхприродных по сложности объектов. Материальный труд по своей сущности представляет собой творческий процесс, понимаемый как процесс создания нового, не существующего в природе (сверхприродного), как процесс реализация бесконечных творческих сущностных сил человека.

По нашему мнению, элемент творчества присутствует в любом трудовом процессе, совершаемом человеком. При этом труд отдельного индивида на различных исторических ступенях развития производства (ручной, машинный, автоматизированный труд) имеет различную творческую наполняемость. Расщепление человеческой сущности в результате разделения труда на умственный и физический сводит творческое содержание труда каждого отдельного работника до минимума (например, труд на конвейере в эпоху машинного производства). Однако даже в индустриальную эпоху труд совокупного работника, процесс труда, взятый в целом, от начала до конца, является процессом творческим, создающим новое, сверхприродное по сложности бытие.

С переходом к автоматизированному производству, в результате преодоления разделения физического и умственного труда происходит возврат к целостному, универсальному труду, способствующему реализации творческого (креативного) потенциала каждого отдельного работника.

В условиях автоматизации человек передает наиболее шаблонные, рутинные операции (исполнительские функции) системам автоматов, оставляя за собой более сложные, наименее поддающиеся алгоритмизации и автоматизации творческие функции: целевую, поисковую, планирующую, управленческую, контролирующую. Выполнение человеком данных функций и составляет творческое содержание (характер) труда и развивает у работника более высокий (по сравнению с предыдущими эпохами) уровень креативности.

Развитие креативности работника нового типа на современном этапе предполагает: 1) многогранную изобретательность, способность оценивать ситуацию и находить пути решения сложных комплексных необычных задач; 2) способность посмотреть на ситуацию под неожиданным углом, это интеллектуальная позиция, раскрывающая весь спектр возможностей и определенный подход к проблеме, который направлен на поиск новых сторон решения; 3) способность к обнаружению и постановке проблем, а также способность к генерированию большого количества проблем; 4) способность к продуцированию разнообразных идей; 5) способность продуцировать отдельные ассоциации, необычные ответы, нестандартные решения (оригинальность); 6) способность усовершенствовать объект, добавляя детали; 7) способность к синтезу; 8) способность идти на риск (по словам Р. Флориды, «творческая деятельность носит подрывной характер, так как разбивает стереотипы мышления и поведения»); 9) определенные личностные свойства: необыкновенную напряженность внимания, незаурядную энергию, упорство, настойчивость в преодолении возникающих трудностей, преодоление умственных границ и перегородок, специфическую способность к тяжелому упорному труду.

Одним из главных проявлений творческого характера современного материального труда является, по нашему мнению, участие работников в развитии производства (проектирование, поиск рационализаторских решений, совершенствование методов производства, поиск более совершенных решений технических, организационных и других проблем). Так, у большинства работников различных профессий, обладающих средним специальным, высшим образованием и научной подготовкой, доля рабочего времени, непосредственно связанного с решением различных вопросов развития производства, возросла до 70 – 80 % (с 30 – 50 % в индустриальную эпоху).2 Участие работника нового типа в совершенствовании производства предполагает не столько проектирование новых продуктов, сколько создание новых схем или алгоритмов для создания этих продуктов3 или, по Р. Флориде, создание новых форм.4

Теоретической позиции, противоположной изложенной выше, придерживается автор теории «креативного класса» Р. Флорида. По его мнению, творческий характер, креативность является важнейшей чертой современного трудового процесса, за исключением работников материального труда. Для обозначения людей, в деятельности которых особое значение имеет креативность, Р. Флорида вводит понятие «креативный класс». Флорида понимает «класс» как «совокупность людей, обладающих общими интересами и склонных думать, чувствовать и вести себя сходно».5 Ведущим в новом обществе, согласно Р. Флориде, является «креативный класс», состоящий из «суперкреативного ядра» и «креативных профессионалов». В суперкреативное ядро, по его мнению, входят профессии в области программирования и математики, в области архитектуры и инженерного дела, в области естественных и социальных наук, в области образования, воспитания, библиотечного дела, в области искусства, дизайна, развлечений, спорта, СМИ. К креативным профессионалам Флорида относит управленческие профессии, профессии в области бизнеса, финансов, права, профессии в области здравоохранения (врачи и технические специалисты). Далее вслед за креативным классом следует «рабочий класс», куда ученый отнес профессии в области строительства и добычи полезных ископаемых, профессии в области монтажных работ, технического обслуживания и ремонта, производственные профессии, профессии в области транспорта и перевозок. Завершают классификацию «обслуживающий класс» (профессии, связанные с общественным питанием, продажами, охранной деятельностью и пр.) и «сельское хозяйство» (фермерские профессии, связанные с рыболовством и лесоводством)6.

Так, по мнению ученого, рабочие, в том числе и высокотехнологичных производств, не относятся к «креативному классу». В составе «креативного класса» оказались, по сути, только профессии «пятеричного» сектора экономики.

Конечно, Флорида делает достаточно много оговорок относительно того, что креативность присуща человеку как виду7, что креативность не ограничивается креативным классом, что «в труде фабричных рабочих и даже самого низкооплачиваемого обслуживающего персонала всегда был свой творческий элемент», что «доля креативности во многих рабочих и сервисных профессиях постоянно растет».8 Однако, по Флориде, степень креативности работников материального труда (даже высокотехнологичных производств) все же недостаточна, чтобы отнести их к «креативному классу».

В принципе, достаточно логичный вывод, исходя из того содержания, которое ученый вкладывает в понятие «креативность». В конечном счете, креативность, по Флориде, сводится лишь к мыслительной деятельности, способности производить идеи. Именно идеи, согласно ученому, являются двигателем общественного прогресса. Согласно идее Р. Флориды, все ключевые этапы развития человечества (зарождение организованного земледелия, появление современной системы торговли и профессиональной специализации, развитие промышленного капитализма и организационная эпоха) обусловлены развитием человеческой креативности как способности к мыслительному творчеству, что, в итоге, приводит к становлению «креативной эпохи».9 Креативность как способность к материальному творчеству не принимается ученым во внимание. Отсюда становится ясным, почему к «креативному классу», по Флориде, относятся лишь «труженики» пятеричного сектора экономики, работники умственного труда, нематериального производства. Материальная деятельность, материальный труд в принципе не рассматриваются им на предмет наличия креативности, что является, по нашему мнению, ошибочным. Креативность как важнейшая сущностная черта материального труда (проявления которой рассмотрены нами выше) осталась, к сожалению, не исследованной Р. Флоридой, что, пожалуй, не входило в его задачи и не следовало из его методологии.

Иную, более радикальную точку зрения, высказывает В.Л. Иноземцев. Отрицая позицию, согласно которой элемент творчества присутствует в любом трудовом процессе, совершаемом человеком, а исторические формы творчества зависят от исторических форм труда, он считает, что творчество и труд – это разные формы, или, скорее, этапы развития более широкого понятия «деятельность». По мнению ученого, человеческая активность эволюционирует от предтрудовой деятельности к труду и, наконец, к творческой деятельности.

Творчество трактуется им как процесс, в котором получает свою реализацию внутренний побудительный мотив деятельности, в котором развиваются человеческие способности. Оно выступает как феномен, определяемый не материальными условиями существования индивидом, как труд, а более высокими (надутилитарными) мотивами.

«Материальные условия существования индивидов», «материальные потребности», «материальная мотивация» в трактовке В.Л. Иноземцева понимаются упрощенно как «утилитарные», тождественные денежному достатку, доходу, денежному вознаграждению. В этом плане деятельность человека, мотивируемая получением денежного дохода (и, в конечном счете, направленная на удовлетворение простейших биологических потребностей) называется ученым «трудом». Тогда как деятельность, приносящая субъекту внутреннее удовлетворение за счет самосовершенствования себя в этой деятельности, будет считаться творчеством. Различие между «трудом» и «творчеством», по Иноземцеву, сводится, в итоге, к субъективному восприятию человеком процесса труда: приносит ли он удовлетворение и ощущение самосовершенствования или же мотивирован «внешними» причинами. «Основные отличия творчества от труда наблюдаются во внутренних мотивах и структуре деятельности, но не в ее результатах, - пишет он, - Такое понимание творческого процесса предполагает, что для его анализа могут применятся лишь субъективные оценки, в то время как труд и его результаты в большинстве случаев оцениваются объективным образом… субъективный характер самореализации человека является основным моментов определения творческого характера деятельности».10

По нашему мнению, одной из главных ошибок Иноземцева является неверное понимание «материальных условий существования индивидов», «материальных потребностей». В лучшем случае материальные потребности трактуются им тождественными биологическим потребностям, в худшем – понимаются равнозначными материальному (= денежному) доходу, а потому оказываются «внешними» мотивами, исходящими не из самого человеческого индивида, а из внешних для него условий. Кроме того, ведущими в человеческой деятельности оказываются не способности человека (ученый вообще не обращается к анализу способностей), включая способность к труду, материальному и духовному творчеству, а потребности человека.

Современная научная философия понимает потребность как нужду в чем либо, обусловленную противоречием между наличным и необходимым состоянием человека. При этом потребности разделяются на материальные и духовные. Материальные потребности – это потребности человека как специфического материального существа в обеспечении и развитии своего материального существования. Поскольку человек – социально-интегральное существо, он нуждается и в природных, и в собственно социальных условиях. Поэтому его материальные потребности подразделяются на биологические (простые) и социальные (сложные). К первым относятся потребности в пище, одежде, жилище, соответствующей природной среде как условия нормального существования и отдыха, безопасности и т.д. Эти потребности связаны с обеспечением нормальной жизнедеятельности человеческого организма. Вероятно, именно данные потребности человека Иноземцевым трактуются как внешние побудительные мотивы. Однако эти потребности не могут выступать внешним побудительным мотивом, поскольку исходят из природы самого человека (пусть и не являются собственно «человеческими», «социальными»), обеспечивая нормальное существование биологического основания человека (биологии человека как включенного низшего). Кроме того, современная научная философия выделяет в структуре человеческих потребностей и более сложные – собственно социальные потребности, к которым, прежде всего, относится потребность в труде (как основном условии, средстве и способе человеческого существования) и общении (как обмене различными видами деятельности). Причем являясь интегрально-социальными, они включают свою специфически биологическую основу (которая поэтому не может быть «внешним» побудительным мотивом). Данные потребности являются материальными не потому, что имеют внешний (экономический) побудительный мотив (какими они предстают в упрощенной трактовке В.Л. Иноземцева), а потому, что они объективны, не зависят от человеческого сознания в том плане, что человек должен их удовлетворять, чтобы оставаться человеком, социально-интегральным существом.

Слабым моментом в концепции В.Л. Иноземцева является отсутствие доказательств того, что трудовая деятельность не направлена на совершенствование самого человека, его способностей. Это положение остается ни откуда не следующим постулатом. Кроме того, становление творчества обусловлено субъективными желаниями человека, следующими не из условий материальной жизни, а из самого человека (его «внутренних побуждений»). Именно субъективное отношение человека к себе самому, производственной деятельности, миру оказывается, по Иноземцеву, определяющим для хозяйственного прогресса. «Оказывается, что на хозяйственный прогресс влияют не только и не столько вовлеченные в оборот информация и знания, сколько характер восприятия человеком окружающего мира, его отношение к самому себе и себе подобным, - пишет он, - … и прогресс информационного производства, и характер постиндустриальной хозяйственной системы как таковой оказываются зависимы от потребностей человека в самореализации».11

Тогда как с позиций научной социальной философии материальный труд выступает как непосредственное производство человеком своей собственной сущности. В процессе труда развивается человек, постоянно совершенствуются его способности в результате присоединения к собственным сущностным силам все более сложных сущностных сил природы. Являясь наивысшей формой активности материи, труд обладает способностью к самовозрастанию, превышению самого себя. Мысль тоже способна к самовозрастанию, но лишь в той мере, в какой она есть правильное отражение объективного мира, материального бытия человека. «Характер восприятия человеком окружающего мира, его отношение к самому себе и себе подобным» не изменится, пока не возникнут объективные условия, отражением которых и станет новый взгляд человека на мир и самого себя. Должны измениться способности человека, измениться производственный процесс, которые сделают необходимостью постоянное совершенствование себя. Должен сформироваться новый тип материального труда, требующий все большего вовлечения креативности, способности человека к материальному творчеству. Таким трудом, как показано выше является всеобщий труд, способствующий универсальному развитию человеческой сущности, преодолевающий разделение физического и умственного труда, обусловливающий формирование индивида способного реализовать творческое содержание всеобщего труда в собственной трудовой деятельности. Именно из самого труда, из развития материальных способностей человека к всеобщему труду появляется потребность в самосовершенствовании, поскольку сам труд как целостный и универсальный процесс нуждается в целостном индивидууме, виртуозно владеющим не отдельной трудовой операцией, а сложным комплексом постоянно совершенствующихся трудовых операций. Сам труд, представляя собой практическое воплощение науки, требует от работника фундаментальной теоретической подготовки, глубокое понимание производственных процессов, постоянное пополнение этих знаний (в том числе и через самообразование) и творческое их применение в собственной трудовой деятельности. По нашему мнению, не потребность (желание) человека в самосовершенствовании обусловливает изменение характера труда и отношения к труду, а сам труд (более высокая способность к материальному труду) формирует потребности более высокого порядка и отношение к труду как ценности, как первой человеческой потребности.

Именно содержание нового труда обусловливает формирование у работников новых ценностей в 70 – 80-е гг. XX в. Новые ценности многими учеными были поняты как постматериалистические, надутилитарные, нематериальные (П. Сорокин, Р. Инглхарт, У. Митчелл, Д. Янкелович, К. Бецольд, В.Л. Иноземцев). Также ценности работника нового типа исследовались в работах Э. Вильховченко, Дж. Гэлбрэйта, И. Нонака и Х. Такеучи, М. Витцель, В. Срики, Р. Флориды.

Толкование ценностей нового работника как нематериальных по своей природе (т.е. чуждых материальной деятельности вообще) является неточным. По нашему мнению, новые ценности отражают ориентацию работника не на удовлетворение первичных материальных (физиологических) потребностей, а на удовлетворение сложных материальных потребностей, в том числе, потребность в творческом труде.

У работников нового типа складывается особое отношение к труду, его условиям. Ценностями работников постиндустриального общества являются: 1) возможность проявления творчества в трудовой деятельности: гибкие условия труда, разнообразие, участие в принятии решений, индивидуальность, автономность; 2) «меритократия»: высокая оценка личных способностей и заслуг, признание со стороны коллег; 3) самостоятельность в трудовом процессе: самомотивация, самовыражение, самоответственность, самостоятельная постановка целей и самоконтроль в следовании им; 4) совершенствование себя в трудовой деятельности: поиск внутреннего удовлетворения и гармонии, стремление к новому опыту, стремление к повышению квалификации; 5) высокая оплата труда (соответственно квалификации и профессионализму).

Возникновение этих ценностей, по нашему мнению, обусловлено изменением содержания труда, его универсализацией, наполнением его творческим содержанием. Полноценная реализация универсальных способностей человека требует новых условий труда, самостоятельности и возможности совершенствования себя в трудовой деятельности (чтобы быть способным выполнять все более сложный труд). Новые ценности возникают как результат творческого содержания труда и в свою очередь способствуют дальнейшему развитию креативности как способности работника к творчеству.

Креативность, как качество современного работника, сопряжена с развитием квалификационного уровня, профессионализма. Работник постиндустриальной экономики – это креативный профессионал (высококвалифицированный работник).

Понятие «квалификация» - достаточно сложное, комплексное, многоуровневое понятие, интегрирующее разнообразные личностные и профессиональные качества индивида.

Структуру квалификации можно выделить исходя из структуры способностей человека, включающей общую и частные способности к труду. Общей способности к труду соответствует общепрофессиональная квалификация, применимая к широкому спектру специальностей. Частные способности к труду составляют основу специальной квалификации.

Развитие и формирование общих способностей к труду и познанию сегодня выходят на первый план, что обусловлено формированием всеобщего труда и, как следствие, «гибкостью специализации», «гибкостью оборудования», «гибкостью производственных процессов». Сегодня наука становится непосредственной производительной силой. Соответственно и подготовка рабочей силы должна быть ориентирована на развитие общей способности к труду и познанию, на творческое применение специалистом своих способностей в длительной перспективе, в системе профессий, которые появятся через 15 – 20 лет в условиях быстро меняющейся техники.

Рост общей способности к труду происходит за счет профессиональной подготовки, включающей в себя высокий образовательный уровень (за счет получения высшего образования).

Если ранее (например, в индустриальную эпоху) ведущим фактором, определяющим квалификацию работника, был опыт работы, то сегодня в условиях высокотехнологического производства (постиндустриального типа) на первый план выдвигаются требования постоянного обновления и пополнения знаний. Это связано с развитием всеобщего труда, в котором, как показано ранее, наука становится непосредственной производительной силой, производство «онаучивается», постоянно развивается и обновляется на основе внедрения последних научных разработок. Соответственно и работник должен постоянно совершенствовать свою способность к труду, свои профессиональные знания.

Узкая профессиональная подготовка и эмпирические навыки (опыт) становятся для рабочего уже недостаточными, требуется уже более высокий уровень общих и специальных знаний и политехническая подготовка, которые создают основу для более легкого и быстрого освоения новых видов машин и технологических процессов.

Профессиональная подготовка человека в образовательной системе закладывает прочную базу профессиональной деятельности, в наибольшей степени реализующую личностные способности, его трудовой потенциал.

Поскольку в условиях постиндустриальной экономики знания (особенно технические знания и навыки) быстро устаревают, важнейшим свойством работника нового типа становится сама способность обучаться, а также различные навыки обращения со знаниями (использование имеющихся, получение новых и пр.). Сокращение жизненного цикла знаний и профессиональных навыков обусловливают требование непрерывности образования и регулярного повышения квалификации, что предполагает постоянное возвращение работника в систему высшего образования для того, чтобы приобретать, применять, а также обновлять знания и навыки, необходимые в профессиональной деятельности.

Уже сегодня за весь период профессиональной деятельности (примерно 40 лет) каждый специалист должен повышать свою квалификацию 5 – 8 раз.12

Наличие высшего образования (а иногда и ученой степени) сегодня оказывается важнейшим требованием к работнику, желающему оставаться в “авангарде современной рабочей силы”. «Аттестат когда-то оконченной средней школы и свидетельство о профессиональных курсах, может быть, и позволяют иногда избежать безработицы, но удерживают чаще всего на периферийных участках экономики», - замечает И. Бушмарин.13

Согласно официальным статистическим данным, за последние годы показатель образованности в общемировом масштабе неуклонно повышается. Если в середине века более 1/3 населения мира не имело даже базового образования, то к началу XXI столетия их число уменьшилось до 1/4, несмотря на то, что население планеты за этот же период выросло с 3 до 6 млрд. человек.14

В странах ОЭСР доля работников с высшим образованием с 1975 по 2000 г. возросла с 22 до 41 %, то есть почти вдвое, но и этого недостаточно для удовлетворения спроса на квалифицированные кадры.15 По данным 2007 года, в 24 странах ОЭСР диплом о законченном высшем образовании имеют в среднем 36% взрослого населения. За последние десять лет удвоилось количество выпускников вузов в Австрии, Финляндии, Италии, Португалии, Словакии и Швейцарии.16

Расходы на образование в среднем по странам ОЭСР составляют 6,2% совокупного ВВП (в 2006 году 5,9% ВВП). На эту статью расходов приходится в среднем до 13,4% всех социальных затрат: в Чехии, Германии, Греции, Италии и Японии — менее 10%, в Мексике и Новой Зеландии — более 20%. С 1995 по 2004 год расходы на поддержку всех уровней образования в странах ОЭСР выросли в среднем на 42%.

Во всех странах ОЭСР главным донором отрасли выступает государство – в 2004 году в среднем 87% затрат на образование финансировались из государственных источников. Участие государства в развитии и финансирования данной отрасли можно истолковать как понимание стратегического значения и нерыночного характера сферы образования (и шире – сферы общественных услуг).

Учитывая особенности работника нового типа, современные системы подготовки и переподготовки кадров делают особый упор на творческий элемент в обучении. Обучающийся выступает здесь не как пассивный субъект, который должен усвоить определенный объем информации, а как активный субъект развития своих способностей.17

В способности к труду также можно выделить на частные способности, или способности к определенным профессиям. Диалектика общей способности к труду и частных способностей такова, что одно развивается на базе другого. Общая способность развивается на базе частных способностей, и наоборот. Все они имеют внутренние источники развития, но ведущей стороной является общая способность к труду.

Если в формировании общих навыков ведущим является система высшего образования, то развитие специальных навыков работника, происходит, как правило, непосредственно в процессе трудовой деятельности, включая: 1) обучение во время работы (подготовка универсала широкого спектра деятельности, многопрофильного рабочего), при котором начальники и более опытные работники во время работы показывают, как надо работать, в результате чего работник обретает рабочие навыки, получает умение ставить и решать проблемы, учится активно относиться к инициативному решению задач; 2) обучение вне работы, проводимое на фирме и вне ее в форме краткосрочных курсов; 3) самообразование.18 Часто внутрифирменная подготовка кадров осуществляется в рамках корпоративных университетов, представляющих собой своеобразный симбиоз высшей школы и производства и направленных на создание прикладных (практических) знаний и навыков у персонала.19

Формирование специальных навыков, частных способностей к труду направлено на развитие духовной и материальной составляющей способности к труду: работник нового типа должен широко смотреть на производство и обладать определенной гибкостью, способностью к постоянной смене деятельности, выполнению многообразных трудовых операций.

Высокую роль образования как важнейшей составляющей современной рабочей силы подтверждает и теория человеческого капитала.

В наиболее общем виде человеческий капитал определяется как «воплощенный в человеке запас способностей, знаний, навыков и мотиваций».20 В узком смысле одной из форм капитала является образование. Человеческим его называют потому, что эта форма становится частью человека, а капиталом полагается вследствие того, что представляет собой источник будущих заработков.

Ключевым моментом теории человеческого капитала является положение, что росту уровня образования соответствует экономическая отдача в виде прироста дохода (заработной платы).

Сторонники этой теории разработали количественные методы анализа эффективности вложений («человеческих инвестиций») в образование, медицинское обслуживание, подготовку на производстве, миграцию, рождение и уход за детьми, их денежной отдачи для общества и семьи. Главное внимание в этом анализе уделяется производимым способностям человека и дифференциации доходов, вызываемой различными уровнями инвестиций в их производство. Согласно теории человеческого капитала, инвестиции в человека, в развитие его способностей обусловливают рост доходов, потому и являются для трудящегося индивида капиталом.

В то же время теория человеческого капитала имеет ряд неточностей. Основатели и последователи концепции человеческого капитала допустили смешение двух разных категорий и подмену понятия квалифицированная рабочая сила термином «человеческий капитал». Ряд важных свойств и действий, связанных с человеческими способностями к труду (в современном высокоразвитом состоянии), приписывается человеческому капиталу. Однако еще К. Маркс в третьем томе «Капитала» критиковал ряд классиков буржуазной политэкономии за уподобление рабочей силы капиталу, который будто бы приносит процент в виде заработной платы. По его справедливому мнению, два обстоятельства опровергают это ложное утверждение: рабочий должен трудиться, чтобы получить эти проценты, и он не может превратить капитальную стоимость своей рабочей силы в звонкую монету путем передачи другому. «Более того, годовая стоимость его рабочей силы равна его средней годовой заработной плате, и своим трудом он должен возместить для покупателя рабочей силы именно эту стоимость плюс прибавочную стоимость, то есть ее прирост».21 К. Маркс определенно разграничивал социально-экономическую форму реализации способностей человека к труду в рамках процесса производства, при котором рабочая сила имеет форму товара, принадлежащего юридически свободному наемному работнику. Путем купли-продажи она отчуждается от работника, приобретая форму переменного капитала, принадлежащего предпринимателю. Маркс считает совершенно неправильным утверждение А. Смита о том, что часть капитала, затраченная на содержание производительного труда, выполнив функцию капитала для предпринимателя, образует доход для рабочих.22 Полную ясность в эту проблему вносит констатация Маркса: «Мы должны проводить следующее различие: рабочая сила в руках рабочего является товаром, а не капиталом; ею обусловливается доход для него лишь постольку, поскольку он может постоянно повторять ее продажу; в качестве капитала она функционирует после продажи в руках капиталиста, во время самого процесса производства». Именно купля и продажа рабочей силы увековечивает ее «в качестве элемента капитала; вследствие этого капитал представляется созидателем товаров».23

Следовательно, нынешняя трактовка понятия «человеческий капитал» является уязвимой, носит эклектичный характер, поскольку механически соединяет разнородные категории «рабочая сила» и «капитал». На самом деле, понятие человеческого капитала не тождественно понятию рабочей силы. Человеческий капитал означает лишь капитализированную стоимость рабочей силы как совокупности физических и духовных способностей, которыми обладает человеческий организм и которые используются людьми для производства тех или иных потребительских благ.

«Человеческий капитал», как и многие броские термины, представляет собой метафору, то есть перенесение свойств одного явления на другое на основе некоего общего для них признака. Сторонники концепции «человеческого капитала», используя многозначность слова «человеческий капитал», размывают терминологическое значение этой категории. «Ей приписываются многие признаки свойственные современному человеку, - отмечает В. Щетинин, - богатый запас знаний, развитые способности, определяемые высоким интеллектуальным потенциалом, возросшие затраты на его образование и др. Между тем ключевым признаком этой новой категории выступает слово “капитал”».24

«Открытый» в XX веке «человеческий капитал» оказывается тождественным переменному капиталу, описанному в свое время К. Марксом. Не случайно ключевой составной частью определения понятия «рабочая сила» у Маркса и у теоретиков человеческого капитала оказывается один и тот же компонент – человеческие способности.25 Тогда как рабочая сила (пусть и высококвалифицированная) капиталом для своего владельца (работника) не является, «в качестве капитала она функционирует после продажи, в руках капиталиста, во время самого процесса производства».26

Западные экономисты рассматривают эффект от вложений в человека как нечто самостоятельное, оторванное от самого процесса труда. За первоисточник производительного результата ими выдаются инвестиции как таковые, а не человеческий труд, с чем согласиться нельзя, поскольку капиталовложения в человека формируют лишь способности человека к труду, но без живого труда они не реализуются, а значит, стоимости не создают и даже не сохраняют.27

Таким образом, для характеристики работника нового типа нами выбран термин высокая квалификация (профессионализм), а не капитал. Современный работник, работник нового типа эпохи становления постиндустриализма, обладает не высоким человеческим капиталом, а высокой квалификацией (профессионализмом), которые могут стать капиталом в руках работодателей, если будет продан товар «высококвалифицированная рабочая сила».

  1   2

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики icon1. Особенности политического процесса эпохи Киевской Руси и периода феодальной раздробленности 1 Образование и эволюция Древнерусского раннефеодального государства: обычай и закон
Тема Особенности политического процесса эпохи Киевской Руси и периода феодальной раздробленности

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconКошелева Понятие «человек эпохи Просвещения»
«человек такой-то эпохи». Оно употребляется часто, в разных контекстах, в том числе в заглавиях книг и статей (например, «человек...

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconАмини Дейхаги Махмуд особенности формирования современной политической культуры ирана в условиях информационной эпохи (социально-политический анализ)
Особенности формирования современной политической культуры ирана в условиях информационной эпохи

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconТеория и методология реализации резервов развития промышленных предприятий в постиндустриальной экономике
Охватывают и другие отрасли национальной экономики, в первую очередь базовые отрасли (металлургию, машиностроение)

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconI. Обоснование необходимости разработки проекта. Анализ основных направлений развития постиндустриальной экономики
Создание комплекса программных продуктов, инфраструктурных проектов, производственных систем и системы опережающей подготовки кадров...

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconЛ. В. Нургалеева Конфликт иконических и логических форм интеллекта в современной образовательной среде
Особенности клипового сознания накладывают свой отпечаток на способы формирования его картины мира и особенности мышления. Современный...

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconЛекция Формирование рыночной экономики (4 ч.)
Перспективная модель национальной экономики Беларуси (особенности, проблемы, подходы к их решению)

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconКодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-фз (тк рф) (с изменениями и дополнениями)
Статья 85. Понятие персональных данных работника. Обработка персональных данных работника

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconБорисов Е. Ф. Основы экономики
Особенности экономики проектирования жилых домов, общественных и промышленных зданий и сооружений, городов и населенных пунктов

Особенности работника эпохи постиндустриальной экономики iconОсобенности мотивационного ядра молодого работника: список литературы
Бадов В. А. Пять заповедей для начинающего менеджера, среди которых и Радость Неудачи / В. А. Бадов. М. Московский рабочий, 1988....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница