Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта




НазваниеЛассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта
страница1/6
Дата конвертации25.12.2012
Размер0.83 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6
Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика

Редактор русского издания профессор Т.Н.САМСОНОВА

взято с сайта:

http://lib.socio.msu.ru/l/library?e=d-000-00---0klass--00-0-0-0prompt-10---4------0-0l--1-ru-50---20-about---00031-001-1-0windowsZz-1251-00&cl=CL2.5&d=HASH013426dd77365f1563c2e600>=1

ГЛАВА VI. ПОЛИТИЧЕСКИЕ АГИТАТОРЫ

Неотъемлемая черта агитатора – стремление добиться эмоционального отклика публики, что представляет для него высшую ценность. При этом неважно, нападает он на социальные институты или защищает их. Агитатор обретает свое имя честно, поскольку в достаточной степени нацелен на общественную политику для того, чтобы передавать свое воодушевление ближайшему окружению. Он преувеличивает значение желаемых социальных перемен, которые возможны в результате осуществления социальных действий определенной направленности. С административной точки зрения можно сказать, что агитатор - это тот, кто преувеличивает разницу между одной явно предпочтительной социальной политикой и другой, подобно тому, как любовник у Шоу - это тот, кто чрезмерно преувеличивает разницу между двумя женщинами. Ведут ли агитаторы себя подобно целителям и хирургам, как предположил бы Манро, их объединяет ожидание положительных результатов отдельных инновационных действий. Агитатор легко приходит к выводу, что тот, кто с ним не согласен, находится в союзе с дьяволом, и что его оппоненты демонстрируют вероломство или робость. Агитаторы в известной степени вздорны и недисциплинированны; множество команд реформаторов укомплектовано мятежниками. Агитатор стремится подчинить личные соображения высшим требованиям принципа. Дети могут страдать, пока отец и мать сражаются за “дело”. Но истинно праведные не останутся со своими семьями, когда поле готово для жатвы. Даже находясь на страже против гибельного вторжения частного интереса в общественные дела, агитатор усматривает “недостойные” мотивы там, где другие видят лишь призывы к дружбе. Уверовав в непосредственный эмоциональный отклик со стороны общественности, агитатор верит в призывы масс и общие принципы. Множество подобных ему живет для того, чтобы поднимать шум и писать. Совесть мучает их до тех пор, пока они не испытают очередной всплеск морального воодушевления. Уверовав в магию риторики, они ликвидируют помехи путем ритуального повторения принципов. Они расстраиваются и приходят в замешательство от беспорядочной массы технических деталей, от которых зависит удачливый администратор. Агитаторы “чистого” типа, получив ответственные посты, далеки от того, чтобы отказаться от должности официального шарнира ради подвижной свободы платформы и пресса. Они восхваляют людей, обладающих изрядным рвением, людей, которые воюют с драконами и возбуждают общественное сознание призывами, повторами и руганью.

Первая приводимая здесь история жизни рассказывает о мистере А. Это не “институциональный” случай. Мистер А. не страдает душевными отклонениями и никогда не обращался к невропатологу, психиатру или “специалисту по нервным заболеваниям”. Он - один из тех, кто сначала неохотно соглашается, затем всецело отдает себя для изучения с такой же скрупулезностью, интимностью и беспристрастностью, с какими обследовался бы явно неуравновешенный человек. Мистер А. сразу же увидел пользу для прогресса науки от сбора историй жизни людей, считающих себя совершенно нормальными, так как б?льшая часть наших материалов связана с больными.

Право А. на место среди агитаторов не вызывает сомнений. Когда Соединенные Штаты вступили в мировую войну, он был вынужден уйти со своей должности из-за твердости, с которой отстаивал пацифистские взгляды. Ранее он баллотировался в Конгресс по социалистическому мандату. Подозреваемый во время обучения в теологической школе в неортодоксальных взглядах, он неуклонно становился все более радикальным в своих взглядах и был исключен. Ранее он был секретарем и ответственным представителем гражданской реформаторской организации, которая активно боролась с коррупцией в муниципальных структурах. Он постепенно убеждался в том, что “беловоротничковые реформы” будут безрезультатными до тех пор, пока в этой стране господствует капиталистическая система, и через некоторое время направил свою энергию на пропаганду рабочей организации и социализм.

Как моралиста, социалиста и пацифиста его отличала, прежде всего, проявляемая им в интересах избранного курса резкость на публике. Мистер А. говорит быстро, с большим энтузиазмом и искренностью, и его рассуждения насыщены оскорбительными эпитетами, саркастическими замечаниями и острыми инсинуациями. Он признает, что получает явное удовольствие “гладить против шерсти”. Он ничем так не наслаждался, как, получив приглашения на лекции по социальным и экономическим проблемам перед консервативной публикой, шокировать ее, заявляя, что “организованный бизнес и организованная преступность мало чем отличаются друг от друга”, “коррупция и капитализм едины и неразделимы”, “капитализм зависит от рынка, рынки, в конечном счете, зависят от силы, а сила означает войну”. Так, война, по его убеждению, была логическим результатом капиталистической системы.

Мистер А. гордится своей способностью пробивать бреши в логических построениях известных людей. Он вовлекал в переписку выдающихся евангелических проповедников, доказывая, что некоторые места в их сочинениях логически ведут к заключению, что любая война, не исключая последнюю, есть зло, и что им следует признать это открыто, заявив о своем сожалении, что они охвачены антихристианской военной истерией.

Он верит, что истинный разум - надежда человечества, и превозносит науку. Он был рад положить свою историю жизни на алтарь науки и ради нее выносить тяготы восстановленных в памяти частных фактов, которые большинство из нас старается забыть.

Более поздние убеждения мистера А. были связаны с его довольно интенсивным переосмыслением своих ранних взглядов. Так, пацифизм привел его к глубокой оппозиции правительству, возмущенному его пониманием правды. Мистер А. всей душой защищает человека от официального вмешательства в вопросах наклонностей и совести и смягчает свой прежний настрой на запреты.

Будучи строгим, обличительным, нравоучительным и дерзким в общественных вопросах, в личном общении он сердечен и обаятелен, если не чувствует враждебности. Его глаза излучают благорасположение, он мягок, отзывчив и заботится о производимом им впечатлении. Речь и жесты быстры, манеры живые и нередко свидетельствуют о напряжении.

Телосложение А. относится скорее к астеническому типу по гипотетической пикническо-астенической шкале, подобной той, которую Вертхаймер* и Хескет создали на основе наблюдений Кречмера** о физических типах.[1] Он заметно худ, но внимательному наблюдателю не покажется по этой шкале ни слишком низким, ни очень высоким. Его ноги несколько длиннее, чем в пропорциональном теле, и очертания плеч, бедер, колен и лодыжек рельефны. Тонкое лицо имеет довольно изысканную форму, к этому добавим приобретенное им чувство собственного достоинства, а также отличительную особенность - изящную вандейковскую бородку. Грудная клетка нерельефная, верхние ребра направлены внутрь. Его прямая осанка выглядит компенсацией за свойственную ученым склонность к сутулости. В среднем возрасте и несколько позднее он страдал желудочно-кишечными расстройствами.

Будучи вторым сыном бедного деревенского священника, он рос в стесненных обстоятельствах вместе с братом, который был немного старше. Мать А. умерла, рожая его младшую сестру, и о детях заботились отец и череда пожилых домовладельцев, оставивших о себе весьма расплывчатые воспоминания. А. и его брат учились в придерживающейся старого уклада начальной сельской школе, поступив туда, несмотря на разницу в возрасте, одновременно, с тем, чтобы младший брат не оставался дома один.

С раннего возраста А. испытывал по отношению к брату некоторую враждебность, а также чувство превосходства над ним. По неясной причине дети в школе обзывали брата пасторским сынком, но его оставили в покое. А. был проворнее брата, карабкался по деревьям и с легкостью пробирался в труднодоступные места. Он гордился тем, что может делать то, что брат даже и не пытался делать, и, кажется, испытывал перед ним страх, потому что однажды он услышал, как брат говорил другому школьнику, что надо оставить А. в покое, “потому что когда он выходит из себя, то может поколотить меня”.

Старший мальчик отвечал перед отцом за проказы, которые в действительности были совместными деяниями обоих братьев. Весьма показателен один случай, когда отец ушел по вызову, велев мальчикам оставаться дома. Они решили выйти наружу, и отец, обнаружив на снегу следы, задал старшему сыну изрядную порку, оставив А. безнаказанным. Младший сын, бесспорно, был любимчиком, и отец часто бранил старшего сына, обзывая его тупицей, и с гордостью указывал на легкость, с которой А. усваивал уроки.

В самом деле, А. заметно преуспевал в школе. Один из учителей, которому привелось работать в колледже, говорил его отцу, что А. подает блестящие надежды. А. также помнит бурю восторга, когда родственник написал, что нужно получить разрешение на его обучение в колледже, ибо он доказал, что может быть достойным преемником своего дяди. Этот дядя был знаменитым профессором, автором известных философских трудов и подлинным героем в глазах семьи.

Отец спал с двумя сыновьями в одной кровати до тех пор, пока они не стали юношами. Поэтому, сколько А. помнил себя, он находил прикосновения своего отца очень приятными, хотя прикосновения брата были противны. Сильная неприязнь А. к брату, развившаяся из их соперничества за расположение отца, получила конкретное подтверждение в критическом эпизоде, который произошел, когда его рано созревший старший брат достиг половой зрелости, и у него начались поллюции. Священник был шокирован, поскольку счел это признаком мастурбации, а мастурбация греховна и опасна.[2] Думая, что А. крепко спит, он прочел старшему сыну лекцию о пагубных последствиях саморазвращения. Временами сын будет просыпаться и обнаруживать, что ночью у него произошла поллюция. Тихо, с раскаянием он должен будет говорить отцу: “Я снова это сделал!”, на что родитель воскликнет укоризненно “О!”. Затем юношу показали врачу, который, казалось, умерил тревогу отца и в некоторой мере убедил сына, что его мужественность не была безвозвратно утеряна. Темные слухи о развращении себя время от времени ходили по деревне. Полагали, что деревенский дурачок саморазвращением довел себя до идиотизма, и сошедший с ума деревенский холостяк так же считался пострадавшим от этого порока.

А. прислушивался к слухам и ночным диалогам отца и брата и сделал вывод, что с прикосновением к собственному телу связано что-то опасное. Он чувствовал стыд за брата, который принес столько страданий отцу и про себя решил никогда его не разочаровывать. Мораль библейского сюжета о родителе, доведенном от стыда до седин и смерти, проникла в его сознание, и он решил никогда не повторять слабости брата.

В это время старший брат А. удивил всех внезапным превращением из флегматичного юноши в пылкого религиозного активиста. Он стал изменяться под влиянием драматических обстоятельств и примкнул к церкви, умиротворяя таким образом таинственные силы, которые могут сурово покарать его за личные пороки. В этом он действовал сообразно юношескому возрасту. Юность хорошо известна как время, когда искушения “плоти” усиливаются, и множество молодых людей, угнетенных своими “животными” порывами, ищет способ избавиться от тяжести вины путем принятия официальных образцов в соответствии с религиозными ритуалами общества. Юности свойственны высокие идеалы, которые являются типичной реакцией на появление “низких желаний”, так что то удачное время для охоты за новообращенными любого рода.

Когда у самого А. начались поллюции, он был очень обеспокоен и занимался самобичеванием. Ему было примерно пятнадцать лет, когда у него случилась поллюция после того, как мальчик поиграл его гениталиями, думая, что тот спит. Он испытал греховное удовольствие, хотя имело место совращение, что усилило чувство вины. Это было время, когда он также проявлял горячий интерес к церкви. Он быстро “преодолел” мастурбацию, но в последующем постоянно испытывал “борьбу” по преодолению “неправильных” импульсов и эротических представлений. В своих сновидениях он часто видел петухов и кур во время полового акта на скотном дворе своего старого дома, и повторение старых сцен - свидетельство его раннего сексуального любопытства. Большинству его сновидений присущ общий сексуальный язык. Временами он совершал прогулки в долину змей или обнаженный шел к какой-то цели, которую не мог четко представить. Голая женская фигура обычно подавлялась, хотя иногда и появлялась.

С фермы, на которой отец получал некоторый доход в пополнение к своему скудному жалованию, А. забрала тетя, которая утверждала, что мальчику нужно улучшить условия для учебы. Эта тетя всегда проявляла большой интерес к своему не знавшему материнской ласки многообещающему племяннику и старалась наполнить его жизнь любовью, которой он лишился после смерти матери. Маленьким мальчиком он часто приходил к своей тете на некоторое время. Он спал с ней в одной кровати, и его живое любопытство к женской фигуре было частично удовлетворено мимолетными взглядами на тетю во время ее утреннего туалета. У тети была семья, с членами которой он был в хороших отношениях, и он был очень счастлив жить с ними в городе. На ферме он недоедал, а здесь поправлялся и быстро рос. Он принимал активное участие в делах церкви и в общественных делах округи.

Многообещающее умственное развитие, проявленное А. в детстве, дало результат. Он был одним из наиболее преуспевающих учащихся в средней школе и настолько успешно сдал вступительные экзамены в колледж, что был принят с ореолом юного дарования. Он решил добиться успехов в учебе, что и сделал, первым закончив четырехлетний цикл обучения.

По прошествии времени он начал проявлять несогласие с догмами своего непосредственного социального окружения. Во время учебы в средней школе ему было поручено выступить защитником проигрышного дела и защищать контрабандистов при обсуждении тарифов. Чем больше он читал и думал об этом, тем больше убеждался, что позиция контрабандистов логична. Все его родственники, без исключений, были убежденными республиканцами, и его аргументы противоречили скорее сентиментальным, нежели рациональным призывам. Превращение А. в сторонника беспошлинной торговли привело его к дебюту в качестве кандидата в президенты от демократов. Он вспоминает, что когда в первый раз объявил эту ересь, одна из его теток резко отодвинула свой стул от стола, воскликнув раздраженным, скептическим и укоризненным тоном: “Подумать только, сын моей сестры может говорить подобные вещи!” Курс биологии в колледже заставил его поверить в эволюцию, и он долго спорил по этому поводу с одним из своих дядей, который был узколобым, традиционно мыслящим священником. А. начал развивать в себе чувство, что интеллектуальный блеск приводит к разногласиям с убеждениями людей среднего класса, наподобие его родственников.

До сих пор его непокорность строго ограничивалась несколькими теориями. В колледже он был членом молитвенного собрания, и его братство состояло в основном из будущих докторов теологии, которые добросовестно поддерживали суровый кодекс личного воздержания от алкоголя, табака, неприличных выражений и женщин. Одного молодого человека, опрометчиво вошедшего в помещение с зажженной сигаретой, вежливо, но твердо попросили выбросить ее. Случилось так, что в колледже
  1   2   3   4   5   6

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта icon«самарский государственный университет» тринадцатые всероссийские Платоновские чтения
Кабытов П. С. (ответственный редактор), д и н., профессор Смирнов Ю. Н., д и н., профессор Дубман Э. Л. (зам ответственного редактора),...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта icon«самарский государственный университет» Санкт-Петербургский институт истории ран
Кабытов П. С. (ответственный редактор), д и н., профессор Смирнов Ю. Н., д и н., профессор Дубман Э. Л. (зам ответственного редактора),...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconАссоциация предприятий промышленности и транспорта
Профессор В. Ф. Яковлев. Путь ученого. Избранные труды Научный редактор: В. А. Сидяков академик рат (Промтрансниипроект) Ответственный...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconИстория и теория атеизма
М. П. Новиков (ответственный редактор), доцент Ф. Г. Овсиенко, профессор Д. М. Угринович, профессор И. Н. Яблоков

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconУчебное пособие 12. 12. 00. «Технология художественной обработки материалов» Иркутск 2006 Ответственный редактор
Ответственный редактор Р. М. Лобацкая – д-р геол минерал наук, профессор, проректор по развитию Иркутского государственного технического...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconПеревод с английского научный редактор издания на русском языке профессор В. А. Ядов «феникс» Москва 1994
Беркли, вице-президент Международной социологической ассоциации, один из патриархов современной американской социологии и автор выдающихся...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconУчебное пособие Рецензенты: доктор филологических паук, профессор А. А. Беловицкая доктор филологических наук, профессор Н. Д. Бурвикова Москва, Логос. 2003 г. 280 c. Учебные издания серии «Учебник XXI века»
Учебные издания серии «Учебник XXI века» удостоены диплома XIII московской международной книжной ярмарки 2000 г

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconПрезентация фильма «Путь к диалогу. Сухейль Фарах»
Екатерина коврикова; фото- и видеомонтаж: илья чирков; английский текст: мария николаева; научный редактор: кандидат исторических...

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconВозможность быть увиденными
И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор Н. Л. Пушкарева; доктор исторических наук, профессор В. Н....

Лассуэлл Г. Д. Психопатология и политика Редактор русского издания профессор Т. Н. Самсонова взято с сайта iconРоссийской Федерации Дальневосточный государственный университет культурно-языковые контакты сборник научных трудов
Л. П. Бондаренко, канд филол наук, профессор; Л. Е. Корнилова, старший преподаватель; Н. С. Морева, канд филол наук, профессор, М....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница