Психология индивидуальности




НазваниеПсихология индивидуальности
страница6/55
Дата конвертации29.11.2012
Размер6.94 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ И ЗНАЧЕНИЕ ПРОБЫ А.Р. ЛУРИЯ «ПЕРЕКРЕСТ РУК» В СТРУКТУРЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРОФИЛЕЙ ЛАТЕРАЛЬНОСТИ

Белова А.Н., Корнеева С.А, Москвин В.А., Москвина Н.В.

Белгородский государственный университет,

Белгород


Многочисленные исследования, проведенные в России и за рубежом, свидетельствуют о том, что сформировано новое направление, которое может быть охарактеризовано как нейропсихологический подход к проблеме индивидуальных различий (В.А. Москвин, 1988, 1990, 2002; Е.Д. Хомская и соавт., 1997).

Концепция о парциальном доминировании зон мозга А.Р. Лурия (1978) оказалась необычайно плодотворной при решении проблем индивидуальности и позволила предположить, что нейропсихологические основы индивидуальных различий здоровых людей могут быть связаны с вариабельностью сочетаний парциального доминирования сенсорных и моторных признаков, что должно определять разный их вклад в процессы реализации высших психических функций. В дальнейшем было подтверждено, что у лиц с вариациями сочетаний признаков парциального доминирования моторных и сенсорных систем действительно выявляются индивидуально-психологические особенности в виде разных стратегий обработки вербально-логической и зрительно-пространственной информации, существуют различия в регуляторных процессах, в особенностях временной перцепции, а также в индивидуальных стилях эмоционального реагирования (В.А. Москвин, 1990, 2002).

Для дифференциальной психофизиологии и нейропсихологии индивидуальных различий представляют интерес исследования N. Sakano (1982), который валидизировал критерии определения "парциального левшества" А.Р.Лурия на больших контингентах японской и немецкой популяций (свыше 2 тыс.) и показал, что асимметрия пробы "перекрест рук" (по данным ЭЭГ) связана в значительной степени с функциями лобных долей и отражает их относительное доминирование. Этот интересный факт обращает на себя внимание новым подходом и диагностическому значению пробы "перекрест рук" и дает возможность по-новому оценить некоторые исследования прежних лет, в частности, работы В.Д. Небылицына (1976), считавшего лобные доли нейрофизиологическим субстратом "лобно-ретикулярного" и "лобно-лимбического" комплексов мозга. По мысли В.Д. Небылицына (1976), левая и правая лобные доли находятся в реципрокных взаимоотношениях и определяют два основных параметра индивидуальности - "общую активность" и "эмоциональность".

Эти представления согласуются с исследованиями ряда авторов (в частности, Н.Н. Даниловой, 1985), подтвердившей наличие ретикулярной и септогиппокампальной систем активации мозга, что позволило ей предложить двухфакторную модель регуляции функциональных состояний. Все это согласуются также с результатами, которые выявили отчетливую межполушарную нейрохимическую асимметрию, а именно: связь активности левого полушария с работой катехоламинергической системы, а правого – с работой серотонинергической системы (В.М. Поляков, Л.С. Кораидзе, 1983).

Исследования в об­ласти нейропсихологии индивидуальных различий свидетельствуют, что среди людей, добившихся известности в раз­ных сферах деятельности, обнаружива­ется много лиц с правым доминантным локтем, в том числе, и среди актеров. Успех этих людей в своей профессиональной деятельности связан, видимо, с тем, что профессия актера предъявляет к ним повышенные двигательные требования, а праволатеральные индивиды не только являются двигательно более активными, но и обладают более высокой способностью к произвольному ускорению такой активности (Е.Д. Хомская с соавт., 1988).

Имеющиеся данные говорят о том, что праволатеральные индивиды (особенно с правым показателем пробы «перекрест рук») являются более активными, что может быть обусловлено более тесными связями ретикулярной формации с левым полушарием (хотя это не исключает и наличие вариантов инвертированных связей). Наши исследований показывают, что правый показатель пробы А.Р. Лурия «перекрест рук» при проведении психодиагностических исследований постоянно обнаруживает статистически достоверные корреляции с параметрами активности и эргичности, что проявляется в более высоких показателях испытуемых (чаще мужчин) при выполнении интеллектуальных тестов (даже при вариантах умственной недостаточности), в более высоких показателях реализации произвольных функций (памяти, внимания), такие испытуемые обнаруживают и более высокие уровени реализации регуляторных процессов, поленезависимости, самоорганизации и направленности в будущее (В.А.Москвин, 2002).

Целью нашей работы явился поиск электрофизиологических коррелятов пробы А.Р. Лурия «перекрест рук» при ЭЭГ–исследованиях лобных отделов головного мозга. Было предположена, что более активная зона головного мозга проявит себя на ЭЭГ-грамме в виде более низкой амплитуды и более высокой частоты (согласно постулатам т.н. arousal - реакции). Исследование проводилось на здоровых лицах женского пола (n=40) в возрасте от 17 до 20 лет (студентах университета). Проводилась диагностика показателей пробы А.Р.Лурия «перекрест рук». Для электрофизического исследования и анализа данных выборка была разделена на две подгруппы: с правым показателем пробы «перекрест рук» (ПППР) и левым (ЛПППР) - по 20 человек в каждой. У испытуемых проводилась запись ЭЭГ покоя монополярным методом в лобных и лобно-полюсных отведениях с обеих сторон с наложением электродов по Международной системе «10-20». Использовалась система полифункционального электрофизиологического комплекса «Conan» с последующей обработкой в статистическом пакете «Stadia» (А.П. Кулаичев, 1999). Сравнивались электрофизиологические показатели: частота, амплитуда и модуляция биоэлектрической активности в правой и левой лобных долях мозга.

В результате исследования были получены следующие данные. По амплитуде выделенного в лобных долях b-ритма получены достоверно значимые различия между группами лиц с левым и правым показателями ППР (при правом ПППР амплитуда была ниже слева, при левом - ПППР ниже справа), что коррелирует с положением о большей активации левой лобной доли при ПППР и правой лобной доли при ЛППР.

Амплитуда выделенного в обеих лобных долях b-ритма у лиц с правым перекрестом рук значимо отличалась от этого показателя у лиц с левым перекрестом рук. В левых лобных долях испытуемых с правым перекрестом рук амплитуда b-ритма была ниже, чем аналогичный показатель у лиц с левым перекрестом (соответственно12,91 мкв и 11,35 мкв, p<0,05). В правых лобных долях наблюдалось обратное соотношение: у испытуемых с правым перекрестом рук амплитуда b-ритма была ниже этого показателя испытуемых с левым перекрестом рук (13,85 и 9,33 соответственно, p = 0,003).

Полученные данные позволяют сделать выводы, что у испытуемых с ЛППР в левых лобных отведениях ЭЭГ амплитуда биоэлектрической активности ниже, чем у лиц с ПППР, частота волн выше, чем у лиц с ПППР, модуляция волн ниже, чем у лиц с ПППР.

Изложенные результаты исследований имеют, на наш взгляд, достаточно важное значение для нейропсихологии и психофизиологии индивидуальных различий. Они свидетельствуют о том, что проба А.Р. Лурия «перекрест рук» в большей степени может отражать доминирование подкорковых структур мозга (в соответствии со взглядами В.Д. Небылицина - лобно-лимбических и лобно-ретикулярных) и, таким образом, не имеет прямого отношения к мануальной активности (т.е. рукости). Это предполагает учет латеральных показателей этой пробы в качестве самостоятельного фактора и необходимость исключения ее при оценке степени выраженности мануальной асимметрии. Все это требует также внесения корректив в существующие методы оценки индивидуальных профилей латеральной организации человека. Результаты исследования позволяют говорить о статистически достоверной связи латеральных показателей пробы А.Р. Лурия «перекрест рук» с доминированием контрлатеральных лобных отделов. Это позволяет использовать данный показатель в целях визуальной экспресс-диагностики индивидуальных особенностей, что может быть также использовано в целях профотбора, профориентации и для индивидуализации процесса обучения в рамках дифференциальной нейропедагогики.


Метод РОСТ – системный психотерапевтический подход к телесной идентичности

Белогородский Л.С., Сандомирский М.Е.

Ассоциация телесно-ориентированных психотерапевтов,

Москва


В парадигме телесной психотерапии одним из важных направлений психокоррекции выступает работа с телесной идентичностью, связанная с формированием «полного образа тела» (М. Фельденкрайз), происходящим через возврат к естественному «осознаванию себя» (А. Лоуэн, Ч. Селвер и Ш. Брукс), «единству телесного ощущения», или «вегетативному ощущению целостности» (В. Райх). Целью нашего сообщения является описание основных принципов ресурсно-ориентированного системного подхода к терапии (РОСТ), включая работу с телесной идентичностью. Метод РОСТ инкорпорирует общие положения системного подхода (Л. фон Берталанфи) и теории самоорганизации (И. Пригожин, Г. Хакен) применительно к сфере психотерапии, рассматривая как формирование проблем пациента, так и построение терапевтического альянса в рамках модели «организм-среда». Процесс психокоррекции понимается при этом как помощь пациенту в получении доступа к его собственным внутренним, бессознательным ресурсам (ресурсно-ориентированный подход). Этот доступ осуществляется с опорой на тело и соответственно включает реконструирование телесной идентичности.

В качестве главного инструмента психокоррекции и работы по телесному осознаванию рассматриваются измененные состояния сознания (ИСС). Адаптивная роль ИСС для психики заключается в разрешении внутренних противоречий и конфликтов за счет расширения для пациента поля выбора (снятие внутренней «цензуры», преодоление психологических барьеров) либо за счет синтеза принципиально новых решений путем неосознаваемого, трансдеривационного поиска (М.Эриксон, Э.Росси). В первом случае решение существует в готовом виде на подсознательном уровне, и его осознавание и последующее сознательное принятие происходит путем повышения уровня осознанности. Во втором же случае решение создается креативным путем, объединяя сознательную и бессознательную части психики в процессе совместной деятельности, поиска решения.

То и другое может рассматриваться как специфическая форма научения, сродни импринтингу, или «первичному научению» (Е.А. Брюн), свойственному детской психике. Во время ИСС у пациента происходит как бы «возврат в детство», как на уровне психологическом - возврат к детскому первичному восприятию и информационной восприимчивости – искусственный сенситивный период (Белогородский Л.С., Сандомирский М.Е., 1997), так и физиологическом. Последнее представляет собой кратковременную инверсию функциональной асимметрии полушарий, тем самым – возврат в свойственное раннему детскому возрасту «правополушарное» функциональное состояние. Подобный «возврат в детство», объективизируемый данными инструментальных психофизиологических исследований, рассматривается как физиологическая возрастная регрессия (Сандомирский М.Е., Белогородский Л.С., 1998).

Использование подобной модели облегчает обучение пациента навыкам формирования транса, основанным на телесном осознавании с опорой на детский опыт, регрессионные механизмы формирования телесной идентичности в онтогенезе. За счет того, что просыпается детская «память тела», происходит диссолюция (по Х. Джексону) – возврат к более ранним способа организации мозговой активности. У взрослого человека «просыпаются», растормаживаются безусловные рефлексы, характерные для детского возраста. Соответственно происходит подсознательный возврат к онтогенетически ранней «схеме тела», с возможностью ее осознанной проработки и коррекции.

Переход пациента в измененное состояние сознания соответствует «правополушарному» функциональному состоянию со свойственной ему вероятностной переработкой информации (интуитивно-образные механизмы мышления, роджерсовский «организмический оценивающий процесс»), допускающей многовариантность решений. Этим оно отличается от обыденного «левополушарного» состояния, ограничивающего процесс принятия решений жесткими рамками «да»-«нет» (декартовской логики, вербально-логического мышления, на которых основаны фрейдовское Супер-Эго, или «условные ценности» по К. Роджерсу). Таким образом, для пациента открывается доступ к ранее недопустимым с точки зрения внутренней цензуры решениям и связанным с ними заблокированным (вытесненным, табуированным) подсознательным ресурсам. Причем происходит это в основном на невербальном уровне, с опорой на телесность.

Соответственно в работе психотерапевта с пациентом, находящимся в ИСС, большое значение придается невербальным (довербальным) способам переработки информации, основанным на «детском», интуитивно-образном восприятии. Особую роль играет кинестетическая модальность переработки информации: на диагностическом этапе это «язык тела» в связи с его эмоциональной аффинностью, на терапевтическом этапе – формирование кинестетических трансов. Для углубленной диагностики используется интерпретация «языка тела» с точки зрения символического значения тех или иных телесных симптомов. Подобное рассмотрение является для телесной психотерапии традиционным, различаются лишь интерпретации конкретных симптомов, по данным разных авторов. С другой же точки зрения (Сандомирский М.Е., 2005), телесное отражение психологических проблем в форме психосоматических симптомов может рассматриваться с точки зрения их регрессионного происхождения: те или иные функциональные состояния, нормальные и естественные для ребенка раннего возраста, у взрослого человека повторяются как болезненный симптом.

Подытоживая изложенное выше, описанный психотерапевтический подход рассматривается как «достраивание» телесной идентичности и повышение степени ее осознанности. Таким образом, личностный рост человека с опорой на тело служит целям повышения его эмоциональной компетентности и в целом – психологической адаптивности.


Измерение креативности – описание индивидуальности. Богоявленская Д.Б.

Психологический институт РАО,

Москва


В настоящее время исследование творчества проходит в двух парадигмах. 1.Тестологической, где вектор развития направлен вширь, а дивергентное мышление - фактор креативности - представлено по принципу «больше-меньше».

В качестве критериев оценки креативности выступат беглость, гибкость, оригинальность и чувствительности к проблемам. Факторы беглости и гибкости обеспечивают необходимый момент движения, без которых в этой парадигме невозможна смена «проб и ошибок». Определением истинной оригинальности как создания принципиально нового продукта Гилфорд воспользоваться не мог. Поскольку в тестировании это невозможно, т.к. признак должен быть представлен континуально. Гилфорд признается в следующем: «Мы рассматривали оригинальность как необычность, отдаленность, смышленость. Чувствовалось, что эти три определения включают значимые аспекты того, что обычно обозначается термином оригинальность». Наличные методы не позволяли Гилфорду взять оригинальность в том качественном виде, как она проявляется в реальном творчестве, поэтому на вооружение был принят эрзац: «Мы дали этому фактору условное название - оригинальность».Он честно указывает на относительность, определенную условность данного фактора (по тому, как он измеряется) как критерия креативности. А говоря о показателях необычности, и далеких ассоциаций, он дает ссылку на Харгривса, который использовал коэффициенты «банальности», разработанными в начале  в. тестологами, и применил его по принципу «от обратного». Сами же коэффициенты банальности прямо восходят к работам Т.Цигена, одного из виднейших ассоционистов. Будучи уверенным, что суждение - это обычная ассоциация, Т.Циген решает вопрос об истинности суждения, утверждая, что это должна быть ближайшая ассоциация. Истина известна всем и, следовательно, это банальность. Таким образом, чем дальше мы отходим от истинности, чем более далекая ассоциация возникает, тем в большей мере она отстоит от банальности и оценивается выше как необычная, нестандартная. Таковы истоки основного критерия креативности и подлинное содержание наиболее характерного для креативности критерия – оригинальности – и объяснение того, почему ее определение обычно дается через способность к порождению необычных, нестандартных мыслей. Применение этого критерия возвращает нас в I век.

При возникшей необходимости группировки факторов гибкости и оригинальности в качестве единого критерия, их объединяющего, выступил принцип множественности ответов. Поэтому объединение Гилфордом названных факторов в группу дивергентного мышления представляется логичным. Вместе с тем, схема этого принципа лишь по форме совпадает со схемой дивергенции как механизма эволюциионного развития. Но именно с легкой руки Дж.Гилфорда, примененный им термин, не совпадающий с исходным понятием «дивергентность» (вместо бифуркации здесь действует механизм далеких ассоциаций) стал синонимом креативного мышления.

Известный пример семантической оригинальности, который Гилфорд приводит в своей книге (речь идет о студенте, который должен был с помощью барометра определить высоту здания, но который то опускал его на веревке и далее измерял ее длину, то мерил по часам время падения барометра). Эдесь дивергентное мышление не продвигает нас в познании. Напротив, мы теряем то знание, которое добыто человечеством. Барометр используется не по его специфическим свойствам. А как объект, имеющий свойственное всем предметам качество – тяжесть. Итак, поиск вокруг или в лучшем случае вширь обеспечивают не само новое знание, а лишь его возможность или вернее его вероятность.

2.Процессуально-деятельностной, где понимание мышления как процесса, позволило выявить его детерминанты. Оказалось, что в зависимости от того, рассматривает ли человек решение задачи как средство для осуществления внешних к познанию целей или оно само есть цель, определяется и судьба процесса. В первом случае он обрывается, как только решена задача. Если же само познание есть цель - он развивается. Здесь мы наблюдаем феномен самодвижения деятельности, который приводит к выходу за пределы заданного. В этом выходе за пределы заданного, в способности к продолжению познания за рамками требований заданной ситуации, т.е. в познавательной самодеятельности (ПС) и кроется тайна высших форм творчества.

Диагностируемая способность к развитию деятельности по своей инициативе не объяснима лишь свойствами интеллекта. Экспериментально было доказано, что это свойство целостной личности, отражающее взаимодействие когнитивной и аффективной сфер в их единстве. В силу этого оно выступает в качестве единицы анализа творчества. Таким образом, выделив единицу анализа творчества, мы впервые получаем возможность исследовать творческие способности не по их продукту и не по косвенным признакам, а непосредственно. Это связано с тем, что выявлен психологический механизм, сам феномен творчества, который определяет возможность его свершения реально. Итак, признак представлен не по принципу больше – меньше, а есть - нет. Он результат развития процесса познания вглубь, как «взрывание слоев сущего»(Рубинштейн).

Поскольку творческое действие теряет форму ответа, методики диагностики не могут строиться, как задания требующие его проявления как ответа. Поэтому наш подход потребовал построения новой модели. В этом качестве может выступать система задач, обеспечивающая построение двухслойной модели деятельности. Первый, поверхностный слой, - заданная деятельность по решению конкретных задач, и второй, - глубинный слой, замаскированный "внешним" слоем и неочевидный для испытуемого, - это деятельность по выявлению скрытых закономерностей, которые содержит вся система задач, но открытие которых не требуется для их решения. Требование решить задачу выступает в качестве стимула мыслительной деятельности до тех пор, пока испытуемый не находит и не отрабатывает надежный и оптимальный алгоритм решения. Дальнейший анализ материала, который не диктуется "утилитарной" потребностью выполнить требование мы и называем образно вторым слоем. Поскольку возможности испытуемого могут быть обнаружены лишь в ситуации преодоления и выхода за пределы требований исходной ситуации, то "потолок" может быть, но он должен быть преодолен, снят. Структура экспериментального материала должна предусматривать систему таких ложных, видимых "потолков" и быть более широкой, неограниченной. "Отсутствие потолка" в экспериментальном материале относится не к отдельно взятому заданию, а к системе в целом, которая заключает в себе возможность неограниченного движения в ней. При этом такое движение по преодолению ложных ограничений, движение как бы по ступенькам, в отличии от результатов в «открытых задачах» может быть шкалировано, что позволяет измерять и сопоставлять результаты работы (уровень и динамику) внутри выделенных нами уровней: стимульно-продуктивного, эвристического,

креативного. Сопоставление двух кривых, отражающих параметр затраченного времени и способ действия с системой , предъявляемых задач, позволяет делать вывод не только о творческом потенциале личности, но и о ее индивидуальности.

Если доминирующая мотивация определяет выход на определенный уровень ПС, то реакция на успех, уровень притязаний, особенности самооценки, когнитивный стиль и характерологические особенности испытуемого дают неповторимую, индивидуальную динамику в овладении и развитии деятельности.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55

Похожие:

Психология индивидуальности iconПсихогенетические основы интегральной индивидуальности
Специальность: 19. 00. 01 – Общая психология, психология личности, история психологии

Психология индивидуальности iconПрограмма дисциплины дифференциальная психология (Курс по выбору дпп. В. 01) Специальность «050706. 65 Педагогика и психология»
«050706. 65 Педагогика и психология» осваивается на IV курсе в VII семестре, является логическим практико-ориентированным продолжением...

Психология индивидуальности iconУчебное пособие «Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальнос­ти» предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Психология»
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...

Психология индивидуальности iconН. И. Леонова / Под ред. М. М. Кашапова, Д. Е. Львова. Ижевск: ид «ergo»
Вяткин Б. А. Гендерная психология индивидуальности как квазинаправление исследования

Психология индивидуальности iconПсихология
Особо рассматриваются проявления индивидуальности личности в ситуациях личностного выбора — использование социальных стереотипов...

Психология индивидуальности iconТематика контрольных работ по дисциплине «Дифференциальная психология» Составитель: В. С. Волченков
Понимание природы индивидуальности в разные периоды развития человеческого общества: от Античности до современности

Психология индивидуальности iconUnleash your creativity. Secrets of creative genius / R. Bevan, R. Wright, 2005. фчз А631832
Абрамова С. Г. Психология индивидуальности / С. Г. Абрамова. – М. Спутник+, 2011. – 184 с

Психология индивидуальности icon«Проблемы индивидуальности в истории философии ХХ века»
Охватывает все более высокие уровни. Зрелый человек занимает определенное общественное положение, и в его поведении представлена...

Психология индивидуальности iconЦели освоения дисциплины «Психология соматического больного»
НД, основы психофизиологии, психология личности, психология развития и возрастная психология, введение в клиническую психологию и...

Психология индивидуальности iconРабочая программа учебной дисциплины общая психология
Данная дисциплина связана со следующими дисциплинами образовательной программы: возрастная психология и психология развития, педагогическая...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница