Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта




НазваниеВиктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта
страница16/44
Дата конвертации11.12.2012
Размер3.75 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   44
*


Я обратила внимание на пентхаус еще в свой первый визит. Только я не догадалась, что это пентхаус - снизу он напоминал темную кнопку на конце огромного бетонного карандаша. Его можно было принять за надстройку с моторами лифтов, какое-нибудь техническое помещение или бойлерную. Но эти бирюзовые стены, оказывается, были прозрачными изнутри.

Не успела я это понять, как прямо на моих глазах они стали темнеть, пока не сделались похожи на бутылочное стекло. Только что я щурилась от солнца, и вдруг за несколько секунд вокруг меня сгустился целый дом, который до этого не был виден из-за солнечного света, расшибающегося о множество зеркальных плоскостей.

Позже я узнала, что это было дорогой технической примочкой - прозрачность стен менялась с помощью специальных жидкокристаллических пленок, которыми управляла компьютерная система. Но тогда случившееся показалось мне чудом. А чудеса с давних пор настраивают меня на ироничный, чтобы не сказать презрительный лад.

- Привет, Шурик, - сказала я. - Что за балаган? Нет денег на нормальные шторы?

Он опешил. Но через секунду пришел в себя и засмеялся.

- Шурик, - сказал он. - Мне это нравится. Ну да. Раз ты теперь Ада, я, наверное, Шурик.

Его светло-серый двубортный китель с погонами генерал-лейтенанта и темно-синие штаны с широкими красными лампасами выглядели немного театрально. Подойдя ко мне, он снял с лица марлевую повязку, зажмурился и втянул носом воздух. Мне захотелось спросить, почему он постоянно так делает, но я не решилась. Он открыл глаза, и его взгляд упал на мои сережки.

- Как ты занятно придумала, - сказал он.

- Здорово, правда? Особенно красиво, что камни разные. Тебе нравится?

- Ничего. Михалыч передал тебе цветок?

- Да, - ответила я. - И сказал, чтобы я подумала над смыслом этого послания. Но я так ничего не надумала. Может, ты мне сам скажешь?

Он почесал голову. Похоже, его смутил мой вопрос.

- Ты знаешь сказку про аленький цветочек?

- Какую именно? - спросила я.

- По-моему, есть только одна.

Он кивнул в сторону рабочего стола, на котором стояли компьютер-моноблок и серебряная статуэтка. Рядом со статуэткой лежала книга, заложенная в нескольких местах. На ее обложке краснела полустертая надпись "Русские сказки".

- Эту сказку записал Сергей Аксаков, - сказал он. - Со слов своей ключницы Пелагеи.

- А про что она?

- Про красавицу и зверя.

- А при чем тут цветочек?

- Из-за него все началось. Ты правда не знаешь этой сказки?

- Нет.

- Она длинная, но суть такая: красавица попросила отца привезти ей аленький цветочек. Отец нашел его в далеком волшебном саду и сорвал. А сад сторожило страшное чудовище. Оно поймало отца красавицы. И ей пришлось отправиться в плен к чудовищу, чтобы оно отпустило отца. Чудовище было безобразным, но добрым. И она полюбила его, сначала за доброту, а потом вообще. А когда они поцеловались, чары развеялись, и чудовище стало принцем.

- Ага, - сказала я. - Ты хоть понимаешь, о чем это?

- Конечно.

- Да? И о чем же?

- О том, что любовь побеждает все.

Я засмеялась. Все-таки он был забавный. Наверно, завалил нескольких быков, заказал какого-нибудь банкира, а теперь с обычной человеческой самонадеянностью считает себя чудовищем. И думает, что любовь его спасет.

Он взял меня под руку и повел к футуристическому дивану, стоявшему между двух рощиц из карликовых деревьев-бонсай с крохотными беседками, мостиками и даже водопадами.

- Почему ты смеешься? - спросил он.

- Могу объяснить, - сказала я, садясь на диван и поджимая под себя ноги.

- Ну объясни.

Он сел на другой край дивана и закинул ногу за ногу. Я заметила вылезший из-под кителя край кобуры.

- Это одна из тех сказок, которые отражают ужас и боль первого женского сексуального опыта, - сказала я. - Таких историй много, а та, про которую ты рассказал - просто классический пример. Это метафора того, как женщина открывает звериную суть мужчины и осознает свою власть над этим зверем. А аленький цветочек, который срывает отец, - настолько буквальный мотив дефлорации, дополненный к тому же темой инцеста, что мне трудно поверить, будто эту сказку рассказала какая-то ключница. Ее скорее всего сочинил венский аспирант прошлого века, чтобы проиллюстрировать дипломную работу. Придумал и сказку, и ключницу Пелагею, и писателя Аксакова. Кто такая ключница? Женщина, сжимающая в руке ключ... Даже не просто ключ, кольцо, на котором висят ключи. Надо ли объяснять?

За то время, пока я говорила, он заметно помрачнел.

- Где ты этого набралась? - спросил он.

- Это трюизмы. Их все знают.

- И ты в них веришь?

- Во что?

- В то, что эта сказка не о том, как любовь побеждает все на свете, а о том, как дефекация осознает свою власть над инцестом?

- Дефлорация, - поправила я.

- Не важно. Ты действительно так считаешь?

Я задумалась.

- Я... Я никак не считаю. Просто таков современный дискурс сказок.

- И что, когда тебе дают аленький цветочек, ты из-за этого дискурса считаешь его символом дефекации и инцеста?

- Ну зачем ты так, - ответила я чуть растерянно. - Когда мне дают аленький цветочек, мне... Мне просто приятно.

- Слава богу, - сказал он. - А что касается современного дискурса, то его давно пора забить осиновым колом назад в ту кокаиново-амфетаминовую задницу, которая его породила.

Такого энергичного обобщения я не ожидала.

- Почему?

- Чтобы он не поганил наш аленький цветочек.

- Так, - сказала я, - насчет кокаина я понимаю. Это ты о докторе Фрейде. Верно, был за ним такой грешок. А при чем здесь амфетамины?

- Могу объяснить, - сказал он и поджал под себя ноги, пародируя мою позу.

- Ну объясни.

- Все эти французские попугаи, которые изобрели дискурс, сидят на амфетаминах. Вечером жрут барбитураты, чтобы уснуть, а утро начинают с амфетаминов, чтобы продраться сквозь барбитураты. А потом жрут амфетамины, чтобы успеть выработать как можно больше дискурса перед тем, как начать жрать барбитураты, для того чтобы уснуть. Вот и весь дискурс. Ты не знала?

- Откуда такие сведения?

- У нас в Академии ФСБ был курс о современной психоделической культуре. Контрпромывание мозгов. Да, забыл сказать - все они к тому же педики. Это если ты спросишь, при чем здесь задница.

Разговор шел не туда, куда надо, и пора было менять тему. А я предпочитаю делать это резко.

- Александр, - сказала я, - ты мне объясни, чтобы я поняла, что здесь делаю. Ты меня трахнуть хочешь или перевоспитать?

Он вздрогнул, словно я сказала что-то страшное, вскочил с дивана и стал ходить взад-вперед мимо окна - вернее, не окна, а оставшегося прозрачным прямоугольника в стене.

- Пытаешься меня шокировать? - спросил он. - Зря ты. Я знаю, под твоим напускным цинизмом скрывается чистая ранимая душа.

- Напускной цинизм? Это во мне?

- Даже не цинизм, - сказал он, останавливаясь. - Легкомыслие. Непонимание серьезных вещей, с которыми ты играешь, как маленький ребенок с гранатой. Давай поговорим откровенно, по делу.

- Ну давай.

- Вот ты говоришь - звериная суть мужчины, ужас первого соития... Ведь это такие страшные, темные вещи. Мне самому, если хочешь знать, страшно бывает глядеть в эти бездны...

"Мне самому". Нет, какой он все-таки был смешной.

- А ты рассуждаешь так, - продолжал он, - будто все это семечки. В тебе что, нет страха перед звериным в мужчине? Перед мужским в звере?

- Ни капли, - сказала я. - Тебе же Михалыч сказал, кто я. Сказал?

Он кивнул.

- Ну вот. Если бы у меня были такие проблемы, я бы работать не смогла.

- Тебя не пугает близость чужого тела - огромного, безобразного, живущего по своим законам?

- Я это просто обожаю, - сказала я и улыбнулась.

Он посмотрел на меня и недоверчиво покачал головой.

- Я имею в виду - физическая близость? В самом низменном смысле?

- За духовную у меня надбавка сто пятьдесят процентов. Сколько можно одно и то же обсасывать? Ты что, каждый раз такой базар разводишь, перед тем как трахнуться?

Он наморщился.

- Только не надо со мной говорить как с бандитом. Это из-за кителя, да?

- Может быть. Попробуй его снять. И штаны тоже.

- Зачем ты так...

- Я тебе совсем не нравлюсь?

Я наклонила голову и обиженно поглядела на него исподлобья, чуть сощуренными глазами, слегка выпятив губы. Я отрабатывала этот взгляд больше тысячи лет, и бесполезно его описывать. Это моя фирменная провокация, бесстыдство с невинностью в одном бронебойном флаконе, который прошивает клиента насквозь и потом еще добивает рикошетом. Единственный известный мне способ защиты от такого взгляда - смотреть в другую сторону. Александр смотрел на меня.

- Нравишься, - сказал он и нервно дернул головой. - Еще как.

Я поняла, что наступил критический момент. Когда клиент так дергает головой, контрольные центры его мозга отказывают, и он может броситься на тебя в любую секунду.

- Мне надо в ванную, - сказала я, вставая. - Где у тебя ванная комната?

Он указал на круглую стену из синего полупрозрачного стекла. Двери там не было - внутрь вел заворачивающийся улиткой проход.

- Я сейчас.

Только оказавшись внутри, я перевела дух.

За стеной было красиво. Золотые звезды на синем и отделанная перламутром ванна напоминали о помпейских термах - возможно, художник-декоратор сознательно процитировал этот мотив. Но вряд ли хозяин был в курсе.

Рискованно доводить клиента до такого градуса, подумала я, когда-нибудь это плохо кончится. А может, Александр тоже чем-нибудь колется, как Михалыч? Или что-нибудь глотает? Не зря же он все время так странно нюхает воздух...

Сняв джинсы, я положила их на пол, распушила хвост и посмотрела на себя в зеркало. Моя гордость походила на японский веер, расписанный красной кистью. Это было красиво. А на сине-звездном фоне смотрелось просто сказочно. Я была как никогда уверена в своих силах - энергия просто переполняла меня, еще чуть-чуть, и с шерстинок моего хвоста полетели бы маленькие шаровые молнии. Мне вспомнилось смешное русское выражение - "держать хвост пистолетом", то есть не падать духом. Не знаю, откуда оно взялось, но без лисы там наверняка не обошлось. Ну что, подумала я, ствол к бою...

Подойдя к выходу, я изготовилась к старту. Сделав несколько глубоких вдохов, я поймала ту единственно верную секунду, когда все клеточки тела говорят тебе "сейчас!", и смерчем вынеслась из ванной.

Дальше не было времени думать. Затормозив, я развернулась к мишени задом, крепко уперлась в пол руками и ногами и выгнула хвост над головой. В одной из зеркальных плоскостей мелькнуло мое отражение - я походила на грозного рыжего скорпиона, изготовившегося к бою... Александр поднял на меня глаза, но раньше, чем он успел моргнуть, мой хвост послал в самый центр его мозга свой выверенный, четкий, безупречно точный удар.

Он закрыл глаза ладонью, как от слепящего света. Затем опустил руку, и наши глаза встретились. Происходило что-то не то. Моему хвосту никак не удавалось его нащупать - а он стоял в нескольких шагах и глядел на меня с таким видом, будто не мог поверить, что на свете бывает такая красота.

- Адель, - прошептал он, - душенька...

А дальше начался кошмар.

Пошатнувшись, он издал ужасный воющий звук и буквально вывалился наружу из собственного тела - словно оно было бутоном, за несколько секунд раскрывшимся в жуткий лохматый цветок. Как выяснилось, человек по имени Александр был просто рисунком на двери в потустороннее. Теперь эта дверь распахнулась, и наружу вырвался тот, кто уже долгое время следил за мной сквозь замочную скважину.

Передо мной стоял монстр, нечто среднее между человеком и волком, с оскаленной пастью и пронзительными желтыми глазами. Сперва я подумала, что одежда Александра исчезла. Потом я поняла, что его китель и брюки трансформировались вместе с ним: торс покрывала пепельно-серая шерсть, а задние лапы были темнее, и на них можно было различить неровный след лампасов. На груди зверя было продолговатое пятно, похожее на отпечаток сбившегося набок галстука. Когда я опустила глаза ниже, меня охватил ужас. Я никогда раньше не видела, как это место выглядит у возбужденного волка. А выглядело оно, на мой взгляд, страшнее любой оскаленной пасти.

Тут я поняла, что так и стою на четвереньках, задрав хвост и выпятив в его сторону свою беззащитную попку. Беззащитную, поскольку моя антенна не работала и остановить его мне было нечем. Я догадывалась, как может быть истолкована моя поза, но меня парализовало - вместо того чтобы вскочить, я все глядела на него через плечо. Так бывает в некоторых снах - надо срочно убегать, а ты стоишь на месте, и никак не получается оторвать от земли свинцовые ноги. Я даже не могла согнать с лица идиотскую ухмылку - как у воришки, пойманного на месте преступления.

- Р-р-рарра, - сказал он. - Р-рррау-у...

- Братан, - пролепетала я, - подожди. Я все объясню...

Он зарычал и шагнул ко мне.

- Ты об этом даже не думай, понял? Я тебе серьезно говорю, серый, тормози...

Он мягко упал на передние лапы-руки и сделал ко мне еще шаг. Нужны были совсем другие слова, причем срочно. Но где их было взять?

- Слушай... Давай спокойно все обсудим, а?

Он оскалил пасть и поднял свой серый хвостище, почти скопировав мою рабочую стойку.

- Подожди, серенький, - прошептала я, - не надо...

Он прыгнул, и на секунду мне показалось, что свет закрыла низкая и страшная грозовая туча. А в следующий миг туча рухнула на меня.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   44

Похожие:

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconВиктор Пелевин Священная книга оборотня Комментарий эксперта
«драматических обстоятельствах» в одном из московских парков. О срежиссированности этой акции свидетельствует милицейский протокол,...

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconКнига оборотня "Священная книга оборотня"
Большинство экспертов согласны, что интересна не сама эта рукопись, а тот метод

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconРеферат по обществознанию на тему
Ими наполнена священная книга мусульман Коран. Они сказываются в символе веры, в принципах культа, в мифологии, заповедях, морали...

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconВиктор Пелевин Романы Generation "П" Чапаев и пустота. Омон-ра. Виктор пелевин generation "П"
Автор просит воспринимать их исключительно в этом качестве. Остальные совпадения

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта icon§ библия священная книга откровения и завета 4 §
Библии, который был тесно связан с повседневным деланием христианина, его религиозно-нравственным бытием в мире. Ежедневно звучащее...

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconПояснительная записка Не знать историю своего народа, значит навсегда оставаться ребенком. Цицерон Еще Н. М. Карамзин в своем произведении «История Государства Российского»
«История Государства Российского» (1801 г.) писал: «История в некотором смысле есть священная книга народов: главная и необходимая,...

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconTue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconРоман Козак Пелевин и поколение пустоты
«тридцать – мало, сорок – много». На черно-белом фото знаменитого американского фотографа Ричарда Аведона были представлены Марсель...

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconЛитература с сайта Сознание
Бейджент Майкл, Ричард Лей, Генри Линкольн Священная кровь и Священный Грааль rar

Виктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта iconМодуль II: «Священная история Нового Завета» Теме №1
Перечислите известные нам события из жизни Богородицы (по данным Св. Предания и Св. Писания)


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница