Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09




Скачать 360.27 Kb.
НазваниеПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
страница1/4
Дата конвертации16.05.2013
Размер360.27 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
ПРОТОКОЛ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ

по уголовному делу № 1-88/09


07 июля 2009 года – 10 часов 35 минут.

Судебное заседание продолжено.

Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Астафьевой А.Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О.И.

Председательствующий разъясняет сторонам их право заявить отвод.

Отводов не заявлено.

Суд,

Постановил:

Произвести замену секретаря судебного заседания Астафьевой А.Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О.И.

Секретарь судебного заседания докладывает о явке вызванных в суд лиц.

Подсудимый Ходорковский М.Б. – доставлен.

Подсудимый Лебедев П.Л. – доставлен.

Защитник Дятлев Д.М. – не явился.

Защитник Клювгант В.В. – явился.

Защитник Левина Е.Л. – явилась.

Защитник Москаленко К.А. – не явилась.

Защитник Терехова Н.Ю. – явилась.

Защитник Лукьянова Е.А. – не явилась.

Защитник Грузд Б.Б. – не явился.

Защитник Шмидт Ю.М. – не явился.

Защитник Сайкин Л.Р. – не явился.

Защитник Краснов В.Н. – явился.

Защитник Купрейченко С.В. – явился.

Защитник Липцер Е.Л. – явилась.

Защитник Мирошниченко А.Е. – не явился.

Защитник Ривкин К.Е. – не явился.

Защитник Сапожков И.Ю. – не явился.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э. – явился.

Государственный обвинитель Лахтин В.А. – явился.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М. – явилась.

Государственный обвинитель Ибрагимова Г.Б. – явилась.

Потерпевший Белокрылов В.С. – не явился.

Потерпевший Демченко В.М. – не явился.

Представитель потерпевшего Гришина Т.Ю. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явилась.

Представитель потерпевшего Щербакова И.Л. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явилась.

Представитель потерпевшего Петрова И.Е. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – явилась.

Представитель потерпевшего Ларионов Р.А. – представитель Федерального Агентства по управлению государственным имуществом – не явился.

Представитель потерпевшего Узалов И. – представитель Компании «Sandheights Ltd» – не явился.

Представитель потерпевшего Пятикопов А.В. – представитель ОАО НК «Роснефть», ОАО «Томскнефть» – не явился.

Свидетели – не явились.

Участники процесса надлежащим образом уведомлены о месте и времени проведения судебного заседания, суд не располагает сведениями о причинах их неявки.

Судом ставится вопрос о возможности продолжить судебное заседание при данной явке.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: не возражаю.

Подсудимый Лебедев П.Л.: не возражаю.

Защитник Клювгант В.В.: не возражаю.

Защитник Левина Е.Л.: не возражаю.

Защитник Терехова Н.Ю.: не возражаю.

Защитник Краснов В.Н.: не возражаю.

Защитник Купрейченко С.В.: не возражаю.

Защитник Липцер Е.Л.: не возражаю.

Государственный обвинитель Шохин Д.Э.: не возражаю.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: не возражаю.

Государственный обвинитель Ковалихина В.М.: не возражаю.

Государственный обвинитель Ибрагимова Г.Б.: не возражаю.

Представитель потерпевшего Петрова И.Е.: не возражаю.

Суд,

Постановил:

Продолжить судебное заседание при данной явке.

Подсудимый Ходорковский М.Б.: Ваша честь, я хотел пояснить, что я неправильно ответил на ваш вопрос в тот раз. Ходатайство по мере пресечения – это в рамках ст.237 УПК РФ, это не отдельное. Если Вы будете выносить решение о возвращении, то наше мнение такое. Это не отдельное заявление.

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: Ваша честь, мы полагаем, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению, поскольку приведенные в нем доводы противоречат собранным по уголовному делу доказательствам и требованиям уголовно-процессуального законодательства, в том числе, о порядке содержания под стражей и обвиняемых, и подсудимых. Ссылаясь на маршрутные телеграммы «Транснефти», акт налоговой проверки и решение арбитражного суда, договоры управленческого консультирования как на свидетельство легальной финансово-хозяйственной деятельности ОАО «НК «ЮКОС» и его сотрудников, а также непосредственно Ходорковского и Лебедева, и требуя вернуть дело прокурору для пересоставления обвинения (я читаю в оригинале), заявитель фактически инициирует прения сторон в условиях, когда сторона обвинения все доказательства еще не представила, а сторона защиты и не начинала их представлять. Кроме того, Ходорковский игнорирует постановление судьи Хамовнического районного суда г. Москвы Данилкина о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания от 17 марта 2009 года, согласно которому заявленное стороной защиты, в том числе защитником Красновым конкретно, и обвиняемыми ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору удовлетворению не подлежит, поскольку препятствий, предусмотренных п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, для рассмотрения настоящего уголовного дела не имеется. Как известно, данное постановление оставлено без изменения 01 июня 2009 года определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда. Порядок исследования доказательств регламентирован ст.274 УПК РФ, согласно которой первой представляет доказательства сторона обвинения. Сторона обвинения, а не кто-либо из участников уголовного процесса, самостоятельно определяет форму и очередность представления указанных доказательств. Как указано выше, данная процедура еще не закончена, и давать какие-либо комментарии сегодня вышеуказанным доводам Ходорковского сторона обвинения не намерена, поскольку в ином случае это противоречило бы требованиям уголовно-процессуального закона об оценке доказательств после их полного исследования в совокупности. Следует отметить, что свои ссылки Ходорковский делает вне контекста обвинительного заключения, игнорирует все другие доказательства и объективные выводы следователя, которые приведены в тексте как постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении и Ходорковского, и Лебедева, так и в тексте в целом обвинительного заключения. Такая позиция подсудимого направлена на затягивание судебного разбирательства, на дезинформацию общественности, не осведомленной о нюансах уголовного процесса, не искушенной в тонкостях сложной незаконной финансово-хозяйственной деятельности подсудимых и их соучастников, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, сама подготовка к которым заняла значительное время. Подсудимые, согласно обвинительному заключению, обладают значительными материальными средствами, похищенными и легализованными. Это видно из обвинительного заключения. Делают они избирательные и тенденциозные ссылки на ряд отдельных документов из уголовного дела, которые не могут в отдельности, как в этом случае, дать возможность составить объективную картину их действий. Указанные обстоятельства в совокупности позволяют Ходорковскому и Лебедеву обеспечить себя квалифицированной защитой в количестве девятнадцати адвокатов, значительная часть которых, надо полагать, занимается аналитической работой по уголовному делу с привлечением ряда специалистов в области экономики и права, которым, согласно их так называемым заключениям, предоставляется не вся объективная информация по уголовному делу, или которые в чем-то имеют заинтересованность. Это позволяет инициировать в ряде средств массовой информации публикации и выступления ведущих представителей общественности, выводы которых зачастую необъективны, оскорбительны, унижают честь и достоинство, и профессиональное реноме представителей стороны обвинения и потерпевших. Это позволяет им представлять как законные свои действия, за которые во всех государствах с устоявшимися демократическими устоями предусмотрено наказание свыше двадцати лет лишения свободы в условиях, когда даже исследование доказательств, я повторяю, по настоящему уголовному делу еще не закончено. Вместе с тем, и все доказательства в совокупности, и текст обвинительного заключения свидетельствуют, во-первых, что маршрутные телеграммы «Транснефти», то есть на самом деле маршрутные поручения, не исключают изъятия нефти, а подтверждают несостоятельность договоров и соглашений, согласно которым ОАО «НК «ЮКОС» якобы выступало покупателем нефти. Так, в частности, из содержания маршрутного поручения от 13.10.1999 года видно, что в существующих договорных отношениях между ОАО «Томскнефть» ВНК» и «Тотал интернешнл лимитед» участвуют ОАО «НК «ЮКОС» и компания «Саус петролеум», что является одним из подтверждений присвоения нефти добывающего предприятия и реализации ее от имени ОАО «НК «ЮКОС» и «Саус петролеум лимитед». Я делаю ссылку на л.д.177 том 58. Во-вторых, что, в частности, акт, на который ссылается Ходорковский, № 30-3-14/1 повторной выездной налоговой проверки ОАО «НК «ЮКОС» от 30.06.2004 года свидетельствует о том, что расчетные, валютные и другие счета ЗАО «ЮКОС-М» открывались исключительно в банках, взаимозависимых с ОАО «НК «ЮКОС». Обществом в 2000 году были открыты и действовали в 2001 году банковские счета в филиале ЗАО «Менатеп СПб», АКБ «ДИБ». Это подтверждает, в числе других доказательств, подконтрольность Ходорковскому и Лебедеву и другим членам организованной группы ЗАО «ЮКОС-М». В-третьих, что решения арбитражного суда от 23.12.2004 года, от 28.04.2005 года подтверждают факты подконтрольности ОАО «НК «ЮКОС» подставных предприятий, зарегистрированных, в том числе, в регионах со льготным налогообложением, типа ООО «Митра», «Мускрон» и так далее. Этими же решениями, вступившими в законную силу, деятельность таких подставных предприятий признана деятельностью ОАО «НК «ЮКОС» за период 2000-2003 года по противоправному распоряжению нефтью, добываемой дочерними по отношению к нефтяной компании акционерными обществами «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз», «Томскнефть». И суд в каждом конкретном случае констатировал, что такие обстоятельства, как отсутствие какой-либо деятельности такими подставными обществами по месту своей регистрации, ведение их бухгалтерского учета зависимыми от ОАО «НК «ЮКОС» обществами с ограниченной ответственностью «ЮКОС ФБЦ» и «ЮКОС Инвест», открытие счетов таких предприятий исключительно в одних и тех же банках, подконтрольных вместе с ОАО «НК «ЮКОС» одним и тем же лицам, применение вексельных расчетов между организациями либо расчетов взаимозачетами, суд расценил как дополнительные доказательства подконтрольности таких обществ нефтяной компании «ЮКОС». Эти организации, согласно решениям суда, будучи зарегистрированными в регионах со льготным налогообложением, пользовались предоставленными им льготами недобросовестно, с грубым нарушением нормативных актов, устанавливающих такой режим, и с причинением существенного ущерба как бюджету соответствующего региона, так и федеральному бюджету. И суд установил, что нефть, реализовывавшаяся как внутри страны.

Председательствующий: послушайте, мы сейчас уже к прениям перешли, или что?

Государственный обвинитель Лахтин В.А.: нет, я парирую на доводы Ходорковского, как он парирует на наши доводы. Принимая Ваше замечание, Ваша честь, я хочу отметить, что я могу долгое время анализировать данные доказательства и долгое время парировать на заявления Ходорковского, я хотел лишь подчеркнуть, что нам есть, что ответить на каждый его довод, и поэтому в этой части я завершаю свое выступление, в этой части, касающейся его позиции по поводу доказательственной базы. А позиция стороны обвинения, касающаяся содержания под стражей Ходорковского, она аналогична высказанной нами, то есть прокурорами, ранее в судебных заседаниях. Оснований для изменения или отмены избранной ему Ингодинским районным судом г. Читы меры пресечения в виде заключения под стражу не имеется. Ходорковский содержится под стражей на основании судебного решения (как ранее содержался, так и в настоящее время), как и предусмотрено ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституцией РФ, ст.ст.108, 109, 236 и другими нормами УПК РФ. Содержание под стражей Ходорковского и ранее, и в настоящее время не нарушает его прав как гражданина Российской Федерации, закрепленных в Конституции РФ. Согласно ст.22 Конституции РФ, арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению, которое в данном случае состоялось. Из ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность, никто не может быть лишен свободы иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом: законный арест или задержание лица, произведенные с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения. Кроме того, ч.3 ст.55 Конституции РФ допускает ограничение федеральным законом прав, свобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Мера пресечения в отношении обвиняемого была применена в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства в условиях, когда иная мера пресечения не отвечала бы назначению уголовного судопроизводства, декларированному в ст.6 УПК РФ, в части защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления, а также в соответствии с требованиями ст.52 Конституции РФ, согласно которой права потерпевших от преступлений охраняются законом, и государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Вместе с тем, в качестве потерпевших и гражданских истцов по данному уголовному делу признаны как физические, так и юридические лица: Белокрылов, Демченко, ОАО «Томскнефть», «Самаранефтегаз» и так далее. Указанным лицам действиями Ходорковского и Лебедева причинен материальный ущерб, и они настаивают на скорейшем доступе к правосудию и возмещении им ущерба. Законность и обоснованность содержания Ходорковского под стражей подтверждается постановлениями Ингодинского районного суда, Читинского областного суда, оставленными без изменения определениями судебной коллегии по уголовным делам Читинского областного суда и Верховного Суда РФ. Принимая указанные решения, суды констатировали, что, находясь на свободе, Ходорковский может оказать влияние на свидетелей с целью изменения ими показаний в суде или отказа от дачи показаний и иным путем воспрепятствовать установлению истины по делу. О подобных намерениях Ходорковского свидетельствовали сообщения представителя органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность по настоящему уголовному делу. Эти сообщения были оценены как доказательства. Из этих сообщений следовало, что обвиняемые Ходорковский и Лебедев имеют намерение в случае освобождения из-под стражи покинуть пределы Российской Федерации, предпринять противодействие дальнейшему расследованию данного уголовного дела, оказать давление на участников уголовного судопроизводства, предпринять меры по уничтожению следов преступления. В качестве дополнительных доказательств, подтверждающих необходимость содержания Ходорковского под стражей, были приобщены и исследованы судами, и учтены при принятии решений копии протоколов Голубовича и Савельевой. Из показаний Голубовича, данных, в частности, на предварительном следствии, следует, что Ходорковский и Невзлин в беседе с ним (с Голубовичем) высказывали опасения, что он будет давать показания о том, что они участвовали в преступлениях. Ходорковский неоднократно говорил ему (Голубовичу), что расследование находится под контролем службы безопасности ОАО «НК «ЮКОС» и, следовательно, под его контролем, и что никто к уголовной ответственности по делу привлечен якобы не будет. Ходорковский и Невзлин сказали, что было бы лучше, чтобы он уехал из страны. В Лондоне он встретился с Ходорковским, который сообщил, что представители службы безопасности «НК «ЮКОС» перебрались в Лондон, что он воспринял как намек, что его найдут. Слова Ходорковского он воспринял как угрозу, поскольку данная служба безопасности была хорошо организована и способна оказать давление на неугодных руководству лиц. Обстоятельства, послужившие основанием для избрания в отношении Ходорковского этой меры пресечения, не изменились, и он по прежнему обвиняется в совершении преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, в составе организованной группы, часть участников которой находится в международном розыске, уже осужден за умышленные тяжкие преступления, совершенные в сфере экономической деятельности, и избрание иной меры пресечения или отмена избранной меры пресечения не будет отвечать задачам уголовного производства. Поскольку уголовное судопроизводство на территории Российской Федерации осуществляется на основании УПК РФ, то решение вопроса о мере пресечения должно состояться и состоялось на стадии судебного производства в соответствии с его нормами. В частности, согласно ч.3 ст.255 УПК РФ суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечение шести месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания под стражей подсудимому. При этом продление срока содержания под стражей допускается по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на три месяца. Как следует из материалов уголовного дела, рассматриваемого в суде, Ходорковский обвиняется, в частности, по ч.4 ст.160, ч.4 ст.174.1 УК РФ, относящихся в соответствии со ст.15 УК РФ к категории тяжких и особо тяжких преступлений. Уголовное дело по обвинению Ходорковского и Лебедева поступило в Хамовнический районный суд 17 февраля 2009 года, то есть срок содержания под стражей Ходорковского истекает только в августе 2009 года в соответствии с ч.3 ст.255 УПК РФ. А Вашим постановлением, Ваша честь, о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания от 17 марта 2009 года мера пресечения в отношении Ходорковского и Лебедева оставлена без изменения. Данное постановление оставлено без изменения, в свою очередь, 01.06.2009 года Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда. Таким образом, указывая на якобы имеющее место истечение срока содержания под стражей, Ходорковский игнорирует положения уголовно-процессуального законодательства и фактически подвергает ревизии состоявшиеся судебные решения, вступившие в законную силу. Поэтому мы полагаем, что данное ходатайство и в первой, и во второй части удовлетворению не подлежит.
  1   2   3   4

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
Судом ставится вопрос о замене секретаря судебного заседания Астафьевой А. Ю. на секретаря судебного заседания Мышелову О. И

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-23/10
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...

Протокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09 iconПротокол судебного заседания по уголовному делу №1-88/09
...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница