Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной




НазваниеЛен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной
страница4/13
Дата конвертации28.12.2012
Размер1.9 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
* * *

Стереотипы всегда опасны, но особенно, когда они влияют на оценку мужских качеств. Каждый мужчина не похож на другого, и его надо прини­мать таким, каков он есть. Если мужчина, созна­вая, что ему надо содержать семью, ежедневно вы­полняет тяжелую и неприятную для него работу, в нем, быть может, нет особенного очарования или чувственного мужского шарма, но он в большей степени мужчина, чем какой-нибудь культурист или актер, позабывший о своих семейных обязан­ностях ради удовлетворения собственных эгоистич­ных желаний.

Оценивая человека лишь с какой-то одной сторо­ны, мы всегда поступаем неправильно, и делаем еще хуже, если сравниваем его с кем-то другим. Поскольку Бог наделил вашего мужа самобытно­стью и неповторимостью, вы оба станете счастли­вее, если вы сначала постараетесь разобраться, что за человек ваш муж, примете его таким, каков он есть, и затем позволите Богу изменить в лучшую сторону те особенности его характера, которые ну­ждаются в этом с точки зрения Бога (а не вашей).

Социологи считают, что все мы противимся пере­менам. Это особенно верно, если кто-то произволь­но, силой пытается что-то изменить в нас. Измене­ния темперамента или иных мужских качеств должны происходить изнутри, под действием Свя­того Духа, а не в результате бесконечной критики такой же грешной спутницы жизни.

Психолог Карл Роджерс приводит полезное срав­нение: «Если я пришел на морской берег любовать­ся заходом солнца, я не говорю: «Пожалуйста, сде­лайте, чтобы по правую сторону было немного боль­ше оранжевого цвета» или: «Вы не против, если задний план будет не таким багровым?» Ни один закат не похож на другой, и я наслаждаюсь ими, каковы они есть. Хорошо, если мы так же относим­ся и к тем, кого любим» (цит. по: Alan Loy McGinnis. «The Romance Factor». Алан Лои Мак-Гиннис. «Романтический фактор»),

Гпава третья

Я работаю, следовательно, я существую!

Немногим женщинам не приходилось сталки­ваться с проблемой стопроцентной загруженности их мужчин работой, любимым делом. Они бывают настолько далеки от реальных нужд и запросов сво­ей семьи, что порой доводят своих близких до тихо­го отчаяния. Для отчаявшихся у меня есть хоро­шие новости. Вы, вероятно, об этом еще не знаете, но я вам скажу. С американскими мужчинами, на­пример, что-то происходит, что-то замаячило на го­ризонте. Причем, речь идет не о каких-то незначи­тельных факторах, но об огромном изменении, по­лучившем довольно широкий резонанс. Дело в том, что мужчины сформировали некое общественное движение. Это движение необычное и новое, но я (Марвин) считаю, что потребность в нем назрела уже давно. Многим мужчинам в наше время захо­телось в большей степени согласовывать свои дей­ствия с нуждами и переживаниями своей семьи. Они хотят стать более чуткими, но никто не научил их, как это делать по-мужски.

Опросив более четырех тысяч мужчин, работаю­щих администраторами, управляющими, а также занимающих другие руководящие посты, доктор Хальпер, консультант по вопросам управления в

Сан-Франциско, а также автор книги «Тихое безу­мие: истина о преуспевающих мужчинах», пришла к выводу, что «в течение последних лет на мужчин оказывалось сильное негативное давление. Им го­ворили, что они не чутки, не заботливы и не могут контролировать свои чувства. Эти мужчины под­вергают анализу тот выбор, который они сделали в жизни. Они меняются медленно и незаметно. Они хотят прийти к большему пониманию... но не зна­ют, как это сделать» («Конфиденциальная Инфор­мация», 1 марта 1990 г., с. 7).

Далее она сообщает, что 60 процентов из опро­шенных ею преуспевающих мужчин сказали, что хотели бы жить по-другому, если бы пришлось на­чать все заново. Мы, конечно же, имеем в виду не каждого мужчину. Мы вообще никогда не говорим о каждом мужчине. Речь идет о том солидном чис­ле представителей сильного пола, которые, потра­тив немало лет на достижение какого-то успеха, вдруг начинают оглядываться вокруг и спраши­вать: «Кто я? Где я? Что я делаю? Где моя семья?»

Одни, отдав все честному труду, были вытеснены молодыми людьми или заменены какой-то новой технологией, другие вместе со своей фирмой разо­рились, третьи, даже если они все еще находятся на плаву, чувствуют внутреннюю пустоту. В чем же дело? Работа была их жизнью. Они были тем, что делали.

Я работаю, следовательно, я существую.

Сколько же мне было? Три года? Четыре? Мо­жет, пять? Не могу вспомнить, сколько лет мне было, когда взрослые начали спрашивать: «Кем ты собираешься стать, когда вырастешь?» Спрашивая меня об этом, они желали добра, и я тоже, задавая этот вопрос мальчикам, лишь увековечиваю тяго­стную необходимость ответа. Жаль, что я не знал тогда правильного ответа: собираюсь стать мужчи­ной. Хотя взрослые наверняка поправили бы меня: «Нет, парень, скажи, что ты собираешься делать?» Потому что для большинства из мужчин «быть» значит «делать».

Сначала я собирался стать суперменом. Помню, как я выводил из себя старшую сестру, когда изо­бражал известного персонажа мультфильмов, на­матывая вокруг своей шеи полотенце, «летая» над журнальным столиком и приземляясь на диван, где она пыталась раскрашивать какие-то кар­тинки.

Повзрослев, я поочерёдно хотел стать ковбоем, полицейским, пожарным и, наконец, механиком, как мой отец. Первые три варианта не произвели на него особого впечатления, а против последнего он воспротивился самым решительным образом. Ему хотелось, чтобы у меня было что-то «лучшее». «Иди в школу и хорошенько учись. Получи образо­вание и попытайся что-нибудь из себя сделать». Он хотел, чтобы я сделал что-то лучшее, т.е. зарабаты­вал больше, чем он.

Для моего отца особенно важными были, да и сейчас остаются, две вещи, которые он хотел вбить мне в голову: чтобы я любил работу и стал «настоя­щим мужчиной». Он мечтал, чтобы в школе я был первым учеником: благодаря этому я смогу рабо­тать не руками, а головой, а это, по его мнению, обеспечивало лучшую оплату. Но основной его вы­вод заключался в том, что надо упорно трудиться. Я обязан стать надежным человеком, на которого можно положиться. Кроме этого, я должен стать мужчиной, то есть не быть «неженкой». Начиная где-то с пяти лет он меня уже не целовал, желая спокойной ночи. Только рукопожатие. Я всегда звал отца по имени, что и делаю до сих пор.

Когда мне стукнуло семь, я решил, что стану ин­женером, который проектирует и строит большие здания или мосты. Мое решение было принято на Ура. Быть инженером — это то, что надо. Всякий, кто теперь знает, какой я «умелец» дома, наверня­ка не сможет удержаться от смеха. Однако тогда речь не шла о том, есть у меня соответствующие способности или нет: смысл заключался в том, что­бы стать личностью.

В школе я все годы преуспевал в математике, и это было хорошо. Однако проблема в том, что мои способности в механике равняются нулю. В конце концов я решил стать учителем. Мой выбор не слишком обрадовал отца, но, с его точки зрения, это все-таки было лучше, чем работа в мастерской. В ту пору наши отношения стали напряженными. На последнем году колледжа я оставил учебу, так как меня пугала мысль, что я приобрету профес­сию, которая мне совсем не нравится. Какое-то вре­мя я был шофером грузового автомобиля, продавал пианино, органы, работал страховым агентом, тор­говал костюмами и так далее. В конце концов (уже после женитьбы) меня угораздило стать консуль­тантом по вопросам управления в калифорнийском банке. Отец был в восторге!

Не прошло и года, как, позвонив родителям, я сказал, что ушел из банка и намереваюсь вернуться в колледж.

— Прекрасно! Ты собираешься заниматься мате­матикой?

— Нет, папа.

— Ну, тогда ты, наверное, решил стать учите­лем?

— Нет, папа.

— Так что же ты собираешься делать?

— Я собираюсь учиться на пастора.

Мой отец не одобрил моего выбора. Он был далёк от церкви. Ему было явно не очень приятно гово­рить своим друзьям, что он родил на свет пастора.

С тех пор миновало почти четверть века, и до сих пор, знакомя меня с кем-нибудь, отец называет меня милым дурачком, которому понравилось проповедовать, но говорит с гордостью, хотя и не хочет сознаться в этом.

Пожалуйста, не поймите меня превратно: во всех тех борениях, которые я претерпел и которые, быть может, еще ожидают меня в поисках себя самого, я никоим образом не хочу обвинить отца. Он учил меня тому, чему учили его и что ему казалось важ­ным. За это я никак не собираюсь его критиковать.

Ведь он на самом деле заботился обо мне.

Проблема в том, что до сих пор я стремлюсь оцени­

вать себя, исходя из того, что я делаю и как хорошо это у меня получается. Что я собираюсь делать, ко­гда вырасту? Не знаю. Когда это произойдет, я вам сообщу.

* * *

В глубине души я считаю, что я — мужчина. Я — человек Божий, и, кроме того, я — муж, отец, дед, брат, сын, дядя, и у меня много друзей. У меня есть различные увлечения, я занимаюсь бегом, собираю книги, учу, проповедую, выслушиваю всех, кто ко мне обращается, и от всей души стараюсь заботить­ся о ближних. Однако я всем своим сердцем и ду­шой хочу просто быть и чтобы меня не оценивали по тому, что я делаю.

Однажды пять дней я вместе с пятьюдесятью че­тырьмя другими пасторами провел в молитвенном общении. Мы просто были вместе, знакомились друг с другом и молились Богу. Собрались предста­вители самых разных деноминации и служений, и самое прекрасное заключалось в том, что никто ни­кого ни разу не расспрашивал о работе. Мы просто говорили друг с другом, рассказывали о своих семьях, о переживаниях, о нуждах, о том, как мы

воспринимаем все происходящее сегодня, как смотрим на мир. Уезжать мне не хотелось.

Есть что-то освобождающее в том, что тебя ни­кто не знает. Становясь, например, членом «Обще­ства анонимных алкоголиков» или какой-нибудь другой группы такого же рода, ты можешь просто приходить туда и рассказывать о своих проблемах, ничего не говоря о себе самом. Не приходится даже вдаваться в детали, тебя признают и прекрас­но понимают. Возможно, что для мужчин надо ор­ганизовать некое «общество анонимных лично­стей». Пусть бы его члены знали друг друга только по именам. Не надо спрашивать, кто что делает и чем занимается. Собравшись вместе, эти люди про­сто могли бы признать, что когда-то им пришлось пережить разочарование, когда-то проявить сла­бость, что в какой-то момент они совершили ошиб­ку или кого-то обидели. Все бы случившееся пони­мали и признавали.

Женщинам надо помнить, что в жизни мужчин многое действительно бывает довольно серьезно за­путанным. На их отцов в свое время тоже повлияла мысль о том, что быть значит непременно что-то делать. Таковы и ваши сыновья, и так обстоят дела со всеми другими мужчинами, которые встре­чаются в вашей жизни. Знаете ли вы, что вы може­те благотворно повлиять на каждого из них?

Дорогие женщины, знаете ли вы, что вы можете благотворно повлиять на каждого мужчину, встре­чающегося в вашей жизни?

Для начала забудьте обо всех ярлыках. Часто ли вам приходится слышать или самим употреблять такие, например, выражения: «Это мой сын, врач» или: «Это мой отец, профессор, Который-все-зна-ет»? Или, например: «Вы не встречались с моим братом, который работает в рекламе?» Подобные рекомендации отнюдь не помогают лучше понять личность того человека, о котором вы говорите.

Часто мы называем профессию, чтобы подчеркнуть особую значимость человека. Вы гордитесь вашим сыном-врачом, и никто не собирается вас в этом об­винять. Он немало поработал, чтобы достичь успе­ха, да и вы, наверное, тоже. Предположим, у вас есть другой сын, и он работает сборщиком мусора. Станете ли вы, знакомя его с кем-нибудь, говорить:

«Это мой сын, мусорщик»? Вот почему мы изобре-

таем новые назва­ния — например, «мастер чистоты». У нас нет поваров, но зато есть «мас­тера кулинарии».

Представители почти всех профес­

сий воспринимаются сквозь призму определенного стереотипа: кассиры — скряги, продавцы автомо­билей — почти что жулики, доктора — снобы, а во­дители грузовых автомобилей — грубияны. Не мо­гут избежать этой участи и дети. Мои, например, росли под ярлыком «дети проповедника», отчего они не были в большом восторге. А вы хотели бы, чтобы вас знали просто как жену Пети, дочь Сер­гея, маму Ирины или сестру Лены? Хотелось бы мне знать, сколько раз мою супругу представляли просто как жену пастора. Если бы каждый раз я по­лучал хотя бы доллар, то стал бы миллионером! Обычно жена не обижается и просто говорит:

«Здравствуйте, меня зовут Ингрид, а вас?» Прими­те продуманное, осознанное решение отделять от вашего мужа то, что он делает. Снова и снова гово­рите ему, что вы любите его просто так, ни за что.

Меня постоянно выводят из себя глупые наклей­ки на автомобилях6, которые, в частности, сообща­ют, что у какого-нибудь водителя сын учится в

В США приняты такого рода наклейки.


престижном учебном заведении. Недавно я прочел одну из них, в которой говорилось: «Мой сын — в списке лучших учеников». А как мне реагировать на наклейку, гласящую: «Мой сын — вице-прези­дент фирмы IBM»? Кого это волнует?

Мужчины устали играть в игру под названием «Что ты делаешь?». Давайте помнить о тех обеща­ниях безусловной любви, которые мы произносим, стоя у алтаря. Давайте чувствовать себя уверенно на основании этих, а также всех других обещаний, которые скрепляют наш супружеский союз. Следу­ет отказаться от измерений себя по сиюминутным меркам в момент какой-то деловой активности. Мы все еще играем в эту игру, потому что не знаем, как из нее выйти. По всей вероятности, нам надо пого­ворить с самими мужчинами, но женщинам тоже надо принять участие в этой трансформации.

Не попадитесь и вы на эту удочку. Сегодня жен­щины тоже начинают увлеченно играть в ту же са­мую игру. Одни, испугавшись ее правил, обычно отвечают: «Ох, я просто домохозяйка», другие, пы­таясь как-то самоутвердиться, называют себя домо­управительницами .

Следует остановиться еще на одном положитель­ном моменте, призванном приободрить мужчин. Это будет их совместное участие в работе опреде­ленных организаций и групп. То, что человек дела­ет время от времени, оценивается не так высоко, как то, что он выполняет постоянно. Отцам, уже вышедшим на пенсию или собирающимся это сде­лать, такое участие было бы особенно полезно, по­скольку их мир, связанный с работой, начинает по­немногу разрушаться.

Руководитель одного из семинаров для мужчин7 настоятельно советует им во время общения не го-

Подобного рода семинары широко распространены на Запа­де и особенно в США.


ворить о том, кто где работает. Такая установка до­вольно быстро выявляет, сколь сильно мужчины определяют себя через то или иное занятие. Они на­чинают понимать, что в самом широком смысле у них много общего с другими мужчинами.

На одном таком семинаре двое мужчин, которые ожесточённо конкурировали между собой и сильно возмущались друг другом, хотя никогда прежде не встречались, оказались за одним столом, не зная о соседе ничего кроме его имени. Когда семинар подо­шел к концу и были названы фамилии, оба испыта­ли полный шок. Они признались, что, совершенно не зная друг друга, годами испытывали взаимную ненависть, и теперь оказались в трудном положении, так как за время семинара успели подружиться.

Бывает, что в разговоре с посторонними людьми сыновья стараются не упоминать, где работают их отцы. Имея это в виду, можно отработать такой от­вет. Если друзья спросят: «Что делает твой отец?», пусть ваш сын ответит нечто вроде: «Иногда он подстригает газон перед домом и помогает маме мыть посуду» или: «Он играет со мной в мяч».

Когда вы встречаетесь с каким-нибудь челове­ком, и он начинает говорить о своей профессии, спросите у него, нравится ли ему его работа, если да, то почему. Поинтересуйтесь, если бы у него по­явилась возможность начать все заново, как бы он поступил. Старайтесь всегда добраться до лично­сти, которая скрыта под той или иной маской.

Считаете ли вы, что мужчины, которые встреча­ются в вашей жизни, действительно добились успе­ха? Мой отец, например, был весьма преуспеваю­щим механиком, теперь он на пенсии. Можно ли сказать, что и сейчас он преуспевает? Да! Теперь у него другая жизнь, но он умеет наслаждаться и ею. В какой-то мере это дает ответ на мой вопрос. Муж­чины на самом деле хотят преуспевать в своей рабо­те. Если им это не удается, то, в конце концов, они просто не могут не попробовать себя в чём-нибудь другом. Но вы можете поддержать в мужчинах мнение об их успехах в одних сферах, независимо от того, какого уровня они достигают в других сфе­рах деятельности.

Каждый год свыше десяти тысяч человек вы­страиваются в городе Хопкинтон, штат Массачу­сетс: их задача — пробежать сорок два километра

через Ашленд, Фрамингем и Нэ-тик. У колледжа Уэлсли, примерно на полпути, они пробегают сквозь толпу собравших­ся женщин (я ви­дел, что некоторые участники пробега

возвращаются и имеют возможность сделать это дважды!). Они бегут через Ньютон и штурмом берут Неподъемный Холм. У Бостонского колледжа они опять растягиваются в линию и направляются вниз по Бикен-стрит. Еще несколько километров, не­сколько поворотов, и вот они в Бойлстоне, где их встречает оглушительный рев толпы. Бегуны пере­секают финиш, и каждый участник получает ме­даль. Кто преуспел больше остальных? Тот, кто вы­играл? Однако в каждой возрастной группе есть свой победитель.

Вы, конечно же, согласитесь, что успеха добился каждый, кто преодолел всю дистанцию до конца. Конечно, сделавший это за какие-то пять-шесть ча­сов, «работал» сильнее и показал больше мужества, чем целая армия тех, кто под конец просто шел пеш­ком. Ну, а как с той тысячей с небольшим, которая так и не добралась до финиша? Добились они успе­ха? Да! Потому что встали со своих удобных кресел и решились одолеть пресловутые 42 километра! Если, думая об успехе, вы считаете, что здесь надо быть непременно первым или, по крайней мере, оказаться среди призёров, то в вашей жизни вы встретите очень мало преуспевающих мужчин или их не будет вовсе. Хорошо, конечно, вдохнов­лять своего мужчину на достижение высоких це­лей. Однако сумейте показать ему самое главное:

его как личности, успех, зависит от того, участвует ли он в этой гонке по жизни и любит ли он людей, которые «бегут» рядом с ним.

Я считаю, что великим делают бостонский мара­фон сотни тысяч самых разных людей. Это и дети, которые разносят апельсиновые дольки, кубики льда и прочие необходимые вещи. Как они мечта­ют, чтобы им по-мужски пожали руку. Это и доб­ровольцы, которые поливают дорожки из шлангов и разносят губки и прохладительные напитки. По­смотрите на самодеятельные ансамбли, жонглеров, фокусников, клоунов, заставляющих вас букваль­но помирать со смеху. А вот и полицейский, кото­рый, стоя на вершине Неподъемного Холма, гово­рит, что самое тяжёлое позади и теперь дорога идет под уклон. Это и мужчина, который на протя­жении всего пробега толкает коляску со своим взрослым парализованным сыном, чтобы и тот не чувствовал себя в стороне от жизни. И Джек Кел-ли — тоже неотъемлемая часть марафона, ибо ка­ждый год, на протяжении пятидесяти восьми лет, он принимает участие в этом забеге. Таковы люди, такова жизнь.

Постарайтесь, чтобы ваш муж сосредоточил свое внимание не на пересечении какой-то воображае­мой финишной линии, но на самом участии — уча­стии в жизни. Мужчины, по всей видимости, жёст­ко запрограммированы на завоевание, на успех. Во время отпуска у нас появляется желание навер­стать упущенное, и остановить нас могут только са­мые настойчивые просьбы. Обычно срабатывает

примерно такая фраза: «А вот наш сосед уже отка­зался от этого!» Довольно часто мы относимся к жизни, как будто это какое-то задание, которое не­пременно надо выполнить. Помогите вашему мужу понять, какие цели для него важнее. Убедитесь, что поставленные вами перед ним цели хорошо вы­верены. С миром ничего не случится, если я стану «вкалывать» по сорок часов в неделю вместо шес­тидесяти. Мы мо жем прекрасно су­ществовать, до­вольствуясь немногим и живя в доме,наполненном тёплой радостью, а

не холодной роскошью. Жить гармонично — всегда неплохая цель.

Отметим один интересный момент: согласно док­тору Хальперу, среди мужчин более довольны жиз­нью те, кто хотя бы раз сталкивался с каким-либо личным потрясением: потеря работы, пожар, раз­вод, смерть ребенка или жены. Перенёсшие тяже­лую болезнь тоже склонны правильно восприни­мать окружающую действительность и её настоя­щие ценности.

Как легко мы позволяем увлечь себя самыми раз­ными целями, забывая о простых радостях жизни! Это относится к мужчинам всех возрастов. А сей­час, когда возможности самореализации постоянно ширятся, нечто подобное происходит и с женщина­ми. Равные возможности означают и одинаковую вероятность попасть в одну и ту же ловушку.

Один мой приятель, работающий консультантом по вопросам, связанным с профессиональным рос­том, и делающий это в христианском ключе, любит играть со своими пациентами в игру под названием «А что потом?» «Что вы собираетесь сделать в бли­жайшее время?» — задает он первый вопрос. Собе­ седник дает ответ, и тогда консультант спрашива­ет: «А что потом?» Собеседник описывает постав­ленные перед собой цели, и в конце концов наступает момент, когда он говорит: «Ну, а потом я выйду на пенсию».

«Отлично, — констатирует мой приятель, — а что потом? » Собеседник начинает рассуждать о сво­их сугубо личных мечтах и радостях. Однако кон­сультант не унимается, и в итоге собеседнику оста­ется признать, что в конце концов он умрет.

«А что потом?»

Ну и ну! Действительно, а что потом? И вообще, для чего это все? Куда мы идем, и как назвать оста­новки, которые мы делаем на пути?

Вы можете использовать эту игру, общаясь с муж­чинами, которые вам нравятся. По крайней мере, это хорошее начало для разговора. Кроме того, в та­кую игру неплохо поиграть и с самим собой.

Поскольку сейчас я обращаюсь к самым разным женщинам, то позволю себе дать несколько сове­тов. Вы можете с успехом применить их в своей жизни. Более того, с их помощью вы сумеете еще эффективнее повлиять на жизнь тех мужчин, о ко­торых вы заботитесь.

Используйте благоприятный момент. Конечно, всегда хорошо помечтать, поставить перед собой какие-то цели, как следует поразмыслить и вы­строить систему ценностей. И все-таки умейте во­время остановиться, чтобы отпраздновать те или иные события, по мере того как они происходят. Жизнь слишком коротка. Сумейте же отыскать ми-куту, чтобы отметить какое-то достижение или что-нибудь хорошее. Его очень легко проглядеть в безумной гонке за золотым горшком на краю ра-Дуги.

Когда демократическая партия выставила канди­датом в президенты Билла Клинтона, он, как сооб­щает ведущий теленовостей, сказал: «Немного таких дней дает Бог». Я бы, в свою очередь, добавил, что это очень хорошая установка. Всегда легко ув­лечься следующей целью и отдаться ее достиже­нию, но лучше все-таки найти время и отпраздно­вать то, что произошло именно сегодня.

Рискуйте. Жизнь коротка! Так не бойтесь же хотя бы время от времени воспользоваться предоставив-шейся возможностью. Мы привыкли к безопасной жизни и крепко держимся за её преимущества. Од­нако наступает такой момент, когда оглядываешь­ся назад и понимаешь, сколько возможностей было в своё время упущено.

Помогите своему мужу; сделайте так, чтобы он рассказал вам о своих сокровенных мечтах. Сосре­доточьтесь на одной или двух задачах и посмотри­те, можете ли вы помочь ему их воплотить. Поддер­жите его, когда он будет рисковать, и будьте с ним, если ему не повезет. Наверное, не попытаться — это и есть самая большая неудача в жизни. Вы на­верняка знаете какого-нибудь молодого человека или овдовевшего отца, которому понравилась особа противоположного пола? Помогите ему. Дайте на­конец ему понять, что она, возможно, только и ждёт этой встречи и будет просто счастлива. А мо­жет быть, ваш муж или брат погряз в какой-нибудь бессмысленной работе? Сделайте так, чтобы он уви­дел все варианты, даже самые отдалённые. Не по­зволяйте, чтобы ваш муж зациклился на туманном и неопределённом «когда-нибудь»: «когда-нибудь я попытаюсь это сделать», «когда-нибудь я это изме­ню». Все кончится тем, что когда-нибудь, оглянув­шись, ему захочется узнать, что же еще он мог сде­лать и не сделал в этой жизни, но никакого «зав­тра» уже не будет.

Оставьте последнее слово за Богом. Если мы на самом деле прежде всего ищем Царства Божьего и правды Его, это должно налагать отпечаток на наше отношение к жизни. По мере того как мы под­

чиняем свою жизнь Божьему водительству, суетные земные устремления должны утрачивать свое гла­венство. Пусть Он возьмет эту тяжелую ношу и даст обещанный покой. Качество нашей работы улучшится, а мотивирующим фактором станет жела­ние вести жизнь, прославляющую Бога, а не превоз­носиться в гордыне или страдать накопительством.

Чарльз Сперджен, пастор, проповедовавший в прошлом веке, обычно возглавлял в своей церкви комитет, который проводил опрос будущих членов. «Откуда вы знаете, что покаялись во всех своих грехах?» — спросили женщину, работавшую гор­ничной. «Теперь я не сметаю грязь под ковер», — тотчас ответила она.

Такова духовная этика! Связь со Христом действи­тельно меняет наше отношение к работе. Кроме того, она делает нас новыми людьми. Нас уже не поглощает мирская суета. Наше бытие уже не оп­ределяется лишь нашими делами. «Мы теперь дети Божий; но еще не открылось, что будем. Знаем толь­ко, что, когда откроется, будем подобны Ему, пото­му что увидим Его, как Он есть» (1 Ин. 3:2).

Разве это не великое обетование? Бог заповедал Своим чадам трудиться еще до того, как грех вошел в райский сад, однако никогда не считалось, что именно работа должна определять нашу личность. Поддержите вашего мужа в его стремлении оста­вить земную суету и смотреть немного выше.

Воспитывайте самоуважение. Слишком многие из нас почти не испытывают удовлетворения от сво­ей работы, и не находят в ней никакой радости. Это одна из самых больших трагедий нашего времени. Согласно некоторым опросам, 90 процентов муж­чин считают, что попали в ловушку и никак не мо­гут из неё выбраться. Они — не столько полноправ­ные члены общества, сколько его жертвы. Престиж мужчины определяется его работой. Легко предста­вить его состояние, если он ненавидит свою работу. Помогите мужчине увидеть, что его личность представляет собой нечто гораздо большее, нежели его работа. Дайте ему понять, что ваша любовь и уважение не являются чем-то обусловленным. Если он христианин, напомните, что Бог рядом с ним и всякую работу он превращает в призвание, а не просто в исполнение каких-то обязанностей.

На большой стройке один рабочий замешивал раствор, и тут к нему подошел ге­неральный подряд­чик строительства. «Что ты дела­ешь?» — спросил он. Не зная, с кем он говорит, рабо­чий ответил: «Раз­

ве ты не видишь? Я строю большой собор»,

Помогите своему мужу осознать его неповтори­мую роль во всеобъемлющем Божьем замысле. Не важно, что он делает на этой земле: если он на са­мом деле посвящает себя Богу, тогда любая работа не будет неприятной или унизительной. Среди са­мых ближайших последователей Иисуса были как обычные рыбаки, так и государственные сановни­ки. Христос не интересуется, что ты делаешь. Он спрашивает, пойдешь ли ты с Ним.

Как насчет лестницы? У каждого мужчины в голове есть мысленный образ лестницы, по которой надо взбираться, и он знает, на какой ступеньке в данный момент находится. Кроме того, он хорошо понимает, на каких ступеньках находятся окру­жающие. Нередко в своей семье и особенно в жен­щинах он видит своих помощников. Их задача — поддерживать его, пока он штурмует высоты. Одна­ко, чем выше он забирается, тем больше становится расстояние между супругами. Мужья хотят, чтобы жены удерживали их лестницу в равновесии, а жены — чтобы мужья откорректировали свои при­оритеты. Это опасная ситуация, и можно назвать два момента, когда лестница играет крайне важ­ную роль.

В первом случае мужчина еще молод и только на­чинает свое восхождение. Он взволнован, его пере­полняют мечты, силы и желания. Ему надо что-то доказать. Он начинает подъем, и где бы он ни нахо-

дился (в мире биз­неса или просто у себя на рабочем месте), он стремит­ся к накоплению всего, что только можно накопить, — денег, заслуг, связей, вещей. Вам надо поддержать его, а также укреплять в мыс­ли о том, что для него настало время показать, на что он на самом деле способен. Кроме того, вам надо помочь ему обеспечить будущее своей семьи.

Молодая пара может стремиться сделать дом ме­стом, в котором им обоим захочется жить. Решение этой проблемы начинается с совместного обсужде­ния всех деталей. Делайте это не перед свадьбой и не в течение нескольких месяцев после нее, но посто­янно. Как можно чаще беседуйте друг с другом, оце­нивая ситуацию, размышляйте и снова оценивайте.

Мать, добрая тетушка или просто старший това­рищ в состоянии помочь молодому человеку разо­браться в самом себе. Покажите ему, что в его жиз­ни развивается хорошо, а что ненормально. Пусть он ищет дружбы и совета среди тех мужчин, кто уже ушел вперед. Помогите ему подружиться с мужчиной, у которого, как говорит мой приятель, «все кончилось хорошо».

Второй опасный момент, связанный с лестницей, наступает, когда мужчина начинает понимать, что ему не забраться так высоко, как он мечтал, или что вершина — всего лишь иллюзия.

В своей книге «Переходы» Гейл Шийхи расска­зывает об одном телекомментаторе, который, к се­редине жизни добившись всеобщего признания, выяснил, что снег на покоренной им вершине — на самом деле всего лишь соль.

Это время нервного срыва, кризиса среднего воз­раста, а также пора принятия нелегких решений. Одни продолжают делать тщетные попытки в своем стремлении забраться выше, другие останавливают­ся на достигнутом уровне, но чувствуют внутреннее опустошение, третьи испытывают соблазн прыгнуть вниз и махом покончить со всеми сомнениями и, на­конец, четвертые пытаются вернуть молодость, на­чать все сначала, начать с решения каких-то новых проблем и нередко — с новой женщиной.

Может случиться так, что в это время вашему мужу понадобятся все его женщины, которые вме­сте помогут исправлять эту ситуацию. Жена, мать, дочь, сестра, друзья — все должны окружить его любовью, пониманием, поддержкой, а также дать ему по-настоящему понять, что он на самом деле им нужен. Помогите ему увидеть то, чего он достиг. Быть может, он уже взобрался на вершину своей лестницы. Помогите ему исследовать возможные варианты. Возможно, надо разобраться в каких-то новых областях профессиональной деятельности, пойти на новый риск — помогите ему сделать это с помощью тех, кто действительно о нем заботится. И еще: найдите время посидеть вместе с ним и всё хорошенько просчитать. Не так уж часто счастье можно встретить на следующей ступени лестницы, особенно если вы уже расстались с ним.

Эту ситуацию наглядно поясняет одна из моих любимых историй, хотя, быть может, я в какой-то степени рискую, рассказывая её еще раз.

Одна небольшая птичка неважно чувствовала себя и не могла лететь на юг вместе со своей стаей. Потом она поправилась и решила отправиться в до­рогу одна. Ударили морозы, и, не чувствуя защиты и поддержки, которую давала стая, птица скоро выбилась из сил, совсем ослабла и опустилась на скотный двор. Она поняла, что у нее ничего не по­лучится, и смирилась со своей печальной участью.

В это время по скотному двору проходила корова, и неожиданно бедная и отчаявшаяся птичка оказа­лась похороненной в одном очень неприятном ве­ществе. Наш пернатый друг приуныл, однако вне­запно почувствовал, что стал согреваться. Да, ему на самом деле стало очень тепло! Вдобавок поблизо­сти обнаружились маленькие кусочки пищи, не ис­пользованные прежним владельцем. Настала оче­редь подкрепиться. Скоро ему стало не только теп­ло, но и сытно.

Дело обернулось настолько хорошо, что наш ге­рой решил, будто, вообще-то говоря, он — парень не из последних. Он начал даже гордиться тем, как ловко вышел из опасного положения, и запел, же­лая известить весь мир, что остался в живых. Как назло в этот момент мимо пробегала кошка. Услы­шав пение, она разгребла кучу навоза, нашла наше­го маленького путешественника и быстренько его съела. Печально, не так ли?

Из этой истории можно сделать сразу три вывода. Во-первых, не каждый, кто на вас «наезжает», яв­ляется вашим врагом. Во-вторых, не каждый, кто помогает вам выкарабкаться, — ваш друг, и, нако­нец, если вам повезло согреться и насытиться, луч­ше всего сидеть и помалкивать.

Помогите вашему мужу понять, что счастье — не в том, чтобы лететь со стаей, и не в том, чтобы пола­гаться только на себя. Подлинное счастье — в бла­годарном приятии тех чудных благословений, ко­торые Бог дает каждому из нас.

Если вы чувствуете, что готовы запеть, пусть ваша песнь хвалит Бога за Его любовь, милосердие и благодать.

Глава четвертая
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconКерри Паттерсон Джозеф Гренни Рон Макмиллан Эл Свитцлер Ключевые переговоры. Что и как говорить, когда ставки высоки
«Ключевые переговоры. Что и как говорить, когда ставки высоки / К. Паттерсон, Д. Гренни, Р. Макмиллан, Э. Свитцлер»: Манн, Иванов...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной icon«Богословие и наука» Кузнецов Вадим (Dikbsd) «Майкл Мюррей, Майкл Рей. Введение в философию религии»
«Майкл Мюррей, Майкл Рей. Введение в философию религии»: Библейско–богословский институт св апостола Андрея; М.; 2010

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconПлохой характер или невроз?
Практическая психология для мальчиков, или как стать настоящим мужчиной. М.: Аст-пресс, 1998

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconЭстетическая культура человека учебное пособие
Когда нет воспитанного творческого созидателя, эстетически развитого, то властвует Закон: «Кто не созидает, должен разрушать. Это...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconЯ отправился на небо. Марвин Форд
Переписано с магнитофонной ленты «Я отправился на небо», дано в церкви в 1978 году. Он описывает с такой очевидной радостью великолепие...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconЛюбовь во дни Великого поста. Из наслаждений жизни одной любви ет сетера. Музыка уступает. А. С. Пушкин. Поговорим о странностях любви!
Лице у них гладко и желто, щеки впалые, глаза небольшие, серые, волосы цветом и видом как лен, нос малый

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconОксана Сергеева Как управлять мужчиной? Мастерство манипуляций. 49 простых правил
...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconСегодня, как и раньше, художники приезжают в Париж со всех концов света, привлекаемые удивительной артистической атмосферой и свободой творческого выражения. В
Ствующим обмену идеями и мнениями, где единственным действующим пропуском является произведение искусства. В первой половине ХХ века...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconЛекция 1 1 класс. Любовный заговор. 5 аспектов, которые делают женщину счастливой в браке. Разница женской и мужской природы. Этапы формирования привязанности у женщины и мужчины.
В своих лекциях Руслан делится информацией о том, что же это на самом деле значит быть Женщиной и Мужчиной, как правильно гармонично...

Лен Макмиллан Марвин Рей Как ужиться с мужчиной iconЛама Оле Нидал Будда и любовь. Как любить и быть счастливым
Каждый день, каждый месяц и год должен приносить партнерам развитие, укрепляя и любовь, и все, что их окружает. Когда сильная связь...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница