Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит»




НазваниеКнига Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит»
страница3/20
Дата конвертации25.12.2012
Размер3.31 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

1.5. Идеализм как причина методологического кризиса современной теоретической физики


К большому сожалению, все ленинские предсказания по отношению к современным «модным» теориям естествознания оправдались, и именно благодаря этому современное естествознание находится в глубоком кризисе, что признается практически всеми. Признаками этого кризиса являются:

– невозможность в рамках сегодняшних теорий разобраться в существе явлений, которыми мы давно и широко пользуемся, – в электричестве и магнетизме, в гравитации, в ядерной энергии и во многом другом; все частицы, по мнению современных ученых, не имеют структуры, их свойства взялись ниоткуда;

– физики предпочитают не обобщать явления природы, а их постулировать, тем самым сознание (идея, постулат) идет впереди материи (природы, фактов), если факты не укладываются в теорию, то не теория исправляется, как это сделали бы материалисты, а факты отбрасываются (чего стоит одна лишь история с отбрасыванием результатов исследования эфирного ветра, обнаруженного Майкельсоном и его последователями);

– математика, т.е. способ описания, навязывает физике, т.е. природе свои весьма поверхностные модели и законы; все процессы, по ее мнению, носят вероятностный характер, а внутреннего механизма у них нет;

– в теоретической физике обосновываются понятия, которые непосредственно противоречат диалектическому материализму, например, теория «Большого взрыва», т.е. «начала создания Вселенной», правда, при этом заявляется, что сам диалектический материализм устарел…

Причины кризиса теоретической физики конца 19-го и конца 20-го столетий имеют общие черты, но имеют и различия. Кризис физики конца 19-го столетия был вызван идеализаций положений сложившейся к тому времени метафизической картины мира. Считалось, что все установленное наукой имеет статус абсолютной истины, о необходимости проникновения вглубь структурной организации материи никто не помышлял. К этому времени в науке стала возрастать роль математики, постепенно заслонившей собой саму физику, т.е. внешнее описание, фактически, феноменология, стала вытеснять динамику – метод опирающийся на модельные представления физических процессов. Нарушение основной линии развития естествознания – проникновения вглубь материи и привело физику 19-го столетия к кризису.

Кризис физики конца 20-го столетия был вызван теми же причинами, но усугублен принятой еще в начале 20-го столетия идеалистической методологией выдвижения и абсолютизацией так называемых постулатов, «принципов» и аксиом, которым, по мнению их авторов, обязана соответствовать природа. Здесь представления о природе (сознание) явно предшествуют изучению природы (материи) и не позволяют подойти объективно к явлениям природы. Природу стали выдумывать, а не изучать, и этим кризис конца 20-го столетия отличается от кризиса конца 19-го столетия: тогда знания о природе не выдумывали, но идеализировали как очевидные, доказанные и абсолютные. Но и тот, и другой подходы суть подходы идеалистические.

Идеалистическая философия родила идеалистическую методологию, следствием которой и явился тупик, кризис физики тогда и теперь.

К чему же это все привело в прикладном плане?

На основе идей Теории относительности был создан ряд крупных экспериментальных установок, задачей которых было выяснение устройства материи (ускорители частиц высоких энергий) и обеспечение человечества неограниченным количеством энергии («Токамаки»). Все они кончились полным провалом: устройство материи так и не установлено, энергия не получена, программы свернуты.

Правда, есть и некоторые достижения. Много лет тому назад под руководством академика Б.Б.Кадомцева была получена «устойчивая плазма» просуществовавшая «целых» 0,01 секунды. С тех пор построены многочисленные установки для получения термоядерной энергии, призванные навечно обеспечить человечество энергией. Однако установки есть, созданы институты и заводы для этих целей, проводятся конференции и заседания, раздаются награды и ученые степени. Нет лишь самого термояда, и никто не знает, будет ли он когда-нибудь.

Почему сторонники Теории относительности столь упорно защищают эту «теорию», даже, несмотря на ее нелогичность и, в общем, бесплодность? Потому что они защищают не столько ее, эту теорию, сколько себя. Провал Теории относительности будет означать неизбежность постановки вопроса о том, чем же эта школа занималась целое двадцатое столетие, когда по ее рекомендациям были безрезультатно истрачены средства, соизмеримые с бюджетами крупных государств. Это будет означать полное фиаско всех представителей этой школы.

Все это дает основание считать, что современная фундаментальная наука и ее основа – теоретическая физика уже много лет находятся в глубоком кризисе. Внешними признаками этого кризиса являются:

– отсутствие новых открытий, исключая, разве что, открытие многочисленных «элементарных частиц», число которых составляет уже несколько сотен (от 200 до 2000, в зависимости от того, как считать);

– дороговизна фундаментальных исследований (сколько стоит, интересно, сооружение Серпуховского ускорителя, размещенного в подземном туннеле, длина которого составляет 22 км (!), в котором установлены 6000 магнитов весом каждый в десятки тонн, опутанных трубопроводами, в которых нужно пропустить жидкий гелий?);

– полное непонимание структуры вещества (у «элементарных частиц» нет не только структуры, но даже размеров, все их свойства – магнитные моменты, спины, заряды и пр. взялись ниоткуда) и полей («поле – особый вид материи»(!) и все);

– фактическое прекращение фундаментальной наукой помощи прикладникам в решении практических задач, (созданные отраслевые области прикладных наук не только отделились от фундаментальной науки, но и во многом опередили ее).

Не будучи в состоянии предложить что-либо для дальнейшего развития естествознания, современные «теоретики» от физики ищут пути смыкания с религией, что церковью вполне приветствуется. Примером таких попыток является Международная конференция по объединению науки и религии, которую под руководством своего ректора И.Б.Федорова провел МГТУ им. Баумана 23-26 декабря 2002 г. На ней выступали высокопоставленные и весьма эрудированные церковные иерархи, которые полностью поддержали эту инициативу…

Сегодня перед естествознанием стоят две важных задачи: ревизия всего, что достигнуто наукой к настоящему времени, и выявление структур материальных объектов и внутренних механизмов явлений.

Первая задача обусловлена тем, что далеко не все, принятое за истину, таковой является, а двигаться дальше можно, только осознав, что на самом деле достигнуто, а что является ложным. К этому ложному относятся, например, все так называемые экспериментальные подтверждения теории относительности. Это, в первую очередь, связано с тем, что любой экспериментальный факт может иметь бесчисленное множество трактовок, а не только те, которые предпочитают сторонники релятивизма. Примером может являться также эксперимент Физо по определению скорости света в 1849 г., когда для использованной им методологии и поставленного им якобы эксперимента не было никакой технической базы. Из того же перечня можно назвать коэффициент Френеля, не использованного ни в одном оптическом приборе, и ряд других.

Вызывают также сомнения точности определения некоторых параметров частиц – пятый знак после запятой и т. д. Некоторые методологии просто никуда не годятся, например, методология определения времени жизни протона и т. д. Все это требует пересмотра.


1.6. Главная проблема естествознания

Сегодня главным вопросом естествознания является вопрос – должна ли наука ограничиваться одним только описанием или за описанием должно следовать причинное объяснение. Разумеется, когда мы знакомимся с новыми явлениями, то мы не можем отказаться от описания этих явлений. Но описание – это только первый шаг в научном исследовании. За ним должно следовать изыскание причинной связи, т.е. внутреннего механизма явлений. Исследование внутреннего механизма позволит не только понять причины явления, но и откроет новые стороны этого явления, ускользнувшие от поверхностного наблюдения, покажет ограничения той области, на которую явление распространяется. Оно позволит избежать идеализации в описании явления и наметить пути дальнейших исследований.

Попытки выявления причин природных явлений пронизывают всю историю науки, но они еще в древности в одних проявлениях носили материалистический характер (Фалес, Демокрит, Лукреций и др.) в других – идеалистический характер, главным образом, теологический. Но уже в 17 веке французский ученый Р.Декарт попытался дать материалистическому подходу соответствующую методологию.

Р.Декарт (Descartes, 1596 – 1650) в своем главном сочинении «Рассуждение о методе» предполагал материю делимой до бесконечности. Все явления сводятся к движению материи. И хотя не во всех следствиях Декарт оказался прав, сводя Вселенную к чисто механической системе, фактически он создал динамический метод, обязывающий всюду искать причинно-следственные отношения на уровне организации материи более глубоком, нежели само явление, которое доступно нашим чувствам.

«Чувства наши не показывают нам действительной природы вещей, а только то, в чем они нам полезны или вредны», утверждал Декарт. Характерная черта учения Декарта – изгнание из науки о природе потаенных свойств и указание на возможность объяснения физических явлений движением. Весь генезис материи, по Декарту, сводится к возникновению различных элементарных форм, которые, сцепляясь друг с другом и составляя новые агрегаты, образуют различные формы материи. Такой подход к природе обусловил его живучесть, и с тех пор научное направление, руководящееся принципами Декарта, называется картезианским или кинетическим. С этим направлением вскоре стало бороться ньютонианское направление, которое можно назвать феноменологией.

Главный труд Декарта «Principia Philosophiae» появился в 1644 г. Через сорок три года в 1687 г. И.Ньютон открывает Закон всемирного тяготения. Не решаясь дать объяснение причины тяготения, Ньютон предоставляет усмотрению читателя решить вопрос о материальности или не материальности этой причины . Ньютон формулирует принцип действия сил на расстоянии без привлечения представлений о промежуточном материальном носителе этого действия. Таким образом, было положено начало учению о потаенных силах, и это учение было встречено сочувственно теологами. И хотя успехи Закона всемирного тяготения неоспоримы, следует отметить, что он имеет исключительно математический и к тому же идеализированный, но никак не физический характер. Отсутствие физических, т.е. причинных представлений привело, в частности, к тому, что в середине 19 века Нейманом и Зелигером был сформулирован так называемый космологический гравитационный парадокс: если распространить Закон всемирного тяготения на всю бесконечную Вселенную, то гравитационный потенциал в любой точке пространства окажется бесконечно большим, чего в природе быть не может.

Таким образом, уже с 17 века в науке началась борьба между динамической и феноменологической методологиями. Она не прекратилась и в наши дни.

Известный немецкий физик Г.Гельмольц утверждал, что «Конечная цель научного знания заключается в изыскании постоянных причин явлений». Это есть фактическое продолжение линии Декарта в науке.

Дж.К.Максвелл последовательный сторонник и разработчик кинетической теории материи, в ряде статей и докладов обращает внимание на недостаточность чисто математического описания явлений. Не отрицая полезности математики, Максвелл указывает на необходимость моделирования физических явлений. Электродинамика Максвелла является примером такого подхода, в ней он использовал модельные эфирные представления о сущности электромагнетизма. Именно на этой основе Максвелл разработал свои знаменитые уравнения электромагнитного поля. Полезность уравнений Максвелла подтверждена всем последующим развитием науки и техники.

Физика как наука о природных явлениях вплоть до середины 19 столетия считалась предметом занятий любителей, не имеющим серьезного прикладного значения, хотя работы по геометрической оптике уже тогда были исключением. Однако с открытием электромагнетизма положение стало меняться, в связи с чем пристальное внимание к естествознанию стали уделять и политические деятели, такие как Ф.Энгельс и В.И.Ленин. Это можно объяснить тем, что методологический подход к естественнонаучным и общественным явлениям носит во многом общий характер.

В работах Ф.Энгельса «Диалектика природы» (1873 - 1883) [10] с. 391 – 407] и «Антидюринг» (1877 – 1878), в частности, показывается, что «Каждая (курсив мой – В.А.) высшая форма движения содержит в себе как подчиненный момент низшую форму, но не сводится к ней»..

Нужно заметить, что динамический метод, предполагающий углубление в материю, конечно, более сложен, нежели феноменология. Именно этим можно объяснить тот прискорбный факт, что уже к концу 19 столетия в науке феноменология стала основным методом.

На недопустимость такого положения пытался обратить В.И.Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм» [5], в которой он критиковал физиков за то, что у них «Материя исчезла, остались одни уравнения». Эта работа Ленина в годы Советской власти была обязательной для изучения во всех вузах. Работа, правда, написана достаточно тяжелым языком и носит во многом полемический характер. Это затрудняло ее изучение, которое приобрело исключительно формальный характер и не оказало практически никакого влияния на реальное развитие науки 20 столетия.

Борьба за кинетическую теорию материи была продолжена уже в 20 столетии советскими академиками В.Ф.Миткевичем и А.А.Максимовым, а также профессорами А.К.Тимирязевым, Н.П.Кастериным и З.А.Цейтлиным [11. Однако их усилия не увенчались успехом, во-первых, потому, что они не сумели дать достаточно исчерпывающих представлений о структурной организации материи на уровне микромира и о физической сути силовых полей, а во-вторых, потому, что феноменологические в своей сути теория относительности Эйнштейна и квантовая механика дали удачные математические формулы для расчета многих явлений. Последнее обстоятельство создало впечатление об истинности положений этих теорий. И только в конце 20 столетия стала обнаруживаться их явная недостаточность.


1.7. Кризис современной теоретической физики

Сегодня физика находится в глубоком кризисе.Несмотря на многочисленные публичные выступления, заявления, популярные и специальные статьи, имеющие целью доказать величие здания современной физики и грандиозные возможности, ожидающие человечество в связи с ее достижениями, приходится констатировать, что на самом деле ничего подобного нет.

Практически оказались безуспешными многочисленные попытки объединения основных фундаментальных взаимодействий на основе существующих в современной физике представлений. Теория Великого Объединения (ТВО), о которой много лет трубили физики-теоретики как о главной цели физического осмысления природы, так и не была создана. А если бы она и была создана, что бы от этого изменилось? Были бы разработаны новые направления, созданы новые приборы? Или физики всего лишь наслаждались бы «красотой» новой теории? Количество открытых «элементарных частиц» вещества уже давно не вяжется с полной неопределенностью их структуры, и давно уже никого не удивляет и не умиляет открытие очередной «элементарной частицы».

В теоретической физике продолжают накапливаться противоречия, деликатно именуемые «парадоксами», «расходимостями», которые носят фундаментальный характер и являются серьезным тормозом в дальнейшем развитии фундаментальной и прикладной науки. Даже в такой освоенной области, как электродинамика, имеются целые классы задач, которые не могут быть решены с помощью существующей теории. Например, при движении двух одинаковых зарядов возникает парадокс: покоящиеся одинаковые заряды отталкиваются друг от друга по закону Кулона, а при движении они притягиваются, поскольку это токи. Но ведь относительно друг друга они по-прежнему покоятся, почему же они притягиваются при движении?

Подобные трудности, имеющиеся в большинстве областей физики, отнюдь не являются, как это принято считать, объективными трудностями развития познавательной деятельности человека. Непонимание сути процессов, предпочтение феноменологии, т.е. внешнего описания явлений в ущерб исследованиям внутреннего механизма, внутренней сути явлений неизбежно порождает все эти трудности.

Сегодня уже многим ясно, что и теория относительности, и квантовая механика в современном ее изложении уводят исследователей от выяснения сущности явлений, заменяя понимание сущности внешним, поверхностным описанием, основанным на некоторых частных постулатах и предположениях. Не стоит поэтому удивляться, что подобный подход оказывается все менее продуктивным. Ограниченность направлений исследований, вытекающая из подобной методологии, не позволяет выяснить глубинные процессы природы, закономерно приводя к тому, что многие существенные факторы в экспериментах и теоретических исследованиях оказываются неучтенными, а многочисленные полезные возможности – неиспользованными. Укоренившийся в науке феноменологический метод все больше проявляет свою беспомощность.

«Общепринятые» математические зависимости теории относительности и квантовой механики приобрели статус абсолютной истины, и на соответствие им проверяются все новые теории, которые отбрасываются, если такого соответствия нет.

Однако нелишне напомнить тот тривиальный факт, что каждое физическое явление имеет бесчисленное множество сторон и свойств и что для полного описания даже простого явления необходимо иметь бесконечно большое число уравнений. И ни в коем случае нельзя считать, что те уравнения, с которыми мы сегодня имеем дело, описывают явления сколько-нибудь полно, будь то уравнения Шредингера для явлений микромира, уравнения Максвелла для электромагнитного поля, или «закон» всемирного тяготения Ньютона. Это означает, что уточнение фундаментальных законов и их математического описания должно стать обычным рабочим делом и ореол непогрешимости, освящающий сегодня несколько исходных формул или «принципов», должен быть снят.

В этой связи целесообразно напомнить высказывание Энгельса:

«Исключительная эмпирия, позволяющая себе мышление в лучшем случае разве лишь в форме математических вычислений, воображает, будто она оперирует только бесспорными фактами. В действительности же она оперирует преимущественно традиционными представлениями, по большей части устаревшими продуктами мышления своих предшественников… Последние служат ей основой для бесконечных математических выкладок, в которых из-за строгости математических формул легко забывается гипотетическая природа предпосылок. …Эта эмпирия уже не в состоянии правильно изображать факты, ибо в изображение их у нее прокладывается традиционное толкование этих фактов» [10, с. 114].

Сложившееся положение в теоретической физике – накопление противоречий, разобщенность и дифференциация ее направлений, поверхностность описания явлений, непонимание глубинной сути явлений и, как следствие всего этого, утрата руководящей роли при постановке и проведении прикладных исследований свидетельствуют о глубоком методологическом кризисе, охватившем теоретическую физику. Нет никаких оснований полагать, что кризис будет разрешен на тех же путях, по которым продолжает двигаться теоретическая физика, или на путях создания, как рекомендовал Нильс Бор, «безумных идей» (т.е. когда все уже вообще перестанут понимать что-либо!).

Методы современной фундаментальной теоретической науки давно исчерпаны и стали тормозом в развитии производительных сил, в использовании человеком сил природы.

Давно и много говорится об НТР – научно-технической революции, о достижениях науки: созданы атомное оружие и атомная энергетика, освоены полеты в ближний космос, разработаны многочисленные материалы, созданы сложнейшие вычислительные машины, роботы и т.д. Однако сегодня качественно новых открытий становится все меньше, развитие носит в основном количественный характер, и даже при изучении «элементарных частиц» вещества используются не качественно новые приемы, а просто наращивается мощность ускорителей частиц в слепой вере, что новый энергетический уровень, может быть, даст что-нибудь новое, хотя пока ничего качественно нового он как раз и не дает.

В прикладной физике различные торжественные обещания все никак не сбываются. Уже много лет прошло с тех пор, как была получена «устойчивая» плазма, просуществовавшая «целых» 0,01 секунду. За эти годы построены многочисленные установки для проведения термоядерных реакций, призванные навечно обеспечить человечество термоядерной энергией. Однако установки есть, созданы институты и заводы для этих целей, проведены конференции и чествования. Нет лишь самого термояда, для которого все это затеяно, и уже закрыт не только у нас, но и за рубежом ряд программ по термояду.

То же самое и с МГД – магнитной гидродинамикой. То же самое и со сверхпроводимостью, то же самое со всеми прикладными делами. И лишь в области атомной энергетики дела как-то сдвинулись, поскольку атомные станции реально существуют и продолжают строиться. Но и здесь происшедшие известные события говорят о недостаточности знаний, что непосредственно сказывается на безопасности их эксплуатации.

Фундаментальные исследования в области физических наук, базирующиеся на общепризнанных идеях, стали невероятно дорогими, и далеко не каждое государство способно выдержать столь тяжкое бремя расходов на науку. Это говорит о том, что физику поразил, если можно так выразиться, экономический кризис. Однако главным признаком кризиса физики является то, что теория и методология современной фундаментальной физической науки оказываются все менее способными помочь прикладным наукам в решении задач, которые выдвигает практика.

Наличие «парадоксов», отсутствие качественно новых идей означают, что существовавшие в физике идеи уже исчерпаны и что физика вообще и физическая теория в частности находятся в глубоком кризисе.

Здесь нет необходимости вдаваться в детали критики состояния и методологии современной теоретической физики, это в определенной мере выполнено автором в работе [6], но вполне можно признать, что все предсказания В.И.Ленина относительно того, что физику в начале века несет в идеализм, подтвердились в конце ХХ в. полностью. Ее туда и занесло.

Положения современной теоретической физики находятся в вопиющем противоречии с положениями диалектического материализма.

В самом деле, в материальном мире, как утверждает диалектический материализм, нет предела делимости материи. «Электрон так же неисчерпаем, как и атом», утверждал В.И.Ленин в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм» [5]. Это значит, что электрон обязан иметь структуру, материальной основой которой является некоторый строительный материал. Этот строительный материал обладает движением, его части взаимодействуют друг с другом. Это же касается и всех «элементарных частиц» микромира, которые все могут преобразовываться друг в друга. Но это же есть прямое указание природы на то, что они все имеют в своей основе один и тот же «строительный материал»! Этот строительный материал содержится и во всем пространстве, поскольку эксперименты показали, что силовые поля в «физическом вакууме», т.е. в мировом пространстве способны «рождать» элементарные частицы. Таким образом, результаты физических экспериментов непосредственно указывают на наличие в природе мировой среды – эфира.

Между тем, современная теоретическая физика не признает существования такого строительного материала в принципе. Все элементарные частицы, по мнению физиков, не только не имеют структуры, но даже не имеют размеров! Все их свойства – электрический заряд, магнитный момент, спин и т.п.– взялись ниоткуда, они являются врожденными свойствами, не имеющими под собой никакого механизма. Тем самым, остается лишь возможность феноменологического, т.е. только внешнего описания явлений, чем накладываются ограничения на познавательную возможность человека: в глубины процессов проникать уже нельзя, ибо самих этих процессов не существует! Но тогда и внешнее описание оказывается весьма поверхностным, ибо любое явление – это внешнее проявление того самого внутреннего движения его частей, и если внутренний механизм не учитывать, то наблюдение тех или иных внешних проявлений оказывается делом случая. Тогда остается лишь феноменология, внешнее описание явления, учет только «наблюдаемых» факторов. А поскольку эти «наблюдаемые факторы» в физике связаны математическими выражениями, то и получается, что «материя исчезла, остались только одни уравнения» (Ленин).

Диалектический материализм утверждает вечность Вселенной, несоздаваемость и неуничтожаемость материи, пространства, времени и движения. Теория относительности Эйнштейна утверждает наличие «Начала» Вселенной, когда она была создана в результате так называемого «Большого взрыва», причем утверждается, что до этого «Большого взрыва» вообще не было ничего. Диалектический материализм требует обобщения накопленного опыта естествознания. Теория относительности считает возможным «свободно изобрести аксиоматическую основу физики». Теория относительности требует, чтобы соблюдалась преемственность физических теорий: все новые теории обязаны соответствовать теории относительности Эйнштейна, но сама она никак не соответствует всей предыдущей истории естествознания и гордится своей «революционностью мышления».

Чем, в принципе, материализм в физике отличается от идеализма? В отличие от идеализма, материализм признает первичной природу, материю, а вторичным – сознание, представления о природе, т.е. в данном случае – теорию. Если обнаруживается какой-либо факт, противоречащий теории, то материалист вынужден изменить теорию в соответствии с новыми фактами, а идеалисты отбрасывают неугодные факты, что сделали и продолжают делать последователи теории относительности.

«Классическая физика» XIX столетия, столкнувшись с новыми фактами, должна была пересмотреть свои позиции, но ни в коем случае не отказываться от материалистического подхода к теории. Но философская недостаточность физики привела к тому, что физики буквально сожгли свой дом – физику, отдав все на откуп абстрактной математике, которая стала изображать из себя и физику, и философию, и само мироздание. Материя исчезла…

Игнорирование существования в природе эфира сторонниками «дальнодействия» сегодня привело к неправомерной абсолютизации некоторых формульных зависимостей, выдаваемых их авторами за природные законы. Следование такой позиции принципиально снимает вопрос о возможности какого бы то ни было уточнения фундаментальных законов, что в принципе неверно, поскольку любые формулы лишь приближенно отражают реальную действительность. Вновь возродилась идея «дальнодействия» («actio in distance»), в соответствии с которой нам вообще не надо знать, существует среда, через которую передается взаимодействие, или нет. Физика отказалась от роли исследователя природы и свалилась в абстракцию, не имеющую к реальной природе никакого отношения…


Выводы


1. Естествознание играет решающую роль в развитии производительных сил, в преодолении технологического консерватизма и развития всего общественного производства. новременно развитие естествознания является исходной причиной нарастания социальной напряженности в обществе, приводящей к социальным революциям – переходу от устаревшей общественно-экономической формации к новой, более прогрессивной.

2. Целями классической физики до 20-го столетия являлось изучение законов природы. Недостатком являлась идеализация полученных результатов, метафизический подход, непонимание необходимости привлечения глубинных уровней иерархии материи, что и привело ее к кризису конца 19-го столетия.

3. Целями современной физики является изобретение внутренне непротиворечивой теории, не обязательно соответствующее устройству природы. В теоретической физике укоренился метод выдвижения постулатов, «принципов» и аксиом, под которые подгоняются экспериментальные факты. Физические явления рассматриваются как следствие математических уравнений, которым они обязаны соответствовать, а физическая сущность внутренних механизмов явлений не рассматривается вообще. Это и явилось причиной кризиса теоретической физики конца 20-го столетия.

4. Современная фундаментальная наука и ее основа – теоретическая физика уже много лет находятся в глубоком кризисе. Внешними признаками этого кризиса являются:

– отсутствие новых открытий, исключая, разве что, открытие многочисленных «элементарных частиц», число которых составляет уже несколько сот (от 200 до 2000, в зависимости от того, как считать);

– дороговизна фундаментальных исследований, для которых построены такие установки, как, например, Серпуховский ускоритель, размещенный в подземном туннеле длиной 22 км (!), в котором установлены 6000 магнитов массой каждый десятки тонн, опутанных трубопроводами, в которых нужно пропустить жидкий гелий, или «Токамаки», предназначенные для получения управляемого термоядерного синтеза; тем не менее, наращивание

результатов предполагается за счет наращивания мощностей физических приборов;

– полное непонимание структуры вещества;

– фактическое прекращение фундаментальной наукой помо-щи прикладникам в решении практических задач (созданные отраслевые области прикладных наук не только отделились от фундаментальной науки, но и во многом опередили ее).

Последнее обстоятельство является решающим.

Признаками этого кризиса, кроме того, являются:

– невозможность в рамках сегодняшних теорий разобраться в существе явлений, которыми мы давно и широко пользуемся, - в электричестве и магнетизме, гравитации, ядерной энергии и во многом другом;

– физики предпочитают не обобщать явления природы, а их постулировать, тем самым сознание (идея, постулат) идет впереди материи (природы, фактов), если факты не укладываются в теорию, то не теория исправляется, как это сделали бы материалисты, а факты отбрасываются (чего стоит одна лишь история с отбрасыванием результатов исследования эфирного ветра, обнаруженного Майкельсоном и его последователями);

– математика, т.е. способ описания, навязывает физике, т.е. природе, свои весьма поверхностные модели и законы; все процессы, по ее мнению, носят вероятностный характер, а внутреннего механизма у них нет;

– в теоретической физике обосновываются понятия, которые непосредственно противоречат диалектическому материализму, например, теория «Большого взрыва», т.е. «начала создания Вселенной», правда, при этом заявляется, что сам диалектический материализм устарел…

Все это не случайно, а предопределено самой методологией современной фундаментальной науки и ее головной области – теоретической физики.

5. Главными проблемами естествознания в настоящее время являются ревизия всего достигнутого естествознанием за весь период его развития, выявление внутренних механизмов явлений и определение дальнейших путей развития на базе материалистической методологии.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconКурс физики совместно с курсами высшей математики и теоретической механики составляют основу теоретической подготовки инженеров и играет роль фундаментальной
Изучение основных физических явлений, овладение фундаментальными понятиями, законами и теориями классической и современной физики...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconКритика методологии современной теоретической физики
Недостатки современной физической теории не являются чем-то случайным, они вытекают из всей ее методологии и, прежде всего, из тех...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconЛитература
Ацюковский В. А. Материализм и релятивизм. Критика методологии современной теоретической физики. М.: Энергоатомиздат, 1993

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconПрограмма предназначена для подготовки специалистов по всем физическим специальностям, а также бакалавров и магистров физики. Курс "квантовая теория", читаемый в 6 и 7 семестрах после разделов "теоретическая механика" и "электродинамика" курса теоретической физики,
Математической и методической базой курса являются все разделы курса математики и теоретической физики, изученные студентами к началу...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconКафедра теоретической физики и методики преподавания физики “Качественные задачи в школьном курсе физики”

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconНаучная конференция по теоретической
На конференции работала секция, где обсуждались научно-методические проблемы преподавания современной физики в вузах и специализированных...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconПрограмма для специальности g 31 04 01 Физика Общее количество часов 118
Программа предназначена для подготовки специалистов по всем физическим специальностям, а также бакалавров и магистров физики. Курс...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconБ. Е. Патон (пред науч ред совета); нан украины. Ин-т теоретической физики им. Н. Н. Боголюбова. К.: Наукова думка, 2008. 256c.: рис., табл. (Проект "Наукова книга")
Труды по теории плазмы/ Б. Е. Патон (пред науч ред совета); нан украины. Ин-т теоретической физики им. Н. Н. Боголюбова. К.: Наукова...

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconОбучение учащихся средних общеобразовательных учреждений эмпирическим методам познания физических явлений
Работа выполнена на кафедре теоретической физики и методики преподавания физики факультета физики и электроники

Книга Методологический кризис современной теоретической физики. М.: «Петит» iconАцюковский В. А. Логические и экспериментальные основы теории относительности. Аналитический обзор
Ацюковский В. А. Материализм и релятивизм. Критика методологии современной теоретической физики. М.: Энергоатомиздат, 1992; Изд-во...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница