Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский




НазваниеРоберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский
страница2/45
Дата конвертации31.12.2012
Размер6.3 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Глава 2


Париж, Франция

Только когда кончилась его смена — к шести часам вечера, — Фарук аль Хамид смог наконец стянуть униформу и через служебный вход покинуть Европейский госпиталь имени Жоржа Помпиду. Проходя многолюдным бульваром Виктор до переулка, где притулилось кафе «Масуд», он даже не заметил, что за ним следят, — да и с чего бы ему замечать? Слишком вымотал его день, занятый протиркой полов, перетаскиванием кип грязного белья и прочими нелегкими обязанностями больничного санитара.

Столик он занял не внутри кафе, но и не под навесом, а точно посредине, там, где полагалось находиться раздвинутым по случаю теплого денька стеклянным дверям и где свежий весенний ветерок смешивался с ароматными запахами, сочащимися с кухни.

Фарук всего единожды окинул взглядом кафе. После этого он уже не обращал внимания ни на собратьев алжирцев, ни на марокканцев или мавританцев, облюбовавших это кафе. Вскоре он уже допивал вторую чашку крепкого кофе и недоброжелательно поглядывал на тех, кто предпочитал вино. Любое спиртное запретно, но этот закон ислама забывали слишком многие североафриканцы, покинувшие родину, — словно они могли оставить позади и заветы Аллаха.

Незнакомец подсел к нему за столик, когда Фарук уже совсем изошел злобой.

Арабом он не был — его выдавали голубые глаза, — но по арабски говорил, как на родном.

— Салаам алаке куум, Фарук. Ты, как я вижу, человек рабочий. Ты заслуживаешь лучшей доли. У меня есть к тебе предложение. Ты выслушаешь?

— Вастахаб?   подозрительно пробурчал Фарук. — Бесплатно ничего не бывает.

Незнакомец кивнул:

— Истинно так. И все же — тебе с семьей хотелось бы съездить куда нибудь в отпуск?

— Эсмали! Отпуск? — с горечью бросил Фарук. — Ты говоришь о невозможном.

Незнакомец изъяснялся по арабски даже чище, чем Фарук, хотя и со слабым акцентом — как житель Ирака, возможно, или саудовец. Но он происходил не из Ирака, не из Аравии и не из Алжира. Это был европеец, под густым загаром — белый, жилистый, намного старше Фарука. Покуда незнакомец подзывал официанта, чтобы заказать себе кофе, Фарук приглядывался к нему, но даже стиль дорогой одежды не помог санитару определить, откуда родом его собеседник, — а он мог назвать родину почти любого встречного. Это была игра, придуманная им, чтобы отвлечь мысли от усталости в мышцах после долгих часов работы, от невозможности занять достойное место в этом новом мире.

— Для тебя — да, — согласился пожилой незнакомец. — Для меня — нет. Я тот, кто воплощает невозможное.

— Ла! Я не стану убивать.

— Тебя и не просят. Равно как не попросят красть или ломать что либо.

Фарук примолк, с растущим интересом глядя на собеседника.

— Тогда как я смогу отплатить за свой отпуск?

— Написав своей рукой записку администрации больницы. По французски. Напиши, что ты болен и на пару дней тебя заменит твой кузен Мансур. За это ты получишь деньги.

— У меня нет двоюродного брата.

— У всех алжирцев есть братья.

— Верно. Но у меня нет родни в Париже.

Незнакомец многозначительно улыбнулся:

— Он только что приехал из Алжира.

Сердце Фарука екнуло. Отпуск — с женой, с детьми. Отпуск для него. Незнакомец прав — всем в Париже плевать, кто явится на работу в огромный госпиталь Помпиду, лишь бы работа была сделана, и притом задешево. Но... затея этого типа явно не к добру. Может, они собираются красть наркотики? Хотя, с другой стороны, все в этой больнице неверные, да и не его это дело. Он постарался забыть обо всем, кроме сладкого предвкушения — вот он приходит домой и объявляет, что они едут... куда?

— Я бы хотел снова повидать Средиземное море, — осторожно промолвил алжирец, вглядываясь в лицо незнакомца — не слишком ли много он запросил? — Капри, может быть. Я слышал, пляжи Капри покрыты серебряным песком. Это будет... очень дорого.

— Тогда Капри. Или Порто Веккьо. Или, если уж на то пошло, Канны или Монако.

Названия слетали с уст незнакомца — волшебные, искусительные.

— Напомните, — попросил Фарук аль Хамид, улыбаясь от всего усталого, истосковавшегося сердца, — что я должен написать.


* * *


Бордо, Франция

Несколькими часами позже в одной из комнат убогой мебилирашки, зажатой между огромными винными складами на берегу Гаронны, за окраиной города Бордо, зазвонил телефон.

Единственным обитателем комнаты был бледный человечек двадцати с хвостиком лет. Сидя на краешке кушетки, дрожа всем телом, он расширенными от ужаса глазами взирал на разрывающийся от звона телефон. С реки доносились крики грузчиков, протяжные гудки с барж, и при каждом звуке юноша — звали его Жан Люк Массне — дергался, точно марионетка на ниточках. Трубку он так и не поднял.

Когда телефон наконец смолк, юноша вытащил из саквояжа блокнот и принялся торопливо царапать что то неровным почерком, пытаясь излить на бумагу что то, застрявшее в памяти, но вскоре передумал — тихо выругавшись, оторвал листок и, смяв, запустил его в мусорную корзину. Содрогаясь от ужаса и отвращения к себе, он швырнул блокнот на столик, решив, что единственный выход для него — это удрать, сбежать. Схватив саквояж, он бросился к двери.

Стук послышался, не успел еще юноша отворить. Взгляд Жан Люка следовал за легким покачиванием ручки. Так мышка следит за трепещущим язычком змеи.

— Жан Люк, ты там? — Негромкий голос явно принадлежал уроженцу южной Франции, и владелец его стоял за дверью. — Это капитан Боннар. Почему ты не взял трубку? Впусти меня!

При звуках этого голоса Жан Люк вздрогнул от облегчения и попытался сглотнуть, но в горле у него пересохло, точно в пустыне. Трясущимися пальцами он отпер и распахнул дверь.

— Bonjour, топ Capitaine. Как вы... — начал юноша, но осекся, прерванный повелительным жестом стоящего на пороге человека в униформе элитного подразделения французских воздушных десантников. Прежде чем переступить порог и обратиться к застывшему в распахнутых дверях Жан Люку, капитан Боннар обшарил тревожным взглядом обшарпанную комнатушку.

— Жан Люк, если ты действительно так перепуган, как это кажется, — сухо заметил он, — я бы предложил тебе закрыть дверь.

Физиономия капитана была совершенно квадратная, светлые волосы — коротко стрижены, как полагается военному. Взгляд его был ясен и суров, а осанка внушала уверенность, которой перепуганный Жан Люк просто упивался.

Пепельно бледное лицо юноши мучительно порозовело.

— П... простите, капитан. — Он захлопнул дверь.

— Попробую. В чем дело? Ты заявил, что едешь в отпуск... в Аркашон, так? Тогда что ты делаешь здесь?

— П прячусь, сударь. Какие то люди искали меня в гостинице. Непростые люди. Они знали, как меня зовут, где я живу в Париже... все. — Он сбился и сглотнул. — Один из них угрожал портье пистолетом... Я все подслушал! Откуда они знали, что я там буду? Они меня чуть ли не убить собирались, а я даже не знаю — за что? Так что я выскочил на улицу, сел в машину и удрал. Я сидел в укромном месте, слушал радио и как раз думал, как бы мне вернуться за багажом, когда услышал про эту ужасную трагедию в институте. Что... что доктор Шамбор чуть ли не мертв. Вам об этом ничего не известно? Его нашли?

Капитан Боннар печально покачал головой:

— Известно, что тем вечером он работал в своей лаборатории допоздна, и с тех пор его никто не видел. Но следователи понимают, что на разбор завала уйдет самое малое неделя. Сегодня нашли еще два тела.

— Какой ужас! Бедный доктор Шамбор! Он был ко мне так добр. Всегда говорил, что я себя извожу. Я не хотел брать отпуск, но он сумел меня убедить.

Капитан со вздохом кивнул снова:

— Ты продолжай. Объясни, что, как тебе кажется, нужно было тем людям.

Лаборант утер набежавшие слезы.

— Конечно, когда я услышал про институт и доктора Шамбора... тогда все стало понятно. И я опять удрал. И не останавливался, пока не нашел вот эту мебилирашку. Здесь меня никто не знает, и место нелюдное.

— Je comprends 2. Тут то ты мне и позвонил.

— Oui. Я не знал, что еще делать.

Капитан недоуменно покачал головой:

— Тебя преследуют, потому что Эмиль Шамбор погиб при взрыве? Почему? Это какая то бессмыслица... или ты хочешь сказать, что это не случайность?

Жан Люк закивал:

— Я ничего собой не представляю, но я был ассистентом великого Эмиля Шамбора! Мне кажется, это его решили взорвать.

— Но, господи помилуй, зачем? Кому могло понадобиться его убивать?

— Не знаю кому, капитан, но это произошло из за молекулярного компьютера. Когда я уезжал, он был на девяносто девять процентов уверен, что создал действующую модель. Но вы же его знаете — он такой скрытный. Он не хотел, чтобы даже слух об этом просочился, покуда машина не заработает. Вы же понимаете, насколько важно подобное открытие? Уйма народу готова была бы убить и его, и меня, и кого угодно, чтобы наложить лапы на ДНК компьютер.

Капитан Боннар поморщился:

— Мы не нашли никаких следов устройства... но там груда обломков высотой с Монблан. Ты уверен?

Лаборант кивнул:

— Bien sur 3.Я все время был с ним. Конечно, я мало что понимал в его теории, но... — Юноша вновь оцепенел, скованный ужасом. — Его компьютер уничтожен? Вы не нашли его заметок? Доказательств?

— От корпуса остались одни руины, а в центральном институтском компьютере пусто.

— Само собой. Доктор Шамбор волновался, что к мейнфрейму слишком легко получить доступ, что его могут взломать. Поэтому все данные он заносил в журнал, а тот запирал в сейфе. Весь проект хранился в этом сейфе!

Боннар застонал:

— Значит, повторить его достижение мы не сможем.

— Не обязательно, — осторожно возразил Жан Люк.

— Что? — Капитан нахмурился. — Что ты хочешь сказать?

— Что мы сможем повторить его работу. Построить ДНК компьютер без него. — Жан Люк заколебался, явно сражаясь с собственными страхами. — Наверное, поэтому те люди явились за мной в Аркашон.

Боннар уставился на него.

— У тебя есть копия его журнала?

— Нет, мои собственные заметки. Они, конечно, не так полны. Я понимал не все, что он делал, и он запретил и мне, и тому чудаку американцу делать собственные записи. Но я потихоньку сделал копии всех журналов, по памяти, вплоть до конца прошлой недели — я тогда ушел в отпуск. Разумеется, журнал профессора был бы гораздо полнее и понятнее, но, думаю, другой специалист в той же области сможет повторить работу профессора или даже улучшить ее.

— Твои заметки! — возбужденно повторил Боннар. — Ты взял их с собой в отпуск? Они при тебе?

— Да, сударь. — Жан Люк похлопал саквояж по пухлому боку. — Я не выпускаю их из виду.

— Тогда нам нельзя мешкать. Они могли проследить твой путь. В любую минуту они могут ворваться сюда. — Десантник шагнул к окну, выглянул на темную улицу. — Подойди ка. Ты не видишь там тех людей? Или похожих? Мы должны быть уверены, чтобы знать: выходить нам через парадное или черным ходом.

Жан Люк шагнул к распахнутому окну, послушно вглядываясь в освещенный неяркими фонарями пейзаж внизу. Трое входили в пивную на берегу, двое — выходили. С полдюжины грузчиков выкатывали одну за другой тяжелые винные бочки со склада и взгромождали их в открытый кузов грузовика. На тротуаре сидел бездомный и клевал носом.

— Нет, сударь, — сознался Жан Люк, оглядев каждого. — Их я не вижу.

Капитан Боннар довольно хмыкнул.

— Воп. Тогда поторопимся, прежде чем они двинутся по твоему следу. Хватай чемодан. Мой джип за углом. Пошли.

— Merci!   Жан Люк обернулся, подхватил саквояж и шагнул к двери. Но стоило ему повернуться к десантнику спиной, как Боннар, одной рукой подхватив подушку с кушетки, другой вытащил из кобуры на поясе пистолет — «ле франсэз милитер» с навинченным глушителем. Пистолет был очень старый — эту модель сняли с производства в конце пятидесятых. Серийный номер кто то тщательно спилил. Предохранителя не было вовсе, так что тому, кто предпочитал «милитер» другому оружию, приходилось быть осторожным. Боннару нравилось ощущение легкого риска, а справиться даже с таким пистолетом для него не составляло труда.

— Жан Люк! — бросил он в спину Массне.

Лаборант обернулся. Лицо его сияло от облегчения и радости, и, даже увидев пистолет и подушку, он удивился _ но не понял — и только вскинул руку в недоумении.

— Капитан?

— Прости, сынок, — прошептал Боннар. — Но мне нужны эти записки.

Прежде чем Массне успел заговорить или шевельнуться капитан Дариус Боннар прижал подушку к его темени, а другой рукой прижал дуло к виску юноши и спустил курок. Послышался хлопок. Подушка дрогнула, забрызганная кровью, мозгом и осколками кости. Пуля пробила ткань и глубоко ушла в штукатурку.

Придерживая подушку, чтобы не залить пол кровью, капитан Боннар уложил тело на кушетку, придав ему расслабленную позу. Потом он отвинтил глушитель и засунул в карман. Пистолет он вложил в мертвые, но еще гибкие пальцы Жан Люка, подвинул подушку, примерился и рукой лаборанта нажал на спуск. В тесной комнате выстрел прозвучал оглушительно громко, хотя Боннар знал, чего ожидать.

Место было, конечно, не самое фешенебельное, но даже здесь стрельба привлечет внимание. Времени оставалось немного. Боннар проверил, как лежит подушка. Но выстрел был произведен почти идеально — вторая пуля попала почти точно в отверстие, оставленное первой. А пороховые ожоги на руке Жан Люка убедят судмедэкспертов, что юноша, потрясенный смертью любимого научного руководителя, покончил с собой.

Со стола капитан взял только блокнот. Вмятинки на верхнем листе подсказывали, что предыдущий лист тоже был использован, и недавно. Смятый листок Боннар вытащил из мусорной корзины и, не тратя времени на чтение, засунул вместе с блокнотом во внутренний карман. Заглянул под кровать, под все остальные предметы скудной меблировки. Первую пулю выковырнул из штукатурки и задвинул отверстие исцарапанным от старости бюро.

Когда он подхватил саквояж несчастного Жан Люка, вдалеке уже раздавалось завывание сирен. Десантник прислушался; сердце его бешено колотилось, подстегнутое адреналином. Oui. Они едут сюда. С обычным хладнокровием Боннар заставил себя в последний раз окинуть комнату взглядом, довольно кивнул — ничто не упущено — и открыл дверь. Когда спина капитана Боннара скрылась за поворотом лестницы, перед мебилирашкой уже останавливались, визжа тормозами, полицейские машины.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Похожие:

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Ладлэм, Гейл Линдс Дом Люцифера
Перу. Казалось, ничто не спасет человечество от рукотворного Армагеддона, но на пути мафии в белых халатах и правительственных мундирах...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Ладлэм Дорога в Омаху Маккензи Хаукинз 02 ocr денис htpp://mysuli aldebaran ru
Роберта Ладлэма «Дорога в Омаху», повествующего об удивительных приключениях генерала Маккензи Хаукинза и его друга Сэма Дивероу,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«Роберт Ладлэм. Близнецы соперники»: эксмо; Москва; 2002 isbn 5 04 009884 7
Чтобы не допустить этого, монахи готовы пожертвовать собой, но в смертельную охоту за ларцом втягиваются все новые и новые силы....

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconУчебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов, А. Ю. Кравцова
Информационные и коммуникационные технологии в образовании: учебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconГлейзер Г. Д., Роберт И. В
Глейзер Г. Д., Роберт И. В. Концепция научно-исследовательских, опытно-конструкторских и экспериментальных работ Института информатизации...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Кийосаки Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу?
«Прочтя книгу, все что я увидел и прочувствовал в своей рабочей жизни, откликнулось – наконец то! Роберт дал мне надежду и пробудил...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу?»: Колибри; Киев; 2001 Роберт Кийосаки
«Прочтя книгу, все что я увидел и прочувствовал в своей рабочей жизни, откликнулось – наконец то! Роберт дал мне надежду и пробудил...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconПрограмма курса «Еврейская литература»
Составители: У. Гершович, к фил н. М. М. Каспина, д-р З. Копельман, А. В. Лисицына, д-р. В. Чернин, А. С. Вайсман, С. А. Парижский,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Роберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Посвящается Джейн и моей матери
Я благодарю Майкла Биберстайна за исправление моих погрешностей в немецком и Анну Нобре де Гужман за проверку португальских реалий....

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«синяя птица» 1974 Г. Роберт и михаил болотные
Метерлинка. Впервые постановка состоялась в России еще много лет назад под руководством знаменитого режиссера Константина Ста­ниславского....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница