Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \"Петрополис\"»




Скачать 13.18 Mb.
НазваниеКнига первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \"Петрополис\"»
страница5/107
Дата конвертации16.12.2012
Размер13.18 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   107

21

мышление, и «модернизм» продолжают функционировать во второй половине XX века, как

и реализм рядом с абстракционизмом в художественной культуре, убеждая историка

современности в том, что существуют в истории не только периоды гомогенного характера

общественного сознания и жесткой упорядоченности социального бытия, строя мышления,

культуры, но и периоды смены «порядка» «хаосом», говоря языком синергетики...

Неудивительно, что конкретный анализ процесса развития общества и культуры в

послеренессансной Европе все чаще приводил исследователей к заключению, что по своей

направленности он лишен былого, свойственного традиционным культурам единства и все

более отчетливо раздваивается, растраивается, или ветвится еще более дробно и

альтернативно. Описывая историю борьбы вокруг «теории трех стадий» в истории

человечества, разработанной Л. Г. Морганом и принятой Ф. Энгельсом, В. А. Шнирельман

отметил выдвинутую ее критиками концепцию «многолинейной эволюции», что привело,

однако, ее приверженцев вообще «к отказу от поисков исторических закономерностей». Между

тем американский этнограф Дж. Стюард в опубликованной им в 1955 г., за два десятилетия до

рождения синергетики, монографии, иначе обосновывал принцип «многолинейной эволюции»:

указав на то, что он позаимствовал сам этот термин у К. Виттфогеля, который употребил его за

несколько лет до этого в статье «Влияние ленинизма-сталинизма на Китай»; Дж. Стюард

разъяснил, что речь идет о новой методологии исторического познания — он считал ее

третьей позицией, отличной и от «однолинейного» понимания социокультурного развития

(кстати, ученый постоянно употребляет этот термин), и от «культурного релятивизма», то есть

такого подхода, который абсолютизирует особенности каждого типа культуры и тем самым

лишает ее тех связей, которые и формируют закономерности исторического процесса (тут

имеется, конечно, в виду позиция, именуемая «теорией локальных, цивилизаций»). Дж. Стюард

Каган М. С.. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Книги 1-2. СПб., 2003. (1) 383 с.+

(2)320 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 15

весьма решительно критикует и Л. Уайта, и Г. Чайлда именно за «однолинейную» трактовку

движения истории, игнорирующую те особенности различных конкретных проявлений общих

свойств определенного типа культуры, которые на ранних фазах ее истории —- а именно они

непосредственно интересовали его как этнографа — были обусловлены особенностями

природных условий, в которых формировалась, например, «древняя земледельческая

цивилизация в Египте, Месопотамии, Китае, Месо-Америке и в Центральных Андах», хотя

общей для них закономерностью было то, что «начинались они с

22

простой деревенской организации бытия, а в конечном счете достигали очень высокого

уровня интеграции в милитаристских империях».

Характеризуя позицию Ф. Боаса — а это можно отнести и к ряду других американских

культурантропологов — Д. Бидни точно сказал, что «история приобретала в его глазах

ограниченное значение, скорее будучи историей культуры данного общества, чем всего

человечества. Равным образом он и антропологию считал исследованием не столько эволюции

человеческой культуры и ее этапов, сколько отдельных культур, понимаемых как

функциональные, завершенные в себе единства... При неизменном интересе к абстрактным

философско-историческим проблемам человеческой цивилизации на практике Боас

предпочитал плюралистический подход и занимался изучением специфических культур». И

остроумно — и совершенно точно! — резюмировал: «Можно сказать, что он видел деревья с

такой ясностью, как никто другой, но чрезмерная осторожность помешала ему разглядеть за

ними лес». Действительно, еще в 1904 году, предвосхищая методологическую позицию О.

Шпенглера, Ф. Боас писал: «Великая система эволюции культуры, имеющей силу для всего

человечества, сильно проигрывает в своей правдоподобности. На месте простой линии

эволюции оказывается множество сходящихся и расходящихся линий, которые трудно свести в

одну систему».

Именно эту позицию решительно и последовательно критиковал Л. Уайт, настаивая на

принципиальном отличии исповедывавшегося им «эволюционизма» не только от

влиятельнейшего в США «функционализма», но и от позитивистского «историзма».

Теоретической причиной подобного антиэволюционистского, «локального историзма» — что

показательно! — было неприятие однолинейной и тем самым провиденциалистской трактовки

эволюции культуры как прямолинейного прогрессивного движения от низших форм к высшим;

хорошо разъяснял это тот же Д. Бидни: «Философия истории, основанная на концепциях

культурного единства и линейного прогресса, выросла из иудео-христианского предания о

единстве человеческого рода и божественном Промысле, направляющем движение истории.

Это учение противостояло античному циклическому представлению об истории... Современная

теория культурного прогресса есть синтез иудео-христианской идеи эволюции человечества,

ведомого божественным Промыслом, и рационалистической идеи бесконечного

совершенствования человека во времени, выдвинутой Ренессансом и развитой в эпоху

Просвещения».

23

Оказалось, однако, что была тут и другая альтернатива — противопоставление линейной

трактовке развития культуры не отрицания ее общечеловеческого единства, а поиск

многолинейной структуры культурной эволюции человечества, которая раскрывает

диалектику единства и разнообразия данного процесса.

Так историческая наука самостоятельно «подбиралась» к пониманию тех закономерностей

развития культуры, которые оставались невыявленными при господстве методологической

альтернативы: либо традиционное линейно-прогрессистское понимание исторического

процесса, либо его плюралистическая редукция к набору «локальных цивилизаций». Такая

альтернатива была возможна до тех пор, пока синергетика не выявила нелинейную структуру

развития сложных и сверхсложных систем.

Трактовка истории культуры в отечественной науке в 60-е-90-е

годы XX века

Вполне закономерно, что в советское время историческая наука, поддерживавшаяся и

направлявшаяся философией «истмата», стояла на позициях линейного прогресса как закона

истории — в силу их соответствия и коммунистической идеологии, и гегелевской

диалектической хроноструктурной триаде «тезис антитезис синтезис». Однако после

разрыва с квазимарксистским «истматом» российские историки, социальные философы,

культурологи, литературоведы и искусствоведы вернулись к описанной выше альтернативе, и

соответственно в их новых трактовках исторического процесса он представал либо в

традиционном линейно-прогрессистском стадиально-типологическом членении, хотя и

основывавшимся на иных, чем у К. Маркса, движущих силах, либо в более или менее

откровенном варьировании «теории локальных цивилизаций» — например, в завоевавшей

широкую популярность концепции Л. Н. Гумилева; однако ни его обширнейшая эрудиция, ни

Каган М. С.. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Книги 1-2. СПб., 2003. (1) 383 с.+

(2)320 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 16

яркий талант исследователя и литературная одаренность не могли лишить поиск детерминанты

истории культуры в космосе фантастического характера, выводя его за пределы науки, сколь

бы наукообразным ни было его терминологическое «облачение». (Академик Н. Н. Моисеев

заметил не без ехидства в одной из своих статей, посвященных обоснованию системно-

синергетического подхода к изучению истории человеческого общества, что «если бы Л. Н.

Гумилев был знаком с теорией

24

динамических систем, то ему для построения теории этногенеза не потребовались бы те

изощренные конструкции, вроде "дуги пассионарности", которые он вводил для объяснения

событий мировой истории», ибо «логика развития народов — это действительно логика

процессов самоорганизации».) Впрочем, чаще всего ученые, разочарованные в попытках

выявления законов движения истории, избирали наиболее легкий путь — лишенное всяких

«мудрствований лукавых» историософии бесхитростное эмпирико-хронологическое описание

событий, происходивших в социальной жизни, в жизни культуры, искусства, науки, техники...

Если рассматривать не прекращавшиеся все же историософские размышления, то, судя по

новейшим публикациям, единственной альтернативой формационной трактовке исторического

процесса стало его цивилизационное толкование; об этом можно судить и по опубликованным

журналом «Вопросы философии» в 1989 г. материалам «Круглого стола» на эту тему, и по

вышедшей в 1994 г. монографии И. М. Дьяконова «Пути истории», и по ряду последующих

публикаций — обобщающей работе П. К. Гречко «Концептуальные модели истории»,

коллективной монографии «Философия истории» (ответственный редактор А. С. Панарин),

изданной давним сторонником этого подхода Б. С. Ерасовым хрестоматии «Сравнительное

изучение цивилизаций». Не вдаваясь сейчас в обсуждение того, сколь корректно

противопоставление самих понятий «формация» и «цивилизация», равно как и

дискуссионности трактовки соотнесения понятий «цивилизация» и «культура», я отмечу лишь

то, что во всех этих работах и выступлениях полностью отсутствует даже постановка

вопроса, не говоря уже о попытке его решения, о значении открытых синергетикой

закономерностей процесса развития сложных и сверхсложных систем, хотя к их числу,

конечно же, относится история человечества (в списках литературы, приложенных к этим

книгам, иногда указана одна из работ И. Пригожина или книга Е. Н. Князевой и С. П.

Курдюмова, посвященная общим проблемам синергетики, но никаких последствий для

осмысления истории это не имеет). Поэтому неприкосновенным оставалось само стадиально-

типологическое членение историко-культурного процесса, независимо от того, какие

образования сменяли друг друга на этой спиралевидной лестнице исторического прогресса, —

социально-экономические формации или типы цивилизации. Концепции, более или менее

решительно отходившие от традиционной марксистской формационной схемы,

противопоставляют ей другие схемы, воспроизводившие, однако, ту же самую

25

гегелевско-контовскую триадическую хроноструктуру (а Марксова «пятичленна», как уже

отмечалось, тоже не выходила за пределы такого структурирования процесса, будучи

наложением одной триады на другую), или же еще более древнюю просветительскую

экстраполяцию возрастной структуры развития организма на развитие общества, культуры,

искусства. Вот несколько примеров.

В «Хрестоматии по истории мировой культуры», составленной Г. В. Гриненко, три ее этапа

выделены по традиционно-бессодержательному принципу «возрастов истории»: «Первобытная

культура и культура Древнего Мира», «Культура Средневековья и Возрождения», «Культура

Нового времени», и каждый этап поделен на несколько национальных модификаций, а особым

разделом — разумеется, не по научным, а по идеологическим причинам — выделена «История

отечественной культуры».

В «Социальной культурологии» Б. С. Ерасова мы встречаемся с тем же триадическим

членением историко-культурного процесса, но охарактеризованным содержательно и в ином

хронологическом расчленении: «Доиндустриальный тип», «Индустриальное общество» и

«Постиндустриальное общество». Классическая хроноструктурная триада сохраняется и в

«Философии информационной цивилизации» Ф. Абдеева, во всех других отношениях весьма

далекой от традиционных форм мышления, и в ряде других работ. Оригинальный вариант

триадической схемы предложил В. Н. Сагатовский в контексте разрабатываемой им

«философии развивающейся гармонии»: первый период — это время преобладания

зависимости человека от «природно-естественных оснований», второй — преобладание его

зависимости от «социально-искусственных оснований» и третий, представляемый «пока лишь

как идеал», должен быть освобождением личности от всяческих принуждений и полным

торжеством свободы и диалога свободных людей. Однако при том, что автор хорошо знаком с

синергетикой, он не обратился к ее помощи в построении этой историософской концепции.

Еще один вариант такого же типа мышления — концепция известного нашего логика А. А.

Ивина, который так трактует «общую схему истории»: «Достаточно стандартным образом в

истории после архаического, или первобытного, общества можно выделить следующие три

Каган М. С.. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Книги 1-2. СПб., 2003. (1) 383 с.+

(2)320 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 17

основные эпохи:

— древнее аграрное общество;

— средневековое аграрно-промышленное общество;

— современное индустриальное общество».

26

И хотя последовал комментарий: «В рамках каждой из этих эпох могут существовать одна

или несколько цивилизаций, или культур», — его понимание истории остается линейным, ибо

различие между ними определяется как вариации единой сущности, а не как поиски

оптимальной траектории развития.

Большой интерес представляет тут позиция одного из самых крупных историков-

востоковедов нашего времени И. М. Дьяконова: в уже упомянутом последнем его

фундаментальном исследовании «Пути истории: От древнейшего человека до наших дней»

прямо говорилось, что «..марксистская теория исторического процесса, отражавшая реалии

XIX в., безнадежно устарела», — и по трактовке основных социально-экономических

формаций как этапов исторического процесса, и из-за пренебрежения к «механизму перехода

от одной общественно-экономической формации к другой». Противопоставляя этой

упрощенной схеме свое понимание структуры исторического процесса, И. М. Дьяконов

выделил в нем восемь фаз: «Первая фаза (первобытная). Вторая фаза (первобытно-общинная).

Третья фаза (ранняя древность). Четвертая фаза (имперская древность). Пятая фаза

(средневековье). Шестая фаза (стабильно-абсолютистское постсредневековье). Седьмая фаза

(капиталистическая). Восьмая фаза (посткапиталистическая)». Примечательны тут и

стремление по-новому осмыслить структуру истории, в соответствии с накопленным наукой

богатым фактическим материалом, и теоретическая беспомощность решения

периодизационной задачи, ибо выделенные историком фазы оказываются несоизмеримыми

друг с другом — одни выделены по социально-экономическому признаку, другие — по

признаку политическому, третьи — по чисто хронологическому. В то же время в этой

периодизации история по-прежнему предстает как линейное движение от одного состояния к

другому, при полной неясности, какая же сила управляет этим восхождением человечества по

лестнице прогресса?

В вышедшем уже двумя изданиями учебнике Ю. В. Яковца «История цивилизаций»

отмечена «близость» предлагаемого автором «подхода к периодизации истории» к подходу И.

М. Дьяконова (сказавшаяся, видимо, в таком же отсутствии единого принципа вычленения

данных цивилизаций), хотя есть между ними и известные различия; они состоят в том, что

излагаемый здесь «новый взгляд на логику истории» выработан благодаря обретенной

«возможности отказаться от традиционного членения прошлого, настоящего и будущего

человечества на пять общественно-экономических формаций» и вместе с
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   107

Похожие:

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconOcr: Призрак; Spellcheck: Marello
Райчел Мид «Охотники и жертвы»: ООО «Издательство «Эксмо», Домино, Москва, Санкт-Петербург, 2009

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconПроблемы здоровья и экологии problems of health and ecology
В. В. Нечаев (Санкт-Петербург), Д. К. Новиков (Витебск), П. И. Огарков (Санкт-Петербург), Р. И. Сепиашвили (Москва), В. В. Семенова...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» icon«Актуальные проблемы социологии физической культуры и спорта»
«Социально-гуманитарные проблемы физической культуры и спорта») для студентов очной формы обучения (5 курса) на Педагогическом факультете...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconКнига Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит»
В книге рассмотрены некоторые основные положения философии и методологии современного естествознания, в первую очередь, современной...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconЖилые и общественные высотные здания тсн 31-332-2006 санкт-петербург
Всемирной академией наук комплексной безопасности, гуп "Трест грии", ООО гпки "Спецавтоматика", угпн гу мчс россии по Санкт-Петербургу,...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconАвтореферат диссертации: Куракова Татьяна Валерьевна
Проблемы духовной сферы общества сегодня исключительно актуальны. Научные интересы исследователей обращены к возрождению и освоению...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconКнига I / Перев с англ. М.: Ооо издательство «София», 2010. 416 с
Перевод с английского А. Дорутиной Рамта. Происхождение и эволюция человеческой цивилизации: Размышления Учителя об истории человечества,...

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconПроблемы становления информационного общества в современной философии
Ведущая организация: Северо-западный заочный политехнический институт, г. Санкт-Петербург

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconРабочая программа по дисциплине «Культурология. История мировой культуры» для специальности
Основные проблемы изучения первобытной культуры. Основные формы освоения человеком мира. Культурный синкретизм. Первобытное искусство....

Книга первая. Историографический очерк, проблемы современной методологии. Закономерности культурогенеза, этапы развития культуры традиционного типа от первобытности к Возрождению. Санкт-Петербург: ООО «Издательство \\\"Петрополис\\\"» iconЖилые и общественные высотные здания тсн 31-332-2006 Санкт-Петербург
Государственным архитектурно-строительным университетом, Всемирной Академией Наук комплексной безопасности, гуп "Трест грии", ООО...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница