Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка




НазваниеБ. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка
страница4/34
Дата конвертации27.11.2012
Размер7.48 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

907 г.

«Аще прийдуть Русь бес купли, да не взимают мѣсячины. Да запретить князь сломъ своимъ, приходящимъ Руси здѣ, да не творять пакости в селѣх в странѣ нашей. Приходяще Русь да витают у святого Мамы и после(ть) цесарьство наше и да испишут имена их и тогда возьмуть мѣсячинное свое, первое от города Киева и па (вар. паки) ис Чернигова и ис Переаславля и прочий гради. И да входят в град одними вороты со цесаревымъ мужемъ без оружьа: муж 40 и да творят куплю яко же им надобе. Не платити мыта ни в чем же... Да приходячи Русь слюбное (вар. хлебное1) емлют. Елико хотячи... поидучи домовь в Русь за ся, да емлют у цесаря вашего брашной якори и ужа и парусы елико надобе».


944 г.

«Аще придуть Русь бес купли да не взимають мѣсячна (вар. мѣсячины), да запрѣтить князь сломъ своимъ и приходящимъ Руси еде да не тво­рять бещинья в селѣхъ ни в странѣ нашей. И приходящимъ имъ да ви­тають у святого Мамы. Да послеть цесарство ваше (вар. наше) да испи-шеть (вар. испишють) имяна ваша (вар. их). Тогда возьмуть мѣсячное (вар. мѣсячину) свое. Съли слебное, а гостье мѣсячное. Первое от го­рода Киева, паки из Чернигова ис Переяславля (и ис прочих городов). Да входять в городъ одинѣми вороты со цесаревымъ мужемъ безь оружья, мужь 40 и да творять куплю, яко же имъ надобѣ, и паки да исходять 40 мужь цесарства вашего (вар. нашего), да хранить я... И от­ходящей Руси отсюда въеимають от нас еже надобѣ брашно на путь, и еже надобѣ лодьямъ яко же уставлено есть преже (вар. первое)».

1 Надо читать слебное.


Слово пакости («пакости в селѣх») русское, оно широко извест­но во всех восточнославянских языках и в ряде западнославян­ских — польском, чешском. Совершенно ясно, что это не болгарское слово. А в тексте 944 г. оно заменено словом бещинья («бещинья в селѣхъ»), явно заимствованным из болгарского литературного язы­ка того времени. Следовательно, в варианте 907 г. мы имеем перво­начальный русский текст, а для договора 944 г. характерен язык с элементами церковнославянского (древнеболгарского) языка.

В тексте 907 г. приходяще Русь да витают — чрезвычайно важ­ная для нас древнерусская конструкция, деепричастие в качестве второго сказуемого. А в тексте 944 г. мы имеем уже оборот «датель­ный самостоятельный», чисто книжный и, по мнению многих ис­следователей, нерусский. Происхождение этого оборота остается до сих пор неясным; одно известно: в русских народных говорах его нет, нет и в других славянских языках. Его считают специфическим образованием старославянского и древнерусского книжных языков (и приходящимъ имъ да витають).

В договоре 944 г. после слов тогда возьмуть мѣсячное вставлено пояснение съли слебное, а гостье мѣсячное, которого нет в соот­ветствующем месте текста 907 г., хотя в другом месте первого до­говора мы читаем: Да приходячи Русь слюбное (слебное) емлют. В договоре 944 г. это приведено как примечание, а в договоре 911 г. изложено подробно. Значит, договор 907-911 гг. был хорошо изве­стен, его помнили наизусть, и поэтому не было надобности повто­рять подробно то, что раньше было обстоятельно изложено.

В тексте договора 907-911 гг. написано и прочий гради, а в дого­воре 944 г. — и ис прочих городов; в договоре 907-911 гг. и да вхо­дят в град, в договоре 944 г. — да входять в городъ. Какой же текст считать более древним? Можно ли видеть в тексте договора 907 г., где град стоит вместо городъ, позднейшую поправку, как понимает это Обнорский? Я думаю, что здесь как раз видно, что переводчик договора 944 г. гораздо меньше зависел от своих болгарских учи­телей, гораздо шире и свободнее пользовался русскими формами, русскими словами, русскими особенностями произнесения тех же самых слов, какие известны болгарскому языку, тогда как перевод­чик договора 907-911 гг. более следовал образцам, выработанным в Болгарии для перевода греческого документа, и поэтому чаще со­четал болгаризмы с русскими конструкциями.

Дальше текст один, кроме различий полногласия и неполногла­сия в слове город. Но показательно, что в договоре 907-911 гг. после фразы И да входят в град одними вороты следует не платите мыта ни в чем же, т. е. русские купцы, приезжая в Византию, не платят никаких таможенных сборов. Этой статьи в договоре 944 г. уже нет, а вместо нее приписано: и паки да исходить 40 мужь цесарства ва­шего, да хранить я. Это расхождение в тексте отражает изменив­шуюся ситуацию. Во-первых, в 944 г. уже не так много привилегий могут получать русские купцы, полное освобождение от таможен­ных сборов также не допускается: они должны платить наряду с другими купцами. С другой стороны, если раньше купцов пропу­скали внутрь города, только обыскивая, чтобы не было оружия, то теперь сорок купцов проходят в сопровождении сорока вооружен­ных воинов. Это показательное изменение. Хотя оно не связано с языком, но заслуживает нашего внимания.

Наконец, под 907 г. есть еще одна статья о снабжении русских при возвращении их домой, и ее текст выражен драгоценным для нас оборотом. Сказано так: Поидучи Русь за ся — чрезвычайно краткая формула, вся целиком русская. Выражение за ся (за себя) означает 'назад, домой' (назад от себя). Для позднейших перепис­чиков это выражение было не вполне приемлемо, и потому один из них добавил слово домовь.

В тексте 907 г. также читаем: «Да емлют у цесаря вашего браш-но и якори и ужа и парусы елико надобе». Мы ожидали бы видеть русскую форму борошно, а здесь брашно употреблено в значении 'пища', может быть, потому, что тогда не было обобщенного терми­на с таким значением и употреблялась болгарская форма. (В совре­менных украинских говорах борошно употребляется в значении 'мука'.) В русском изложении статьи мы находим два греческих сло­ва: якори и парусы, потому что в то время не было соответству­ющих своих слов, так как в речном судоходстве не было нужды в якоре, а паруса были другого вида, чем на морских судах. В договоре 944 г. это место читается так: «И отходящей Руси отсюда въсимають от нас еже надобѣ брашно на путь, и еже надобѣ лодьямъ яко же уставлено есть преже» — 'уезжающие русские послы и купцы полу­чают сколько нужно пищи на дорогу и что нужно для кораблей, как это установлено прежде' (ссылка на договор 911 г.).

Второе сопоставление. Центральная, важнейшая статья в дого­воре 911 г., которая названа во второй части законом русским, ка­сается убийства иноплеменника, т. е. убийства грека, совершенного заезжим русином в Византии, или убийства русина, совершенного заезжим греком на Руси. В договоре 911г. мы имеем три части. Одна часть — общая — выражена неясной и несколько расплывчатой формулой. Из этого я заключаю, что эта формула перенесена в него из того предыдущего договора, который Приселков относит к 868 г., т.е. из договора, заключенного почти на полвека раньше1. Дальше идет часть, гораздо более четко и ясно сформулированная, об убий­стве (она повторяется в договоре 944 г., а первая часть больше не повторяется). Третья часть этого раздела, где речь идет об увечьях, побоях, драках, тоже повторяется позже. Вторая и третья части по­вторяются только в последующих договорах, но и в «Русской прав­де», хотя и в несколько иной форме. В первой части договора 911г. читаем:

«А о главах иже ся ключит проказа урядимъ(ся) сице. Да елико явѣ будеть оказании явлеными, да имѣют вѣрное (т. е. вирное) о тацѣх явлении, а ему ж начнуть не яти вѣры, да кленется часть та иже ищеть неятью вѣры. Да егда кленеться по вѣре своей и будеть казнь, якоже явиться согрешенье».


Ясно, что отражен русский закон, но в формулировке, которая, по-видимому, принадлежит византийским дипломатам. А дальше эта скрытая формулировка раскрывается в совершенно четкой и чисто русской форме, за немногими исключениями. Так что можно думать, что мы имеем запись этой же статьи так, как ее излагали русские послы, а не так, как записано в греческом тексте. Во второй части читаем:

«Аще кто убьет или хрестьанина русин или хрестьянинъ русина, да умрет, идѣже аще сотворит убийство. Аще ли убежит сотворивыи уби­йство, да аще есть домовитъ (вар. имовитъ) да часть его, сирѣчь ижа его будеть, по закону да возмет ближний убьенаго. А и жена убившаго да имѣет1 толицем же пребудеть по закону. Аще ли есть неимовит со­творивыи убой, и убежавъ да держиться тяжи, дондеже обрящеться, и да умреть». — «Если убьет византийца русский или русского византи­ец, он должен умереть там, где совершил убийство. Если ему удастся скрыться, то та часть имущества, которая принадлежит ему, по закону должна быть отдана ближним убитого».


' См.: Приселков М. Д. Киевское государство II половины X в. по византийским источникам. — «Уч. зап. ЛГУ», 1941, № 73, вып. 8.

Сопоставим эту статью с тем, что записано в договоре 944 г. От первого положения насчет виры осталось только начало (аще клю-чится проказа), дальнейшее все отброшено. Вместо этого в дого­воре 944 г. добавлено, что греки не могут быть подсудны никому, кроме цесаря византийского. Статья выглядит так:

«Аще ключится проказа никака (вар. нѣкака) от грекъ сущихъ подъ властью цесарства нашего, да не имать власти казнити я, но повелѣньемъ цесарства нашего, да приметь яко же будеть створилъ».


Вторая часть в договоре 944 г.:

«Аще убьеть хрестьянинъ русина или русинъ хрестьянина, и да дер-жимъ будет створивыи убийство от ближних убьенаго, да убьють и. Аще ли ускочить створивыи убой и убѣжить, аще будеть имовитъ, да возьмуть имѣнье его ближьнии убьенаго. Аще ли неимовитъ и уско­чить же, да ищють его, дондеже обрящется. Аще ли обрящется (вар. обрящуть его) да убьенъ будеть».


В договоре 944 г. сказано, что имущество убийцы переходит к ближним убитого, а в договоре 911 г. — если убийца «имовит», то все, что ему принадлежит, по закону возьмут ближние убитого. Это указывает на то, что у русских в начале X в. еще не было частной собственности, а существовала коллективная собственность. За­вершается вторая статья рассмотрением случая, когда убийца не­состоятельный человек и скроется. В этом случае, когда бы его ни нашли, вина на нем остается, и он должен быть казнен за убийство.

Наконец, третья и последняя статья этого раздела:


911 г.

1 Ф. Миклошич исправляет: а иже убившаго иметь (см.: МікІозісЬ Рг. Повесть временных лет. СЬгопіка ЫевІогіБ. ѴішіоЪопа [ѴѴіеп), 1860,5. 17.

«Аще ли ударит мечем или убьет кацѣм любо сосудомъ, за то ударение или бьенье да вдасть литръ 5 сребра по закону рускому. Аще ли не имовит тако сотворивыи, да вдасть елико может, да соимет (с) себе и ты самыа порты, в них же ходит. Да о процѣ да ротѣ ходит своею вѣрою, яко никако же иному помощи ему, да пребывает тяжа отоле не взыскаема».

944 г.

«Ци аще ударить мечемъ или копьемъ или кацѣмъ любо оружьемъ (вар. кацѣм инымъ сосудомъ) русинъ грьчина или грьчинъ русина, да того дѣля грѣха заплатить сребра литръ 5 по закону рускому. Аще ли есть неимовитъ, да како можеть, в только же проданъ будеть. Яко да и порты, в нихъ же ходять, да и то с него снята, а о процѣ да на роту ходить по своей вѣрѣ, яко не имѣя ничтоже, ти тако пущенъ будеть».


«Русская правда»

«Аще ли кто кого ударить батогомъ, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогомъ, или тылеснию, то 12 гривнѣ. Аще сего не постиг­нуть, то платити ему, то ту конець»'.


Это любопытная статья. Она не совсем так изложена в договоре 944 г., как в договоре 911 г. Прежде всего стоит подчеркнуть уста­новление по закону рускому. Иначе говоря, в 911 г. греки хорошо знают, что на Руси существуют на этот случай свои законы. Русский закон здесь излагается так, как мы его находим в «Русской правде», только в несколько другой формулировке (это лишнее подтверж­дение того, что «Русская правда» имела долгую историю). И то, что текст договора 911 г. не совпадает с текстом «Русской правды», как нельзя лучше доказывает наивность предположения, будто в «Рус­ской правде» мы имеем патриархальный кодекс в чистом виде. Из сопоставления договоров 911 и 944 гг. ясно, что формулировка рус­ского закона до записи в «Русской правде» существенно менялась.

Наиболее значительные различия содержатся в последней фразе третьей части. По договору 911 г., тот, кто не в силах был заплатить пять литров серебра, отдав все, что имел, вплоть до своих одежд, должен был поклясться, что никто не может оказать ему помощь в уплате штрафа. Это опять-таки указание на коллективное иму­щество или на дикую виру (круговую поруку). А в договоре 944 г. в этом же случае виновный клянется только в том, что никакого другого имущества у него нет. Здесь речь идет о частной собствен­ности.

1 Цит. по кн.: Правда Русская, т. 1. Тексты. М., 1940, с. 70.

Если уж упоминать о «Русской правде», то надо добавить, что там дано объяснение, почему налагался такой большой штраф за побои. Об этом прямо сказано в статье 4: «Аще утнеть мечемъ, а не вынемъ, его, любо рукоятью, то 12 гривнѣ за обиду». Идея платы «за обиду» характеризует «Русскую правду» и целиком отсутствует в договорах начала X в.

Следующая статья, представляющая большой историко-куль­турный интерес, — о краже.


911г.

«О сем. Аще украдеть что Русин любо у хрестьянина, или пакы хрес-тьянинъ у Русина и ятъ будеть в том часѣ тать егда татбу сътворит от погубившего что любо. Аще приготовиться тать творяи' и убьен будеть. Да не взищеть смерть его ни от хрестьанъ ни от Руси, но паче убо да возьмет свое иже (Ипат. будеть) погубил. Аще дасть руцѣ свои украдыи, да ят будеть тѣм же у него же будеть украдено и связанъ бу­деть и отдасть тое, еже смѣ створити, и створить триичи».


944 г.

«Аще ли кто покусится от Руси взяти что от людии цесарства вашего, иже то створить, покажненъ будеть вельми. Аще ли взялъ будеть, да заплатить сугубо. И аще створить, Грьчинъ Русину да прииметь ту же казнь, якоже приялъ есть и онъ. Аще ли ключится украсти Русину от Грекъ что или Грьчину от Руси, достойно есть да възворотити не то-чью едино, но и цѣну его. Аще украденное обрящеться продаємо, да вдасть цѣну его сугубо и то показненъ будеть по закону гречьскому и по уставу и по закону Рускому».


В договоре Олега речь шла не о штрафах, а о смертной казни за кражу. Но если виновный сдается (поднимает руки), тогда его не обязательно убивать: он будет связан и должен покрыть в тройном размере убыток пострадавшему. Как видим, интересы законодателя в 911 и 944 гг. существенно различались.

1 Миклошич исправляет: аще противиться татьбу творяи.

Следующий отрывок, который совпадает в обоих договорах, — это формулировка так называемого берегового права. В нем огова­риваются обязанности греков и русских по отношению к купцам, потерпевшим кораблекрушение. В договоре 911 г. это место подроб­но изложено, и возможно впервые в договорах с греками.

911г.

«Аще вывержена будет лодьа вѣтром великим на землю чюжю, и об-рящуться тамо иже от нас Руси. Аще кто идеть снабдѣти лодию с рух-лом своимъ (и) отослати паки на землю хрестьанскую, да проводимъ ю сквозѣ страшно мѣсто, дондеже приидет в бестрашное мѣсто. Аще ли таковая лодьа ли от буря (или) боронениа земнаго боронима не можеть возборонитися1 в своа си мѣста, спотружаемся гребцем тоа лодьа мы Русь, допроводим с куплею их поздорову. Ти аще ключиться близъ земля грецкаа. Аще ли ключиться такоже проказа лодьи Руской да проводимъ ю в Рускую землю, да продают рухло тоя лодьи. И аще что можеть продати от лодьа, волочим (вм. возворотим?) мы Русь, да егда ходим в Грекы или с куплею или въ солбу ко цесареви вашему, да пустимъ с честью проданное рухло лодьи их. Аще лучится кому от лодьи убеену быти от нас Руси или что взято любо, да повинни будуть створшии прежереченную епитемьею». — «Если выброшена будет бурным ветром или бурей ладья (судно) на землю чужую и там окажется кто-нибудь из нас русских и если кто пойдет помогать или оберегать это судно с его грузом, то надо отправить его обратно в зем­лю византийскую. Мы должны проводить это судно через все опас­ные места, пока не прибудет оно в безопасное место. Если же судно не может быть спасено ни от бури, ни от земного нападения, мы должны помочь гребцам этой ладьи и проводить их вместе с их товарами в целости и невредимости. Так делать, если случится возле земли гре­ческой. Но если случится возле земли русской с судном русским, то надо отправить его в землю русскую. Если можно распродать иму­щество, оставшееся после кораблекрушения, то мы, русские, когда в другой раз направимся в Византию или с куплей (т. е. торговать), или в посольство к вашему царю, мы должны будем возвратить деньги за проданные товары. А если случится, что кто-нибудь на этом судне бу­дет убит или что-нибудь из имущества этого судна будет похищено, то виновные будут наказаны, как указано выше (т.е. как указано за убийство или кражу)».

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconТ. А. Джангобекова Несмотря на то что разграничение исторической грамматики и истории русского литературного языка началось еще в конце XIX в., многие проблемы, в том числе предмет и объект изучения указанной научной и
Б. А. Успенский, напротив, полагает, что “история литературного языка должна мыслиться прежде всего как история языка в широком лингвистическом...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconУчебной дисциплины (модуля) Наименование дисциплины (модуля) История русского языка (историческая грамматика русского языка, история русского литературного языка) Рекомендуется для направления подготовки
«Историческая грамматика русского языка» изучается после курсов «Введение в языкознание», «Старославянский язык», «Русская диалектология»,...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconПрактикум по истории русского литературного языка для студентов заочного отделения
Практикум по истории русского литературного языка для студентов заочного отделения филологического факультета Волгоградского государственного...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconКомплекс Новосибирск 2007 Выписка из государственных стандартов
Стили современного русского литературного языка. Языковая норма, ее роль в становлении и функционировании литературного языка

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодическая разработка практического занятия для студентов Дисциплина: «Русский язык и культура речи»
...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодическая разработка практического занятия для учащихся Тема: «Орфоэпические нормы русского литературного языка. Основные правила русского литературного произношения»
Специальность: «ЛД», «СД», «Фармация», «Стоматология», «Стоматология ортопедическая»

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconПрограммы учебных дисциплин для мп кафедры русского языка мп «Фундаментальное изучение русского языка и его истории»
Закономерности развития лексической системы русского языка и методы её исследования 6

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка icon1. Границы понятия «современный русский язык». Русский литературный язык как нормированная и кодифицированная форма существования русского национального языка. Функционально-коммуникативные разновидности русского литературного языка. Нелитературные формы русского языка. Язык
Границы понятия «современный русский язык». Русский литературный язык как нормированная и кодифицированная форма существования русского...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодические рекомендации по использованию рабочей тетради по стилистике русского языка стр. 9
Очень многое переменилось теперь в казалось бы привычных, устоявшихся оценках, связанных с состоянием русского литературного языка,...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconИ рема. Последовательный и параллельный строй текста. Нерасчлененное высказывание. Порядок слов в предложении. Инверсия
Язык как система. Понятие о современном русском литературном языке. Нормы современного русского литературного языка. Типы словарей...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница