Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva




НазваниеАникеева Н. Е. / N. Anikeeva
страница2/22
Дата конвертации04.12.2012
Размер1.84 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Островская Т.Б. / T. Ostrovskaya

Гипотетическое будущее (Futuro Hipotético): сложности его употребления и перевода / Futuro Hipotético: dificultades de su uso y traducción para los estudiantes extranjeros...............................................144



Полякова А.А. / А. Poliakova

Аксиологический подход к изучению испанской культуры / El enfoque axiológico en el estudio de la cultura española..........................................146


Романова Г.С. / G. Romanova

Франсиско Умбраль и прилагательные / Francisco Umbral y adjetivos......................................................................................................147

Савчук Е.А. / E. Savtchouk

К вопросу о поддержании мотивации при обучении испанскому языку как второму иностранному / ¿Cómo secundar la motivación de los estudiantes en clase de E/LE?.....................................................................151



Симакова А.В. / A. Simakova

Антропонимы в испанских бытовых и волшебных сказках / Antropónimos en los cuentos españoles de hadas y de costumbres........…..154


Смирнова И.В. / I.Smirnova

Анализ типичных ошибок студентов при пользовании языковыми средствами выражения прошедшего времени / Análisis de los errores típicos de los alumnos en el empleo de las formas del pasado...................156


Соловьев А.А. / A. Soloviov

Espanglish как средство коммуникации / Espanglish como medio de comunicación..............................................................................................158


Соловьева Е.В. / E. Soloviova

Структурно-семантические особенности современных испанских фамилий / Particularidades estructurales y semánticas de los apellidos españoles.....................................................................................................160


Сулимова Н.Г. / N. Sulimova

Подход к определению нормы в ранних испанских грамматиках / Definiciones de la norma en las antiguas gramáticas españolas...............162


Сыщикова Е.С. / E. Syschikova

К проблеме статуса пословиц и поговорок в рамках фразеологии (концепции российских и испанских лингвистов) / Proverbios y refranes en la fraseología (enfoques de lingüistas rusos y españoles)....................................................................................................164


Терентьева Е.Д. / E. Terentieva

К проблеме воспроизведения чужой речи в испанской газетной публицистике / Sobre el problema de reproducción del discurso ajeno en los periódicos españoles…………………….…………………………….169


Фирсова Н.М. / N.Firsova

К проблеме невербальной коммуникации испаноязычных народов / Sobre el problema de la comunicación no verbal de los pueblos hispanoparlantes………………………..………………………………..170


Хедигер Х. / H. Hediger

Миф о святом Якове, его значение в контексте испанской культуры / La difusión del mito de Santiago, su significación e importancia...................172


Чиринос Л./ L. Chirinos

Альфонсо Чирино (1365 – 1429), врач Энрике III и Хуана II Трастамара: писатель и педагог-новатор / Al(f)onso Chirino (1365 – 1429) médico de Enrique III y de Juan II Trastámara: escritor y pedagogo innovador.....................……………………………………………….......182


Яковлева В.В. / V. Yakovleva

Национальная специфика испанской фразеологии / Rasgos específicos nacionales de la fraseología española........................................................183


Алимова Р.Р. (Россия)


К вопросу о классификации иноязычных заимствований

в испанском языке

R. Alimova (Rusia)


Observaciones sobre el problema de la clasificación de los préstamos en español


La internacionalización de la moda, la música, el mercado de trabajo, el aumento de la capacidad turística de millones de personas, junto con el desarrollo progresivo de las telecomunicaciones, logran poner en contacto a hablantes y lenguas de una variada procedencia; y esta situación de contactos y préstamos, salvando las distancias no ha sido privativa del siglo XX.

No existe una única definición de lo que se entiende por palabra prestada. En general se define como el resultado de la influencia directa o indirecta de una lengua en las estructuras fónicas, léxicas o sintácticas de otra lengua. Ocurre que no siempre los nuevos términos que se adoptan responden a nuevas realidades, sino que su adopción depende más bien de factores de índole cultural, no estrictamente de necesidades lingüísticas. Pero una vez que el extranjerismo se ha asentado en la lengua, pierde la noción de extanjerismo. De ahí Chris Pratt distingue dos tipos fundamentales de extranjerismos: el no patente (que se reconoce como forma propia – no ajena) y el patente (que se utiliza reconociendo que se está haciendo uso de un extranjerismo).

A lo largo del siglo XX las posturas sobre los préstamos han ido desde el rechazo más radical expresado por algunos (los puristas), hasta la aceptación de la influencia de las lenguas como una realidad natural y cotidiana de las sociedades dinámicas y modernas de los finales del siglo.


Проблема иноязычных заимствований и смешения языков волновала многих ученых. Например, еще Ш.Балли называл данный процесс межъязыковым обменом. Рассматривая заимствование как языковое отражение постоянно действующего процесса контактирования языков, он особо подчеркивал универсальный характер этого явления. Бодуэн де Куртене утверждал, что в мире нет ни одного языка, в котором не было бы заимствованных слов, «ибо нет и быть не может ни одного чистого, не смешанного языкового целого».(10)

Проблема заимствования единиц одного языка другим сложна и многоаспектна. Общая проблема заимствовани элементов одного языка другим включает в себя сложный комплекс вопросов различного характера. Наиболее важными представляются следующие: насколько необходима иноязычная лексика; возможно ли каким-либо образом регламентировать процесс заимствования; возможно ли и нужно ли бороться с иноязычными словами, чтобы сохранить чистоту языка.

Можно говорить о заимствовании слова (наиболее частый и типичный способ, например, week-end, jeep, marketing, stock), заимствовании морфемы (обычно в составе слова, выделение морфемы происходит при наличии словесного ряда, характеризующегося единством общего значения составляющих его слов и повторяемостью какого-либо одного структурного элемента, например ряд заимствований с обозначением лица: barman, showman), заимствовании синтаксическом, или структурно - синтаксическом (конструирование фраз в языке испытывает влияние иноязычных синтаксических конструкций), заимствовании семантическом (появление в словаре нового значения под влиянием иноязычного образца, например, firma - фирма, doble - дублер).

В конце XIX - начале XX века заимствование понималось как процесс перемещения слов или, реже, перемещение слов и отдельных элементов слова из одного языка в другой. Наиболее плодотворно занимались этой проблемой немецкие ученые (Г. Пауль, Э. Рихтер, Э. Хауген), рассматривая при этом главным образом лексические заимствования, потому что лексика - это область языка в наибольшей степени открытая для всякого рода внешних влияний, область, в которой находят отражение все изменения, происходящие в социальной жизни общества. Особое внимание в работах этого периода уделялось ассимиляции иноязычного слова в заимствующем языке и выяснение причин заимствования.

Следует отметить, что в XIX - начале XX века языковые и неязыковые причины заимствований рассматривались нерасчлененно. К неязыковым причинам относили тесные политические, экономико - промышленные и культурные связи между народами - носителями языков.

Э. Рихтер, например, указывал основной причиной заимствования слов - необходимость наименования вещей и понятий. У Э. Рихтера намечена следующая классификация:

1) заимствование чужой формы и чужого значения;

2) заимствование чужой формы для выражения своего значения;

3) заимствование чужого значения в родной форме;

Э. Хауген выдвинул идею структурной дифференциации заимствуемых слов. Он выделил три типа иноязычных слов:

1) слова без морфологической субституции, т.е. полностью соответствующие их прототипам в языке - источнике (dandy, stock, ticket);

2) слова с частичной морфологической субституцией, или гибриды, т.е. слова лишь частично состоящие из иноязычных элементов (telefilm, videocinta);

3) слова с полной морфологической субституцией, т. е. кальки, или семантические заимствования (rascacielos, golpe de teléfono);

Другую классификацию предлагает А. Блумфильд. Он понимает под заимствованием определенный вид языковых изменений и различает:

  1. заимствование понятий культуры (show, divo, glamour)

  2. внутренние заимствования, происходящие в результате непосредственных языковых контактов, обусловленных территориальной и политической близостью (vitola, otrora -португ., )

  3. диалектные заимствования, проникающие в литературный язык из диалектов.

В русской лингвистической традиции проблему заимствований изучали Будагов Р.А., Виноградов В.С., Карцевский С.О. и др. В «Словаре лингвистических терминов» Ахманова О.С. определяет заимствование, с одной стороны, как обращение к лексическому фонду других языков для выражения новых понятий, дальнейшей дифференциации уже имеющихся и обозначения неизвестных прежде предметов (нередко сами эти понятия и предметы становятся известными носителям данного языка лишь вследствие контактов с теми народами, из чьих языков заимствуются соответствующие слова); а с другой, как слова, словообразовательные аффиксы и конструкции вошедшие в данный язык в результате заимствования.

Будагов Р. А. отмечает, что наиболее простой тип заимствований определяется характером самих заимствованных предметов и понятий. В этом случае заимствованные слова проникают в другой язык вместе с заимствованными предметами и понятиями, либо создаются в одном языке по аналогии с соответствующим словами в другом (criquet; perro caliente - hot-dog).(1)

Нередко заимствованные слова не приносят с собой новых понятий, а сосуществуют в языке с другими словами, которые уже раньше выражали аналогичные значения. В этом случае между словами постепенно устанавливаются синонимические отношения (steward - azafata; basketball - baloncesto).

Обращаясь к вопросу классификации, Р.А. Будагов делит заимствования по источнику проникновения иноязычного слова (прямы или косвенные), т.к. для заимствованного слова важно, какую языковую среду оно проходит; по их составу (заимствование значения, кальки); по степени их проникновения в живую ткань языка (ассимиляции), выделяя укоренившиеся и неукоренившиеся слова (варваризмы). Для того, чтобы понять, почему одни слова укоренились, а другие являются лишь окказиональными заимствованиями, необходимо учитывать, какую функцию заимствование выполняет в языке. Степенью ассимиляции слова определяется их разграничение на иностранные и интернациональные.

Для обозначения заимствованных явлений в испанской лингвистической традиции существует два понятия: extranjerismos и prestaciones. В самом обозначении extranjerismo заложено несколько негативное отношение к новому элементу. Он воспринимается как нечто инороднее, чуждый элемент, обозначающий понятие, которое может быть выражено собственными средствами языка. Обозначение prestación появляется в том случае, когда вместе со словом заимствуется и новое понятие. Такие понятия, как правило, ассимилируют в заимствующем языке. Заимствование в целом понимается как влияние одного языка на другой на фонетическом, лексическом и синтаксическом уровне.

В испанской лингвистике проблеме заимствований большое внимание уделял Эмилио Лоренсо. В своей статье «Англицизмы в современном испанском языке» он исследовал примеры влияния английского языка на испанский не только на лексическом уровне, но и в сфере синтаксиса и морфологии.

Р. Лапеса выступает против чрезмерного распространения английских заимствований и предлагает заменять английские слова соответствующими испанскими ( film - película ), не бояться словотворчества, создавая испанские слова на замену английским (self-service - auto -servicio), и приспосабливать иноязычные слова к испанским фонетическим и морфологическим нормам. Лапеса замечает, что включать в испанский язык следует только те слова, которым не возможно найти испанские соответствия. Таким образом, заимствования приемлемы, если они служат для называния новых предметов, понятий, но они должны соответствовать орфографическим, морфологическим нормам испанского языка, а не противоречить им.

Некоторые ученые не видят опасности в увеличении числа заимствований и считают, что они представляют собой значительный вклад в словарный состав испанского языка. Например, Мигель де Унамуно говорил, что заимствованные слова, будь то заимствование новых понятий и явлений или новые обозначения уже существующих, всегда добавляют новые оттенки в выражении. Такой же точки зрения придерживается и профессор Оксфордского университета Крис Пратт (7). В его исследовании представлено большое количество английских заимствований, которые он классифицирует в зависимости от того, являются они «очевидными» (т.е. не воспринимаются как чуждый элемент) или «неочевидными» (т.е. осознаются говорящими как иноязычные элементы).

Чтобы объективно оценить роль и место каждого заимствования, необходимо исследовать его семантические, словообразовательные и семантико-синтаксические связи с элементами системы воспринимающего языка. Согласно Л.П. Крысину (9), для вхождения иноязычного слова в систему заимствующего языка необходим ряд условий:

  1. передача иноязычного слова фонетическими и графическими средствами заимствующего языка;

  2. соотношение слова с грамматическими классами и категориями заимствующего языка, его грамматическое освоение;

  3. фонетическое освоение иноязычного слова;

  4. словообразовательная активность слова;

  5. семантическое освоение иноязычного слова, определенность значения, дифференциация значений и их оттенков между ранее существовавшими в языке словами и появившимся иноязычным словом;

  6. регулярность употребления в речи.

Любое иностранное слово включается сначала в речь, а затем, во многом через средства массовой информации, попадает в язык. Проникновению иноязычных слов способствует интернационализация культуры, науки, техники; влияние научно - технического прогресса, передовых идей; интерес к иноязычной культуре, литературе, искусству; живые контакты носителей языков; международный престиж и авторитет государств, экспансия общественно - политической масли, иногда просто мода на иностранные слова. Процесс заимствования обусловлен сложным комплексом лингвистических и экстралингвистических причин, но как писал Х. Касарес «испанский язык, несмотря на многочисленные заимствования и кальки, которые он ассимилировал во все периоды своего развития, всегда сохранял четкие контуры» (6, с.34).


Литература:

  1. Будагов Р.А. «Введение в науку о языке», 1965

  2. Виноградов В.С. К вопросу об англицизмах в современном испанском языке

  3. J. Alberto Miranda La reformación de palabras en español, 1994

  4. Lorenzo Emilio El español de hoy, lengua en ebullición, 1971

  5. Lapesa R. Historia de la lengua española

  6. Касарес Х. Введение в современную лексикографию, 1958

  7. Pratt Chris El anglicismo en el español peninsular contemporáneo, 1980

  8. Блумфильд Л. Язык: Пер. с англ.,1968

  9. Крысин Л.П. "О причинах лексических заимствований", РЯШ, 1956

  10. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по языкознанию, 1963



Аникеева Н.Е. (Россия)


Особенности исторических параллелей в культуре

и судьбе России и Испании


N. Anikeeva (Rusia)


Paralelismos históricos del destino y la cultura de Rusia y España


El ambiente cultural ruso y español nos hace discutir sobre el papel de estos dos países que representan un puente entre el Este y el Oeste. Los paralelos histórico-culturales entre Rusia y España son evidentes, aunque cada uno de ellos tiene sus peculiaridades y sus rasgos específicos. Tanto la cultura rusa como la española son sistemas estratificados, compuestos de algunos elementos individuales.


Пространство русской и испанской культур на всем протяжении своей многовековой истории с неизбежностью заставляет ставить вопрос о той роли – моста, которую они играли и играют между Востоком и Западом. Сосуществование на протяжении многих веков с чуждыми, хотя и не обязательно враждебными им культурами – культуры пограничные (Ближний Восток, Балканы, Кавказ, Испания, Россия) неизменно являются особенно восприимчивыми к идущим извне влияниям и в то же время ревниво оберегающим свою самобытность. Этой особенностью объясняется столь характерное для русской и испанской культур постоянное напряжение между двумя полярными тенденциями: «всемирной отзывчивостью» и сохранением традиций, сочетание которых и является не только естественным, но и единственно возможным для подобного типа культур, динамичным фактором их развития.1

Говоря о культурной идентичности, нельзя забывать, что ее субстрат составляет совместный исторический опыт плюс адаптация к экосистемам. В основе осознания этой идентичности лежит историческая и культурная память. И такой субстрат, несмотря на все этническое, географическое и лингвистическое разнообразие, присущее Испании, все же существует, позволяя, на наш взгляд, говорить об испанской культуре именно как о сложной структуре, состоящей из различных элементов в виде субкультур, обладающих высокой степенью самостоятельности и самобытности.

Очевидно, что между Испанией и Россией существуют культурно-исторические параллели. К примеру, испанское «поколение 1898 года» и русский «серебряный век», при всем глубоком национальном своеобразии каждого из этих феноменов, сыграли одну и ту же роль – блистательно завершили классический период в культуре своей страны и одновременно заложили основы ее модернизации в соответствии со специфическими потребностями XX в.2

Октябрьская революция и Гражданская война в Испании, которая тоже была своеобразной революцией и привела к победе франкизма.

Обе страны предприняли в XX в. Попытку реализации мессианского призвания, издавна их отличавшего: на национально-религиозной основе («испанидад») в Испании и на интернационалистско-классовой (коммунизм) в России, и обе эти попытки закончились безуспешно.

Перестройка в СССР началась в 1985 году. Спустя 10 лет, после того, как начался период перехода от франкистской диктатуры к демократии в Испании, и в том и в другом случае перемены были инициированы правящей элитой страны. Тогда Мадрид взял курс на поддержку развития рыночной экономики в странах Восточной Европы, а позднее и в России. Испанское правительство стремилось взять на себя роль страны, открывающей “новой восточноевропейской демократии” путь в Западную Европу и становящейся наставником на пути ее адаптации к социальным и политическим порядкам стран Западной Европы. Эти устремления стали одним из принципиальных моментов внешнеполитической концепции Испании. Для западного мира очевидны были попытки Ф. Гонсалеса занять положение «советника» руководства СССР по вопросам западноевропейского политического строительства.3 Важно, что эта политика была продолжена и после развала СССР.

Так, в декабре 1991 г. Испания вместе с другими странами ЕС официально признала Россию в качестве государства — правопреемника СССР. Испанское правительство исходило из того, что демократическое обновление России должно привести к созданию более прочной и надежной для Запада системы безопасности и сотрудничества в Европе. Этот подход не претерпел принципиальных изменений и в условиях противостояния президентских структур с законодательными органами в 1993 г. В ходе этого конфликта испанское руководство заняло позицию однозначной поддержки президентской власти России в ее политическом, а потом военном противостоянии со своими оппонентами в сентябре — октябре того же года. Конституционность и допустимость действий президента Ельцина и его администрации в этом конфликте для правящих кругов Испании не вызывали сомнений.

Испания уверенно вошла в Европейское сообщество. Россия движется по пути европейской интеграции. Руководящие деятели Испании заявляли о необходимости налаживания с обновленной Россией качественно новых политических и экономических отношений, подчеркивая, что Россия не должна быть изолирована от Западной Европы ни в политическом, ни в экономическом, ни в военном плане.4 Мадрид настаивал на том, чтобы ЕС не отстал от происходящих в мире радикальных изменений и был способен выработать скоординированную позицию, направленную на поддержку происходящих в России реформ и учитывающую необходимость принимать во внимание интересы России в Европе и во всем мире. Испания первой среди стран — членов Евросоюза в июне 1995 г. завершила процедуру ратификации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между РФ и ЕС, подписанного на о. Корфу в июле 1994 г. и вступившего в силу 1 декабря 1997 г. 5 По мнению министра иностранных дел России И.С. Иванова, «Россия всегда приветствовала практическую роль Испании в международных делах».

Принципиальное значение в Мадриде в контексте международной политики придается партнерству с Россией, с которой Испанию сближает созвучность современных подходов ко многим важнейшим мировым проблемам. Необходимо выделить отсутствие между странами спорных вопросов, становящихся подлинным "камнем преткновения" в двусторонних отношениях.

Динамичное развитие российско-испанского сотрудничества в различных областях открывает новые горизонты совместного взаимодействия как на двустороннем уровне, так и в международных рамках. После развала СССР Испания приобрела в лице РФ постоянного делового партнера и получила возможность весьма эффективно использовать российский рынок. Важным моментом также является то, что российское и испанское руководство в лице Президента РФ В.В. Путина и Премьер-Министра Испании Х.М. Аснара находит общий язык по наиболее актуальным проблемам современности, и существует принципиальная близость подходов по большинству вопросов мировой политики.

Наверное, многочисленные параллели в культуре и исторических судьбах наших государств объясняются тем, что Испания и Россия принадлежат к типу окраинных регионов в контексте западной цивилизации.

Таким образом, если речь идет об Испании и России, образ «другого» во многих случаях оборачивается уникальным и беспрецедентным способом самопознания, а взаимодополняющие представления друг о друге двух народов, обитающих в двух крайних точках «великой европейской диагонали» (Х. Ортега-и-Гассет), оказываются в высшей степени глубокими и перспективными.

Артеменко А.А. (Россия)


Наречия на –mente и парные адвербиализованные прилагательные в современном испанском языке


  1. Artiomenko (Rusia)


Los adverbios en –mente y los adverbios adjetivales en el español contemporáneo


En español moderno algunos adverbios en –mente, principalmente los de modo, alternan con los adverbios adjetivales. Estos adverbios tienen la forma de un adjetivo en singular con el sufijo masculino si el adjetivo es de dos terminaciones. En su mayoría los adverbios adjetivales tienen equivalencia semántica y funcional con las formaciones en –mente. El uso tanto de los adverbios en –mente como de los adverbios cortos está sujeto, en general, a su colocación con determinados verbos. En el artículo se analizan varios casos.


В современном испанском языке существует ряд адвербиальных единиц на -mente, имеющих однокоренной аналог, выраженный простым наречием, образованным в результате адвербиализации прилагательного (rápidorápidamente, lentolentamente, primeroprimeramente). Явление адвербиализации прилагательного унаследовано испанским языком у латыни, где прилагательные среднего рода активно функционировали в качестве наречия [2, c.112]. В современном испанском языке прилагательное в процессе адвербиализации сохраняет признаки мужского рода (свойственно прилагательным двух окончаний) и в некоторых случаях частично десемантизируется, приобретая новые оттенки значения (ср.: recio adj. (сильный, крепкий, здоровый) – recio adv. (настойчиво); corriente adj. (1. проточный; 2. текущий; 3.обычный, заурядный; 4. лёгкий; 5. готовый, приготовленный)corriente adv. (ладно, хорошо).

Дополнительные оттенки значения, которые приобретает наречие, возникают неслучайно. Синтаксическая функция основообразующего прилагательного сводилась к предметной характеризации, а производное наречие ориентировано на глагол. В подобных условиях семантическое содержание характеризующего элемента не всегда может быть сопоставимо с лексемами, принадлежащими к разным морфологическим классам. В связи с этим наречие, находясь в семантическом поле глагольной характеризации, вынуждено приобретать дополнительные оттенки значения.

Следует отметить, что характеризующие свойства адвербиализованных прилагательных затрагивают только действие, в отличие от словоформ на –mente, объектом характеризации которых может выступать как действие, так и признак: Mi actitud, en primer momento, fue claramente neutral. – В первый момент моё отношение было абсолютно нейтральным.

Исключение составляет наречие claro, которое в языке прессы часто функционирует в качестве модального наречия оценки. При этом характеризатором высказывания данное наречие может выступать самостоятельно (El disco, claro, no registra el brillo del triunfo en sus ojos...На диске, естественно, не запечатлён блеск победы, отражённый в её глазах…), либо в сочетании с глаголом estar (Con vistas, claro está, a futuras confrontaciones, M. dedicó la mayor
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva iconЛитература аникеева Н. П. Воспитание игрой: книга для учителя. М.: Просвещение,1987
Аникеева Н. П. Специфика игровой ситуации Педагогика и психология игры. Новосибирск, 985

Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva iconГоу впо «новосибирский государственный педагогический университет»
В 77 ного лагеря: история и современность : сб науч ст. / редкол. Н. П. Аникеева, З. И. Лаврентьева, Т. А. Ромм. – Новосибирск, 2008....

Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva iconКурс, очно-заочное отделение, 6 семестр, 2010-2011 уч г. Психология журналистики Список литературы Основна я
Матвеева Л. В., Аникеева Т. А., Мочалова Ю. В. Психология телевизионной коммуникации. М., 2002

Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva iconВита аникеева Мальвина Михайловна
Православия Храм. Прежде святого пребудет святое. «Вита»1 ниспослана. Правду листам даровал Бог. Сокровенность о Слове. Таинства...

Аникеева Н. Е. / N. Anikeeva iconМетодические рекомендации библиотекам
Организация работы с фондом: [Текст]: методические рекомендации библиотекам Кричевской бс/ Кричевская центральная библиотека; отдел...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница