Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский




НазваниеРоберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский
страница4/45
Дата конвертации31.12.2012
Размер6.3 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Глава 4


Капитан Дариус Боннар сошел с утреннего экспресса «Бордо Париж» на вокзале Аустерлиц третьим. Он проталкивался сквозь толпы прибывающих и отбывающих парижан, провинциалов и туристов с таким видом, словно не замечал их вовсе, хотя на самом деле капитан бдительно вглядывался, нет ли признаков слежки. Слишком многие, равно друзья и враги, попытались бы остановить его, разведав, чем занят уважаемый капитан.

Он сосредоточенно проталкивался к выходу — жилистый, энергичный блондин в безупречном офицерском мундире. Всю сознательную жизнь он провел, служа Франции, а нынешнее задание было, вероятно, самым важным в величественной истории его страны. И уж совершенно точно — самым важным в карьере Боннара. И самым опасным.

По дороге он вытащил из кармана мобильник и, набрав номер, бросил в трубку только два слова: «Я здесь». Потом набрал другой номер и повторил ту же короткую фразу.

Выйдя на улицу, он прошел мимо длинной очереди такси, отклонил предложения четырех частников с лицензиями и без, чтобы нырнуть в притормозившую на миг у тротуара машину.

— Салаам алаке куум,   прохрипел голос с заднего сиденья.

— Ла баас хамдилила,   ответил, как велит традиция, капитан Боннар, усаживаясь рядом с говорившим и захлопывая дверцу под дружные проклятия взбешенных столь явным нарушением таксистского этикета шоферов.

Машина тронулась с места, направляясь узкими проулками в юго западные районы города.

Капитан Боннар обернулся к своему спутнику. В машине было темновато, но солнечные лучики высвечивали порой зеленовато карие глаза под тяжелыми смоляно черными веками — почти единственную часть лица, не скрытую просторными белыми одеждами и отороченной золотом куфией бедуина. Боннар знал, что его собеседника зовут Абу Ауда и родом он из племени фулани, что обитает в сахеле, на южных окраинах Сахары, где между зловещей пустыней и джунглями тянется полоса саванн. Судя по цвету глаз, в родословной Абу Ауды можно было встретить синеглазых берберов или древних вандалов.

— Принес? — спросил фулани по арабски.

— Наам, — кивнул француз. Расстегнув мундир, а за ним и форменную рубашку, он извлек на свет божий кожаный бумажник на «молнии», размером со стандартный конверт. Взгляд Абу Ауды следовал за каждым движением капитана.

— Помощник Шамбора мертв, — проговорил Боннар, передавая бумажник ему. — А что американец, Зеллербах?

— Мы не нашли никаких заметок, как и ожидалось, — ответил Абу Ауда, — хотя искали со всем тщанием.

Взгляд его странных глаз буравил Боннара, точно пытаясь добраться до самого сердца француза. Эти глаза не доверяли никому, даже Аллаху, которому Абу Ауда молился пять раз в день. Фулани мог верить в Бога, но верить Богу не стал бы. Но капитан Боннар под этим пристальным осмотром нимало не изменился в лице, и Абу Ауда перевел наконец взгляд на бумажник. Фулани ощупал кожаный футлярчик длинными, иссеченными сеткой шрамов пальцами и одним движением скрыл среди своих длинных одеяний.

— Он свяжется с вами, — проговорил Абу Ауда внушительно и ровно.

— Нет нужды, — отозвался Боннар, мотнув головой. — Я с ним сам скоро увижусь. Остановите такси.

Бедуин повторил приказ, и машина подкатила к поребрику. Стоило Боннару захлопнуть за собой дверцу, как такси тут же затерялось в потоке машин.

Зайдя за угол, капитан снова вытащил мобильник.

— Проследили?

— Оui. Без проблем.

Через пару секунд на углу затормозил массивный, дорогой «ситроен» с затемненными стеклами. Капитан вошел в микроавтобус через заднюю дверь. Машина развернулась и двинулась прочь. Прежде чем встретиться с хозяином Абу Ауды, капитану Боннару предстояло еще сделать несколько звонков из своего кабинета.


* * *


Когда Джон Смит пришел в себя — на лестнице в госпитале Помпиду, — перед его внутренним взором висело, не желая уходить, глумливо ухмыляющееся лицо. Смуглая кожа, пышные черные усы, карие глаза и торжествующая усмешка, тающая в воздухе, точно улыбка Чеширского кота. Но глаза... Джон попытался сосредоточиться на этих глазах, а они улетали вслед ухмылке вниз по лестнице и таяли, таяли... Голоса бормотали что то — по французски?Да. По французски. Какого черта он....

...вы в порядке? Мсье?

— Как вы?

— Кто на вас напал? Почему он...

— Разойдитесь, болваны! Не видите — человек без сознания? Пустите, я осмотрю...

Смит открыл глаза. Перед глазами был серый оштукатуренный потолок — Джон валялся на бетонных ступеньках — и кольцо озабоченно склонившихся к нему голов: медсестры, присевший рядом на корточки врач, жандарм, охранники в униформе — целая толпа.

— Черт!

Джон попытался сесть, и голову тут же повело от боли.

— Мсье, вам надо лежать! Вы получили сильный удар по голове. Как вы себя чувствуете?

Уложить себя Джон не позволил, а врачу разрешил только посветить фонариком в зрачки, да и то безо всякой охоты.

— Прекрасно. Просто прекрасно.

Тут он соврал. По голове кто то словно молотил кувалдой.

И тут Смит вспомнил.

— Где он? — вскрикнул Джон, отталкивая фонарик и железной хваткой вцепившись в запястье врача. Он беспомощно оглянулся. — Араб санитар. Где он? Унего автомат. Он...

— Оружие было не у него одного. — Жандарм поднял двумя пальцами смитовский «зиг зауэр», глядя на агента с таким подозрением, что Смит понял — еще чуть чуть, и его самого арестуют. — Это вы купили в Париже? — поинтересовался страж порядка. — Или, быть может, провезли контрабандой?

Смит похлопал себя по карманам. Внутренний карман был пуст — значит, удостоверение личности у него уже отобрали.

— Моя карточка у вас? — Жандарм кивнул. — Тогда вы знаете, что я — полковник американской армии. Вытащите удостоверение из кармашка, под ним лежит особое разрешение на провоз и ношение оружия.

Покуда полицейский проверял документы, медики косились на Смита весьма подозрительно, но наконец жандарм солидно кивнул и отдал карточку законному владельцу.

— И мой «зиг зауэр» тоже, s'il vous plait.

Охранник вернул ему оружие.

— А теперь насчет «санитара» с автоматом. Кто он такой?

Врач повернулся к охраннику:

— Это сделал наш санитар?!

— Должно быть, Фарук аль Хамид, — предположил охранник. — Это его отделение.

— Это не Фарук, — возразил второй. — Я его видел мельком. Совсем не похож.

— А кто же еще? Отделение то его.

— Я знаю Фарука! — вмешалась одна из медсестер. — Этот тип был куда выше.

— Пока они тут загадки решают, — объявил врач, — я, пожалуй, закончу осмотр. Еще минутку.

Он посветил Смиту сначала в один глаз, потом в другой.

— Я в полном порядке, — повторил Джон, пытаясь сдержать раздражение. Это была уже не такая наглая ложь — в голове прояснилось, и немного унялась боль.

— Голова кружится? — Врач убрал фонарик и присел на корточки.

— Ни капельки. Чистая правда.

Врач пожал плечами и встал.

— Вы, как я понимаю, сами медик, что такое травма головы, знаете. Но у вас, я вижу, голова пустая. — Он хмуро покосился на своего пациента. — Явно торопитесь отсюда убраться. Что ж, неволить не могу. Во всяком случае, реакция зрачков на свет симметричная, выраженная, мышление хотя бы номинально ясное, так что могу лишь посоветовать вам избегать дальнейших ударов по голове. Если станет хуже или начнутся обмороки — немедленно в больницу. Не мне вам объяснять, чем грозит сотрясение мозга. Вы его вполне могли заработать.

— Да, доктор, спасибо. — Джон кое как поднялся на ноги. — Весьма благодарен за заботу. — Реплику насчет «пустой головы» он решил оставить без внимания. — Где я могу найти начальника охраны?

— Я вас отведу, — отозвался один из охранников.

Он провел Смита по все той же пожарной лестнице в штаб охраны здания — несколько комнат, набитых новейшими компьютерами и мониторами камер наблюдения.

Кабинет начальника охраны выходил окнами на автостоянку. На стене Смит заметил несколько фотографий в рамках — личных. Одна привлекла его внимание. Это был черно белый снимок — пятеро изможденных, с ввалившимися глазами солдат сидят на ящиках из под патронов, дерзко глядя в камеру. За их спинами виднелись джунгли. Джон не сразу понял, что это Дьенбьенфу, где в 1954 году кровавой, унизительной осадой окончилось многолетнее владычество Франции над Индокитаем.

— Шеф, этот тот парень, что пытался остановить вооруженного санитара, — объяснил охранник.

— Джон Смит, подполковник армии США.

Смит протянул руку, но начальник охраны не принял ее и даже не встал из за чистенького, нового стола.

— Пьер Жирар. Садитесь, подполковник.

Жирар подбородком указал на стул. Невысокий и кряжистый, начальник охраны госпиталя больше напоминал опытного сыщика из отдела уголовных расследований Сюртэ, чем наемного волкодава. Да и одет он был под стать — серый костюм заляпан пятнами, галстук развязан.

— Санитар, или кем бы еще ни был этот человек, — а личность его, как я понимаю, не установлена, — пояснил Смит, — явился в палату интенсивной терапии, чтобы убить Мартина Зеллербаха.

— Это не был санитар, как мне сообщили? — Жирар покосился на охранника.

— В этой палате санитаром работал Фарук аль Хамид, — объяснил тот, — но свидетели утверждают, что это был не он.

Начальник охраны потянулся за телефонной трубкой.

— Отдел кадров. — Покуда тянулась пауза, лицо Жирара оставалось бесстрастным — без сомнения, бывший следователь, привычный к бюрократическим проволочкам. — Санитар по имени Фарук аль Хамид, работает у нас в.... да, в ПИТ. Да? Ясно. Спасибо. — Он бросил трубку и обернулся к Смиту: — Этот Фарук прислал записку — дескать, болен, а за него отработает кузен. Тот записку и принес. Видимо, это и был наш рослый санитар с автоматом.

— Который, — закончил за него Смит, — вовсе не санитар и, возможно, вообще не алжирец.

— Маскировка. — Жирар кивнул. — Возможно. Могу я поинтересоваться, зачем кому то убивать мистера Зеллербаха? — Немецкую фамилию начальник охраны, по обыкновению французов, жутко переврал.

— Доктора Зеллербаха. Он программист. В ночь взрыва он работал вместе с доктором Эмилем Шамбором в Пастеровском.

— Смерть Шамбора — это большая трагедия. — Жирар примолк. — Тогда, возможно, ваш доктор Зеллербах увидел или услышал там нечто важное. Вероятно, преступники теперь пытаются заставить доктора Зеллербаха замолчать навечно.

Это было типичное умозаключение полицейского. Смит решил не разглашать секретных сведений.

— Я бы сказал, что это весьма возможно.

— Я сообщу об этом полиции.

— Буду признателен, если вы или полиция удвоите его охрану — в ПИТ или там, куда его переведут.

— Я свяжусь с Сюртэ.

— Хорошо. — Джон поднялся на ноги. — Благодарю вас. Я опаздываю на встречу, боюсь, мне придется вас покинуть.

Не совсем правда, но близко к тому.

— Пожалуйста. Но, полагаю, полиция через какое то время захочет с вами поговорить.

Смит оставил Жирару название отеля, в котором поселился, и номер. По пути он снова заглянул в ПИТ, посидел с Марти еще немного, вглядываясь в пухлую физиономию друга. Спящий Мартин выглядел таким беззащитным, что у Джона перехватило дыхание.

В конце концов он встал и, напоследок еще раз пожав Марти руку и шепотом пообещав скоро вернуться, покинул его. Но выходить на улицу он пока не стал, а вышел снова на пожарную лестницу, внимательно оглядев площадку на случай, если убийца обронил что нибудь в спешке Но обнаружить ему удалось только кровавое пятно на столбике ограждения — доказательство того, что он все же ранил преступника. Это может быть важно, если их пути пересекутся вновь.

Джон вытащил мобильник и, запустив блок шифрования, набрал номер.

— Кто то только что пытался убить Марти в больнице, — бросил он в трубку.

— Известно, кто? — пророкотал из за океана голос главы «Прикрытия 1», Фреда Клейна.

— Профессионалы. У них был неплохой план. Убийца замаскировался под санитара. Не окажись меня в палате, он бы сделал свое дело.

— Охранники его взяли?

— Нет. Может, теперь Сюртэ зашевелится, — ответил Джон.

— Лучше того — я сам поговорю с французами. Пусть поставят своих спецназовцев охранять Зеллербаха.

— Это мне нравится. Но тут есть еще кое что. У того парня был мини автомат. Он прятал его под сложенными простынями.

На другом конце линии воцарилось молчание. Клейн не хуже самого Смита понимал, насколько это меняет картину. То, что казалось банальной попыткой убийства, оборачивалось преступлением куда более сложным.

— И что бы это значило, подполковник? — поинтересовался Клейн, вновь обретая голос.

Смит был уверен, что босс и так знает, о чем думает его агент, но на вопрос ответил:

— У него была возможность прикончить Марти с порога. И мое присутствие его бы не остановило. Думаю, по плану он должен был поработать ножом или удавкой — тихо, чтобы не привлечь внимания. Автомат — это на крайний случай.

— И?..

— Значит, убийца соображал — если он откроет огонь и прикончит нас, ему самому будет куда труднее выбраться из госпиталя. Надо понимать так: он не мог рисковать тем, что его возьмут, живым или мертвым. Это, в свою очередь, подразумевает, что взрыв в Пастеровском — не месть обезумевшего после увольнения лаборанта, а часть тщательно проработанного плана, который осуществляют идейные преступники, готовые пойти на все, чтобы не быть раскрытыми.

Клейн примолк снова.

— То есть, по твоему, становится ясно, что мишенью был именно доктор Шамбор. И Марти — потому что работал с Шамбором.

— Никто пока не взял на себя ответственности за взрыв?

— Пока нет.

— И не возьмут, — предрек Смит.

Клейн невесело хохотнул:

— Я всегда думал, что ты зря гробишь свой талант в медицине, Джон. Ладно. Мы то с тобой одного мнения, но остальные пока делают хорошие мины, надеются, что смерть Шамбора при взрыве была лишь случайностью. — В трубке послышался вздох. — Но это уже моя работа. А твоя — копать глубже. Найди мне его заметки и прототип, который разработал Шамбор. — Голос Клейна посуровел. — Не удастся захватить — уничтожь. Это приказ. Мы не можем рисковать тем, что такая мощь окажется в недобрых руках.

— Понимаю.

— Как дела у Зеллербаха? Как его состояние?

Джон доложил об изменениях.

— Это неплохо, но гарантии полного выздоровления пока нет.

— Будем надеяться.

— Если он что то знал или вел заметки, он мог сохранять данные на своем домашнем мейнфрейме, в Вашингтоне. Пошлите туда эксперта программиста из «Прикрытия 1».

— Уже. Он едва смог пробраться в систему, а когда вошел — ничего. Если Зеллербах и вел заметки, то, по примеру Шамбора, в компьютер ничего не заносил.

— Ну, это была лишь идея.

— И то хлеб. Что дальше?

— Отправлюсь в Пастеровский. Есть там один биохимик американец, мы с ним раньше работали вместе. Посмотрим, что он мне расскажет о Шамборе.

— Будь осторожен. Помни, официально ты не участвуешь в расследовании. «Прикрытия 1» не существует в природе.

— Сугубо дружеская встреча, и ничего более, — успокоил шефа Смит.

— Ладно. И еще одно... Обязательно переговори с генералом Карлосом Хенце, командующим силами НАТО в Европе. Он американец; единственный, кто знает, какое у тебя задание. Правда, он думает, что ты работаешь на армейскую разведку. Президент лично звонил ему, чтобы предупредить. Люди Хенце тоже работают над делом, и он сообщит тебе все, что ему удалось разузнать. Обо мне или «Прикрытии 1» ему, само собой, ничего не известно. Запомни: пансион «Сезанн», ровно в два часа пополудни. Спроси мсье Вернера. Пароль — Локи.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Похожие:

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Ладлэм, Гейл Линдс Дом Люцифера
Перу. Казалось, ничто не спасет человечество от рукотворного Армагеддона, но на пути мафии в белых халатах и правительственных мундирах...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Ладлэм Дорога в Омаху Маккензи Хаукинз 02 ocr денис htpp://mysuli aldebaran ru
Роберта Ладлэма «Дорога в Омаху», повествующего об удивительных приключениях генерала Маккензи Хаукинза и его друга Сэма Дивероу,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«Роберт Ладлэм. Близнецы соперники»: эксмо; Москва; 2002 isbn 5 04 009884 7
Чтобы не допустить этого, монахи готовы пожертвовать собой, но в смертельную охоту за ларцом втягиваются все новые и новые силы....

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconУчебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов, А. Ю. Кравцова
Информационные и коммуникационные технологии в образовании: учебно-методическое пособие / И. В. Роберт, С. В. Панюкова, А. А. Кузнецов,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconГлейзер Г. Д., Роберт И. В
Глейзер Г. Д., Роберт И. В. Концепция научно-исследовательских, опытно-конструкторских и экспериментальных работ Института информатизации...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Кийосаки Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу?
«Прочтя книгу, все что я увидел и прочувствовал в своей рабочей жизни, откликнулось – наконец то! Роберт дал мне надежду и пробудил...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу?»: Колибри; Киев; 2001 Роберт Кийосаки
«Прочтя книгу, все что я увидел и прочувствовал в своей рабочей жизни, откликнулось – наконец то! Роберт дал мне надежду и пробудил...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconПрограмма курса «Еврейская литература»
Составители: У. Гершович, к фил н. М. М. Каспина, д-р З. Копельман, А. В. Лисицына, д-р. В. Чернин, А. С. Вайсман, С. А. Парижский,...

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский iconРоберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Роберт Уилсон Смерть в Лиссабоне Посвящается Джейн и моей матери
Я благодарю Майкла Биберстайна за исправление моих погрешностей в немецком и Анну Нобре де Гужман за проверку португальских реалий....

Роберт Ладлэм, Гейл Линдс Парижский icon«синяя птица» 1974 Г. Роберт и михаил болотные
Метерлинка. Впервые постановка состоялась в России еще много лет назад под руководством знаменитого режиссера Константина Ста­ниславского....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница