Психология индивидуальности




НазваниеПсихология индивидуальности
страница14/55
Дата конвертации29.11.2012
Размер6.94 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   55

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СОМАТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

В РАБОТЕ С ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ

Горковлюк М. А., Мазур Е.С.

Государственный научный Центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Москва.


Среди разнообразных психотерапевтических подходов внимание практиков привлекает соматическая терапия психической травмы как одно из наиболее эффективных направлений по разрешению травматических переживаний. В рамках данного подхода особая роль отводится переживанию телесного опыта или соматическому процессу, а метод работы с травмой получил название соматическое переживание (Levine, 1998).

Метод соматического переживания основан на изучении естественного инстинктивного поведения как модели исцеления разнообразных травматических расстройств и тревожных симптомов. В ходе соматического переживания разворачивается телесный процесс, который позволяет завершиться посттравматическим реакциям и облегчить тревожные симптомы.

Соматическое переживание опирается на психотерапевтическую ценность телесного осознавания, в процессе которого происходит трансформация реактивных дезадаптивных реакций на травматическое событие в активные адаптивные реакции. Данный подход рассматривает индивидуальные паттерны реакций на травматическое событие и способствует восстановлению ресурсов, которые были утрачены или недостаточны во время травматической, угрожающей жизни ситуации. На телесном уровне ресурсы выступают в виде внутренних реакций - ориентировочной реакции и защитных реакций бегства или борьбы, которые позволяют успешно разрешить травматическое событие. Соматическое переживание является терапевтическим подходом, которые опирается на существенную роль телесного опыта в организации поведения и аффекта и рассматривает инстинктивное поведение как источник способности организма к саморегуляции и исцелению.

Таким образом, что в основе исцеления травмы лежит индивидуальный процесс саморегуляции, который разворачивается как на психологическом, так и на соматической уровнях. В ходе этого процесса происходят преобразования травматических реакций в нормальные адаптивные реакции на смысловом, эмоциональном и поведенческом уровнях психической деятельности.

Нами была проведена специальная психотерапевтическая программа работы с психологическими травмами, где был использован метод соматического переживания. В программе приняло участие 8 пациентов, страдающих депрессивными и тревожными расстройствами, переживающих эмоциональные травмы межличностных конфликтов, потери близких, развода, а также хронических соматических заболеваний. В ходе выполнения программы нами было проведено исследование динамики состояния и психологических изменений у пациентов в результате психотерапевтической работы. Использовались такие методики как УСК, СЖО и тест SCL-90. Исследование проводилось на базе Отдела пограничной психиатрии ГНЦ ССП им. В.П. Сербского.

Практическая психотерапевтическая работа с пациентами сочетала в себе индивидуальную и групповую работу и проводилась в основном как индивидуальная терапия пациентов в группе. Наша практика показала, что работа с травмой требует сугубо индивидуального подхода, поскольку травма является глубоким интимным личным переживанием. Акцент в нашей практической работе делался на телесных методах и индивидуальном соматическом процессе.

Программа нашей работы была построена на определенных психотерапевтических принципах соматической терапии психической травмы (Мазур Е.С., 2005).

Работа по разрешению травмы начиналась с создания чувства безопасности у пациентов, которое сопровождалось ощущением комфорта, надежности, доверия, открытости. Создание безопасности требовало установления ясных терапевтических отношений, границ и построения терапевтического альянса. Эта работа проводилась индивидуально с каждым пациентом. На этом этапе проводилась также работа по развитию способности к контейнированию своих переживаний. Контейнирование развивалось в ходе опыта осознавания пациентами своих телесных ощущений, а также соматически переживаемых чувств и смыслов. Контейнирование и безопасность являлись теми базовыми условиями, которые были необходимы для построения творческой саморегуляции.

Второй этап был посвящен созданию ресурсов, которые представляли собой позитивное ощущение себя, помогающее сохранять и поддерживать ощущение собственной внутренней целостности перед лицом возможного разрушения при травме. За счет создания и использования ресурсов происходило восстановление и развитие способности к саморегуляции у пациентов. Построение ресурсов происходило методом соматического переживания и сопровождалось положительными телесными ощущениями тепла, расслабленности, спокойствия, легкости, расширения. На этом этапе нами широко использовалась техника прослеживания ощущений. Построение ресурсов проходило с опорой на индивидуальный телесный опыт каждого пациента. Построение ресурсов открывало доступ к позитивным жизненным переживаниям, усиливало ошушение жизненности и собственной силы.

На третьем этапе происходила работа с травматическими переживаниями пациентов.

В работе с травматическим опытом пациентов мы опирались на базовые понятия соматической терапии: понятия «воронка травмы» и «воронка исцеления», система «SIBAM» . «Воронка травмы» отражала все чувства и ощущения, которые имели отношения к травме. К травматической воронке относились переживания дискомфорта, страха, подавленности, упадка сил, замороженности, напряжения и др. « Воронка исцеления» содержала в себе все то, что помогает излечить травму. Построение исцеляющей воронки происходило через чувствование телесных ощущений, и сопровождалось позитивными чувствами тепла, удовлетворенности, расслабленности, спокойствия, легкости, полноты. На этом этапе широко использовалась техника горизонтального тетрирования, когда происходило медленное переключение внимания пациентов от одной воронки к другой вплоть до разрешения симптомов. В ходе работы у каждого пациента разворачивался индивидуальный соматический процесс, который характеризовался специфической динамикой симптомов. Индивидуальный характер соматического процесса особенно отчетливо проявлялся в ходе работы с системой SIBAM. При использовании этой системы соматический процесс каждого пациента двигался по пути разворачивания ощущений, образов, движений, чувств и смыслов. В индивидуальном соматическом процессе каждого конкретного пациента, как правило, преобладал один из выше описанных элементов системы - образ, или движение, или чувство, или смыслы. Трансформация травматических реакций в нормальные, живые и естественные происходила по одному из преобладающих каналов соматического процесса в зависимости от индивидуальных особенностей пациентов. Травматическое переживание завершалось изменение его смысла.

Индивидуальная динамика эффективности проведенной работы нашла отражение в данных экспериментального исследования. Результаты методики СЖО показали, что у пациентов появилась тенденция к нахождению новых смыслов жизни, которые позволяли им воспринимать жизнь как интересную, эмоционально насыщенную и наполненную смыслом. Данные методики УСК показали, что у пациентов произошло повышение внутреннего контроля, появилось осознавание своей роли в психотравмирующей ситуации, и пришло чувство ответственности за события своей жизни, Данные шкалы SCL выявили снижение уровня соматизации и тревожности у пациентов. Эти данные указывают на восстановление способности саморегуляции на смысловом, эмоциональном и телесном уровнях психической деятельности.

В целом, все даные проведенного исследования свидетельствуют, что у пациентов в ходе психотерапии произошло развитие способности к индивидуальной саморегуляции, что позволило разрешить психологическую травму.


Особенности образа тела у бодимодификаторов.

Горячева Т.Г.

Центр психодиагностики и психокоррекции при Институте бизнеса и политики,

Москва.


Все больше количество молодых людей стремится видоизменить свое тело, сделать его отличным, непохожим, придать ему индивидуальность посредством его модификации. В связи с этим возник интерес к различным сторонам сложного генеза бодимодификации, роли и значению психологических факторов в его структуре. Данное исследование посвящено особенностям представлений о собственном теле у бодимодификаторов.

Бодимодификация насчитывает несколько вариантов, а точнее татутаж, пирсинг, тату, шрамирование, скарификация (клеймение), имплантация (вживление предметов под кожу) и некоторые другие виды. И если татуаж (накалывание контура губ, линии бровей, век) можно назвать данью моде и естественному стремлению выглядеть более привлекательно, что можно приравнять к современному макияжу, то, например, шрамирование, клеймение и тату, как правило, носят несколько иной характер.

Первые рисунки на теле появились при первобытнообщинном строе. Они служили не только украшением, но и знаком племени, рода, тотема, указывали социальную принадлежность ее обладателя.

В современном мире татуировка не утратила своего исторического значения. Например, это татуировки – эмблемы футбольных клубов, определяющие принадлежность к фанатам того или иного клуба. Тюремные татуировки – это одновременно и «паспорт», и «досье», и «орденские книжки», и «грамоты», и «эпитафии». То есть это целый комплекс официальных бюрократических документов.

Вместе с тем, татуировка приобрела и еще один смысл, речь идет о бодимодификации как о средстве компенсирования некоторых психологических проблем. Действительно, человек, пришедший в татусалон, хочет не просто какую-нибудь татуировку, а татуировку, носящий какой-либо определенный смысл. Есть и такие люди, для которых делать татуировки, шрамирование, скарификацию - это своеобразное хобби. Им нравится сам процесс их нанесения.

Так как осознание человеком своей телесной сущности представляет собой такой же познавательный процесс, что и познание (отражение) объектов внешнего мира и других людей. Этот процесс всегда опосредован потребностями, отношениями субъекта как личности, в силу чего самосознание является сложным динамическим единством знания и отношения, интеллектуального и аффективного. При таком необычном, девиантном отношении к своему телу, стремлении переделать собственный телесный облик правомерно ожидать наличие измененного образа физического Я и эмоционально-ценностного отношения к своему телу.

Целью работы явилось изучение особенностей представлений о собственном теле у бодимодификаторов.

В работе были использованы методы психологической диагностики, направленные на исследование различных составляющих представления о телесности: тест "Несуществующее животное", тест " Незаконченные предложения", тест "Нарисуй человека", методика диагностики межличностных отношений Т. Лири, опросник "Методика исследования самоотношения" (МИС).

Экспериментальное исследование проводится с целью выделения особенностей образа собственного тела у бодимодификаторов.

В исследовании принимали участие 41 человек – 16 бодимодификаторов и 25 людей не увлекающихся бодимодификацией. Степень выраженности бодимодификации: от десяти бодимодификаций и больше. Критерием выбора контрольной группы послужило отсутствие татуировок, пирсинга, шрамирования, скарификации и др.

Исследование проводилось в студии «Планета тату -Дракон».

На основании проведенного исследования были получены следующие результаты. У людей, склонным к бодимодификациям, имеется нечеткое представление об образе собственного тела, недифференцированный образ физического Я, что проявляется в многочисленных рисунках. Негативное отношение к своей внешности и своему телу становиться важным фактором, усиливающим желание изменять его, это отражается в рисунке человека и несуществующего животного. Довольно часто в рисунке человека тело отсутствует, а в рисунке РНЖ либо отсутствует, либо это тело-голова.

Бодимодификаторам свойственна неудовлетворенность своими возможностями, наряду с тягой к соответствию с идеальным представлением о себе. При достаточно высоком уровне притязаний отмечается низкая и неустойчивая самооценка. Нужно отметить высокую чувствительность бодимодификаторов к «личностному неуспеху». Многие из них с одной стороны проявляют экстремальную до патологии «демонстративную» независимость в поведении, а с другой стороны проявляют такую же патологическую привязанность к некоторым близким им людям. В связи с этим наблюдается общий негативный эмоциональный фон отношения к себе, сопровождающийся наличием тревожно-депрессивных состояний. Низкий уровень общительности и эмпатии осложняем межличностные отношения.

У бодимодификаторов существуют очевидные проблемы в коммуникативной сфере, которые приводят к снижению социально-психологической адаптации. Надо отметить, что в их высказываниях выявляется не только речевая бедность но и не способность к фантазиям. Существует также трудности в вербализации чувств и телесных ощущений, что может говорить о присущим им элементам алекситимии. Опора на невербальные средства общения создает как бы обходные пути преодоления алекситимии. Обходной характер преодоления алекситимии в данном случае определяется изменением своего тела. Небезосновательно предположение о том, что бодимодификация это некий способ коммуникации, где бодимодификаторы бессознательно используют свое тело как средство коммуникации, как протоязык для передачи сообщения, которое невозможно выразить обычным способом.

Результаты данного исследования в большей мере способствуют разработке направлений дальнейших исследований, нежели дают основание для полновесных выводов.


ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ ВЛИЯНИЯ СВЕРСТНИКОВ НА ПРОИЗВОЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ СТАРШИХ ДОШКОЛЬНИКОВ.

Гребенникова О.В.

Московский педагогический государственный университет,

Москва


Произвольность поведения является не только одним из главных новообразований дошкольного возраста, но и составляет психологическую готовность ребёнка к школе. В условиях детского сада и учебная, и игровая деятельность дошкольника осуществляется в непосредственных контактах со сверстниками, которые определённым образом влияют на его состояние и поведение.

Цель настоящей работы заключалась в изучении особенностей влияния сверстников на произвольное поведение старших дошкольников (n=30). При построении методики мы исходили из того, что специфика влияния сверстника может быть выявлена через сопоставление поведения ребёнка в индивидуальной деятельности и в деятельности с разными партнёрами – взрослым и сверстниками.

Произвольное поведение дошкольников изучалось в трёх заданиях. Первое, наиболее доступное и привлекательное для дошкольников задание представляло собой игру с правилом «Хитрая лиса». В этой игре выявлялась способность ребёнка сдерживать свои непосредственные импульсивные желания и опосредовать свои действия правилом. Во второй задании дети должны были на линейке донести до цели башенку из трёх кубиков, не уронив ни одного. Третье, наиболее трудное задание «Рисуем чёрточки», выявляло устойчивость к помехам. Детям предлагалось нарисовать чёрточки на клетчатой бумаге (три строчки, в каждой клеточке по одной палочке). При этом в процессе рисования специально создавались отвлекающий воздействия: звенел колокольчик, появлялись новые игрушки, ребёнка приглашали поиграть и пр. Таким образом, каждый ребёнок участвовал в 9 экспериментах – три задания в трёх коммуникативных ситуациях.

Для анализа произвольного поведения детей были определены его конкретные экспериментальные показатели. При их выделении мы опирались на выдвинутое Е.О. Смирновой положение о том, что произвольное поведение развивается в неразрывном единстве с волей ребёнка. Так произвольное поведение дошкольников оценивалось по следующим показателям:1) степень эмоциональной вовлечённости в действие (желание, интерес); 2) опосредованность и сосредоточенность (удержание средства); 3) точность выполнения действия; 4) эмоциональное реагирование на результат своих действий. Первый и последний показатели отражают мотивационно-волевой аспект действия, а второй и третий – операционально-технический. Каждый из этих показателей количественно оценивался по трёхбалльной шкале.

В целом результаты показали, что в старшем дошкольном возрасте сверстники оказывают стимулирующее влияние на произвольное поведение дошкольников. Между тем оказалось, что в старшей возрастной группе существуют качественные различия между отдельными детьми по характеру влияния сверстников на произвольное поведение. По характеру такого влияния мы выделили три группы детей.

У детей первой группы (14%) присутствие сверстников не оказало существенного влияния на произвольность поведения. Дети этой группы продемонстрировали высокий уровень произвольного поведения во всех экспериментальных и коммуникативных ситуациях. Можно полагать, что в данной группе мы имеем дело с достаточно развитой произвольностью, которая стала внутренним качеством и не зависит от внешних обстоятельств, в частности, от партнёров по деятельности.

Вторую группу, наиболее многочисленную, (54%) составили дети, у которых присутствие сверстников существенно повышало уровень произвольности во всех заданиях. Вместе со сверстниками, по сравнению с индивидуальной деятельностью и ситуацией со взрослым, эти дошкольники более охотно принимали задания, были более сосредоточенными и внимательными. Работали вместе со сверстниками и даже при выполнении самого трудного задания ребята рисовали чёрточки аккуратно, не пропуская ни одной клеточки. Они наблюдали, как выполняют работу другие и сравнивали со своей. Иногда они подсказывали партнёрам правильный способ действия, показывали, как нужно правильно держать линейку, рисовать чёрточки, давали друг другу советы, учили друг друга. Допуская незначительные ошибки в своей работе (неровная чёрточка, пропуск одной чёрточки), обращаясь к партнёрам, дети сразу исправляли неточности. Присутствие сверстников также усиливало эмоциональное реагирование на успешно выполненное задание. Ребята радовались не только своим успехам, но и успехам сверстников.

В индивидуальной деятельности такие дети не всегда проявляли интерес к игре и заданиям: при объяснении правил игры или инструкции иногда смотрели по сторонам, рассматривали незнакомые предметы и игрушки. Участие взрослого незначительно повысило у них интерес и точность выполнения заданий.

Обозначенные особенности поведения позволяют предположить, что у детей данной группы сложилась своеобразная «сверстниковая» зона ближайшего развития (Г.А. Цукерман, 1980; 1985; 1993). Описывая процесс интериоризации, т.е. общий закон превращения внешнего средства во внутреннее, Л.С.Выготский выделял три этапа: 1) взрослый передаёт ребёнку необходимые средства и способы действия (ставит цель, планирует, оценивает, показывает необходимые действия и пр.); 2) ребёнок сам становится источником всех этих средств и способов, адресуя их другому человеку; 3) ребёнок направляет те же средства на самого себя, становясь сознательным субъектом своих действий. Как справедливо отмечает Г.А. Цукерман (1985), интерпретируя данный закон, «научишься сам, когда научишь другого». Исходя из этого, можно полагать, что сфера общения со сверстником является как раз тем пространством, где ребёнок может практиковать, осваивать и присваивать нужные формы поведения. Наблюдая ошибки и неточности в действиях других детей, дошкольник лучше осознаёт свои ошибки и стремится исправить их.

Таким образом, для детей этой группы участие другого ребёнка не только повышает интерес к деятельности, но и облегчает осознание своих действий, что является необходимым условием овладения своим поведением. Однако далеко не у всех детей присутствие сверстников создаёт зону ближайшего развития произвольного поведения.

В третью группу вошли старшие дошкольники (32%), у которых участие сверстников существенно снижало уровень произвольного поведения. В присутствии сверстников этих детей отличала повышенная эмоциональная реакция на успех и ревностное отношение к успехам сверстников. Выполняя задания, они старались опередить сверстников: первыми прыгнуть в круг, быстрее донести постройку, скорее закончить рисование чёрточек. Когда допускали ошибки, такие дети кричали, обижали и иногда даже били сверстников.

Заметим, что участие взрослого способствовало повышению показателей произвольного поведения этих детей во всех экспериментальных ситуациях. В индивидуальной деятельности дети проявили интерес только к игре с правилом, но без особого удовольствия выполняли другие задания.

Указанные особенности поведения позволяют сделать вывод о том, что в присутствии сверстников дети данной группы воспринимали предложенные ситуации как соревновательные, и главным стимулом их действий было достижение личного успеха. При этом содержание предложенных заданий и правила действий становились не значимы для детей. Победа над конкурентами (ровесниками), которая никак не оговаривалась в условиях заданий, становилась для них главным мотивом деятельности, закрывая необходимые способы действия. Представленные данные позволяют предположить, что характер влияния сверстника на произвольное поведение во многом определяется особенностями отношения к другим детям. Конкурентное отношение к ним (фиксация на собственном Я, ревностное отношение к чужому успеху, отсутствие желания сотрудничать, наличие ярко выраженного соревновательного момента при выполнении заданий) препятствует позитивному влиянию сверстников. Правила и образцы при этом не усваиваются и не опосредуют их поведение.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   55

Похожие:

Психология индивидуальности iconПсихогенетические основы интегральной индивидуальности
Специальность: 19. 00. 01 – Общая психология, психология личности, история психологии

Психология индивидуальности iconПрограмма дисциплины дифференциальная психология (Курс по выбору дпп. В. 01) Специальность «050706. 65 Педагогика и психология»
«050706. 65 Педагогика и психология» осваивается на IV курсе в VII семестре, является логическим практико-ориентированным продолжением...

Психология индивидуальности iconУчебное пособие «Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальнос­ти» предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Психология»
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...

Психология индивидуальности iconН. И. Леонова / Под ред. М. М. Кашапова, Д. Е. Львова. Ижевск: ид «ergo»
Вяткин Б. А. Гендерная психология индивидуальности как квазинаправление исследования

Психология индивидуальности iconПсихология
Особо рассматриваются проявления индивидуальности личности в ситуациях личностного выбора — использование социальных стереотипов...

Психология индивидуальности iconТематика контрольных работ по дисциплине «Дифференциальная психология» Составитель: В. С. Волченков
Понимание природы индивидуальности в разные периоды развития человеческого общества: от Античности до современности

Психология индивидуальности iconUnleash your creativity. Secrets of creative genius / R. Bevan, R. Wright, 2005. фчз А631832
Абрамова С. Г. Психология индивидуальности / С. Г. Абрамова. – М. Спутник+, 2011. – 184 с

Психология индивидуальности icon«Проблемы индивидуальности в истории философии ХХ века»
Охватывает все более высокие уровни. Зрелый человек занимает определенное общественное положение, и в его поведении представлена...

Психология индивидуальности iconЦели освоения дисциплины «Психология соматического больного»
НД, основы психофизиологии, психология личности, психология развития и возрастная психология, введение в клиническую психологию и...

Психология индивидуальности iconРабочая программа учебной дисциплины общая психология
Данная дисциплина связана со следующими дисциплинами образовательной программы: возрастная психология и психология развития, педагогическая...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница