Книга о родине




НазваниеКнига о родине
страница1/28
Дата конвертации08.01.2013
Размер4.17 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Ирина Сандомирская

КНИГА О РОДИНЕ

Опыт анализа дискурсивных практик


WIENER SLAWISTISCHER ALMANACH

SONDERBAND 50

WIEN 2001

WIENER SLAWISTISCHER ALMANACH LINGUISTISCHE REIHE

HERAUSGEGEBEN VON TILMANN REUTHER SONDERBAND 50, WIEN 2001

REDAKTION UND ANFERTIGUNG DER DRUCKVORLAGE

Wolfgang Weitlaner

REDAKTIONSADRESSE

Institut für Slavische Philologie, Universität München Geschwister-Scholl-Platz l, D-80539 München Tel. +49/89/2180 2373, Fax +49/89/2180 6263

EIGENTÜMER UND VERLEGER

Gesellschaft zur Förderung slawistischer Studien (Wien) Liechtensteinstraße 45 A/10, А-1090 Wien Tel/Fax+43/1/31070 08

DRUCK

B. Zeuner, Buch- und Offsetdruck Peter-Müller Str. 43 D-80997 München

FINANZIELLE UNTERSTÜTZUNG

Die vorliegende Publikation wurde unterstützt und finanziert durch den Schwedischen Forschungsrat für Geistes- und Gesellschaftswissenschaften (HSFR) sowie Södertörns högskola, Schweden.

© Gesellschaft zur Förderung slawistischer Studien Alle Rechte vorbehalten.

Umschlag: Olga Chemysheva, „[Luk] at this!", 1997

ISSN 0258-6819 ISBN

Моей Родине, Маше и Кате.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ............................................................................................7

Введение: Идеологическая конструкция как идиома культуры .................. 13

Фигуративность и репрезентация идеологии [15] Признаки идиоматичности в идеологической конструкции [22] Цитирование и работа деятеля культуры [25] Belonging: культурно-языковое конструирование близости [29] Фразеология как след порядка культуры [34] Фразеология и критика языка [38]

Часть первая

Деконструкция Родины: фразеология как ключ к восстановлению нарратива ..47

Глава первая: Рассказы о Родине ...............................................................53

Любовь к родине [53] Долг перед Родиной [72] Величие Родины [98]

Глава вторая: „Наивное письмо" и „наивная" Родина .......................... 115

Перекати-поле [122] Сыновья Родины [126] Защитник Родины [131] Семья народов [134] Военная мощь Родины [136]

Часть вторая

Археология Родины: герменевтика „испорченного телефона" ................. 145

Глава третья: К археологии политического воображения..................... 157

Архитектура доктрины Отечества [163] Отечество как светская церковь [168] Алтарь Отечества и материнское жертвоприношение [175] История как Апокалипсис [177] Родное слово как политическая икона [184]

Глава четвертая: Технология Родины ..................................................... 189

Поэтическое / Политическое [189] Словарь как герменевтический институт [203] Цензура как герменевтический институт [212] Герменевтический климат эпохи [220]

Заключение

Регенерация Родины ................................................................................229

Примечания .............................................................................................249

Summary and Acknowledgments ...............................................................277

ПРЕДИСЛОВИЕ


Все: Ура!

Н. Кукольник

„Рука Всевышнего Отечество спасла", финал исторической драмы

Эта книга начиналась несколько раз и возникла из попытки создать словарные дефиниции для существительных Родина, Отечество, Отчизна, родина, отечество и отчизна. Семантический, прагматический и культурологический комментарий к этим статьям читатель теперь держит в руках, сам же словарь так и остался ненаписанным.

Этот комментарий вылился в анализ Родины как фигуры отечественной коммунальной автомифологии. Фразеология Родины - это фрагмент публичного языка и корпус дискурсивных практик. Мы рассматриваем свой объект в двух аспектах: синхронически, деконструируя Родину как дискурсивную машину, и диахронически, в плане культурной археологии ее фразеологии.

Дискурс о Родине, ее мифологемы и сакральные символы, ее ритуалы и культовые практики - это прямой результат того, что Вальтер Беньямин в 1934 году назвал „эстетизацией политики". Родина представляет собой идеал красивого и любимого сообщества - в отличие от идеала сообщества прозрачного и рационального, которым является гражданское общество. Демократия подразумевает порядок иерархических организаций, который обеспечивается скучными, протокольно расписанными бюрократическими операциями строго дифференцированных специалистов - парламентариев, присяжных заседателей, чиновников и пр. Драматизация, эстетизация демократического сообщества достигается в масс-медиа, которые способны выполнять свою роль всеобщего медиатора только при условии превращения докучной бюрократической процедуры в масс-культурный аттракцион. Наоборот, Родина - это гражданская религия, секуляризованный алтарь власти. Она не нуждается в эстетизирующей медиации, поскольку заключает момент драматического переживания в самой себе, в поэтическом мифе собственной конструкции и в поэтической красоте своей политической фразеологии.

Рассматривая Родину как продукт коллективного воображения, мы заметно расширяем границы того, что называют политическим языком. Мы не сводим последний лишь к языку господствующей политической партии

8

и ее органов принуждения. Мы видим признаки политического и в языке обыденного общения, в культуре повседневности. Родина гораздо глубже внедрена в коллективное тело своего субъекта, чем думают те, кто считают ее не более чем лозунгом. Смерть за Родину - это серьезное решение, жест сознательного экзистенциального выбора. Отрицать субъектность такого жеста по меньшей мере легкомысленно. Тем более важно понять поэзис Родины и содержащийся в Родине момент обольщения ее возвышенной красотой, момент работы воображения (а не, скажем, юридической нормы), момент обострения чувства причастности к переживанию коллективного идеологизированного тела, момент любви и желания.

Родина не случайно предстает в этой книге в бессвязных, отрывочных, незаконченных фразах. Политическая муза лепечет, подобно музе поэзии. Загадочно поэтическое Неизреченное, но не менее таинственно и политическое Невнятное. Неизреченное пародируется, травестируется Невнятным. Объект такой речи заведомо абсурден: здесь говорится то, что ясно без слов, что goes without saying. С точки зрения передачи информации, говорение о Родине абсолютно избыточно. Поэтому и дискурс о Родине весь состоит из избитых, плоских, заезженных общих мест. Это не есть язык для коммуникации и обмена идеями. В этой тусклости избитых метафор и захватанных слов живет невероятной силы мобилизующий, единящий политический потенциал. Язык Родины ничего не коммуницирует, а лишь выражает сам себя, являя нам Родину, но не аргументируя ее необходимость. Именно это построение языка как явления (иконы) Родины говорит о Родине как о сакральном источнике идентификации.

Способность языка Родины служить иконой идентификации, его мистифицированный и фасцинирующий характер находятся в остром противоречии с идеей обмена, которую воплощает в себе язык как средство коммуникации. Подобные дискурсивные образования формируются как сплошные, недоступные анализу и переводу блоки мифологизированных смыслов и никак не способствуют прозрачности на рынке символического обмена. Наоборот, они образуют плотные, непроницаемые тела, которые упорно сопротивляются интерпретации, толкованию, переводу. Это препятствия для коммуникации - стены, барьеры, железные занавесы. Их задача - создавать значимость внутри себя и отчуждать все, что циркулирует в кругообороте и обмене смыслов снаружи. Родина стремится поддерживать всеми силами миф о собственной уникальности. Сообщество людей под знаком Родины - это сообщество, которое празднует праздник собственной непереводимости.

* * *

9

Публикация этой книги стала возможной благодаря финансовой поддержке Шведского совета по исследованиям в области гуманитарных и общественных наук (HSFR). Это результат моей трехлетней работы в исследовательском проекте „Культуры в диалоге", деятельность которого поддерживается Фондом по развитию исследований Балтийского региона и Центральной Европы (Östersjöstiftelse) и Университетским колледжем Южного Стокгольма (Södertörns Högskola).

Прежде всего, мне хотелось бы выразить благодарность Ларсу Клебергу, руководителю проекта „Культуры в диалоге", за всю оказанную им поддержку, за понимание и сочувствие, которое он проявлял ко мне во время нашей совместной работы в проекте. Я надеюсь, что для Ларса, так же как и для меня самой, эта книга станет знаком долгой дружбы, которая началась много лет назад в Москве и получила продолжение в форме научного сотрудничества в Стокгольме.

Мне хотелось бы поблагодарить и других своих друзей - коллег по проекту „Культуры в диалоге": Иоанну Банкир, Уллу Биргегорд, Ларса Эрика Блюмквиста, Андерса Будегорда, Збигнева Крущинского, Кшиштофа Сталу, Нину Витошек и Санну Витт. Все вместе и каждый в отдельности они создавали чрезвычайно редкий и тем более ценный дух совместного творчества, окружая меня теплым дружеским кольцом профессиональной заинтересованности и человеческого участия. Кроме того, Ларе Эрик поделился со мной материалами из своей коллекции, часть из которых я использовала в этой книге.

Однако это исследование началось еще раньше в сотрудничестве с Вероникой Николаевной Телия (Москва) и Ежи Бартминским (Люблин) во время нашего совместного пребывания в Шведском коллегиуме по высшим исследованиям в области общественных наук (SCASSS, the Swedish Collegium for Advanced Studies in the Social Sciences, Уппсала). Чрезвычайно насыщенная интеллектуальная обстановка, созданная в Коллегиуме, а также щедрое гостеприимство, оказанное нам, создали уникальные возможности для академических занятий и дискуссий. Для меня, кроме того, общение с учеными, работавшими в Коллегиуме, оказалось первой и далеко не простой возможностью представить свою работу (которая до этого проходила в относительной географической и теоретической изоляции в Москве) на суд международного сообщества высококлассных специалистов по междисциплинарным исследованиям. Ту доброжелательную, но строгую критику, которую мне удалось получить в стенах Коллегиума, трудно переоценить. Особая благодарность - Бьорну Виттроку, Барбру Кляйн и Йорану Терборну, нашим добрым хозяевам. К несчастью, я уже не могу выразить свою признательность покойному Бу Густафссону, основа-

10

телю и почетному профессору этого института, за его внимание и дружеское отношение.

Мне хотелось бы также выразить благодарность Шведскому фонду по международному сотрудничеству в области научных исследований и высшего образования (STINT, Stiftelsen for internationalisering av högre utbildning och forskning), предоставившему мне стипендию, благодаря которой я смогла посвятить год интенсивному чтению литературы и сбору материала, работая в Институте славистики Уппсальского университета. Хотелось бы от всего сердца поблагодарить Фиону Бьорлинг, Любомира Дюровича, Ларса Стеенсланда и Барбару Торнквист-Плеву из Лунда, Кристиана Гернера и Свена Густавссона из Уппсалы, Пера Арне Будина и Петера Альберга Йенсена из Стокгольма, а также всех коллег-славистов, которые делились со мной знаниями, соображениями и критическими замечаниями.

Большую роль в этой работе сыграло то, что я получила возможность воспользоваться Славистической библиотекой университета Хельсинки. Мне хотелось бы выразить сердечную благодарность заведующей библиотекой Ирине Лукка, чьи уникальные профессиональные качества, наряду с уникальными фондами библиотеки, создают возможности для чрезвычайно плодотворной работы. Моя особая благодарность и дружеские чувства адресуются Ефиму Курганову из университета Хельсинки, который поддержал меня ценными советами в отношении исторической части моего

исследования.

Как и любая работа, эта книга является продуктом многочисленных соавторств. Вторая глава написана в сотрудничестве с социальным антропологом Наталией Козловой (Москва), которой я обязана знакомством с основами современной социальной философии и интересом к исследованию практик повседневной жизни в советской культуре. Наталия невидимо присутствовала в этом исследовании на правах высокого стандарта академической компетенции и не менее высокого стандарта иронически-сочувственного отношения к миру.

Я должна отметить особо, что эта книга не появилась бы на свет без участия Вероники Николаевны Телия, моего учителя и многолетнего подателя безусловной поддержки, сочувственного понимания и бесконечно дорогой для меня дружбы. Благодаря ее „теоретическому материнству", я поняла, в чем заключается научный интерес, связанный с самой фигурой Родины, с ее языком и с той ролью, которую Родина играет в нашей жизни. Вероника Николаевна взяла на себя труд критического чтения первого варианта рукописи. Ее замечания помогли мне понять всю глубину и весь драматизм борьбы, которую русская память ведет против себя самой. Благодаря ее помощи, книга избавилась от первоначально имевшегося налета наивной прямолинейности. Мне хотелось бы, чтобы Вероника Николаевна

11

приняла эту книгу в залог любви, как сувенир на память о совместности, которая продолжается уже более пятнадцати лет.

Я хочу также выразить признательность и любовь Наташе Брагиной, Маше Ковшовой, Лене Опариной и Игорю Шаронову - коллегам, друзьям юности и зрелости, чье мнение для меня всегда было и остается показателем точности пути.

Я хочу поблагодарить своих дочерей, Машу и Катю, за терпение, понимание и разделение со мною этой долгой дороги. Маша Сандомирская, кроме того, оказала помощь в составлении библиографии.

Наконец, но далеко не в последнюю очередь, я должна отметить роль Вольфганга Вайтланера, редактора этого издания, который взял на себя нелегкую задачу внесения элегантного, полного достоинства порядка в продукт авторской противоречивой любви к Родине. Благодаря его деликатным, но настоятельным усилиям эта книга овеществилась и осуществилась.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга о родине icon1. Любовь к России, малой Родине, отчему дому, связь со своим народом
Любовь к родине проявляется не в громких словах, а в бережном отношении к тому, что тебя окружает

Книга о родине iconБиблиотека адама и допотопная литература ложка воды море для мошки
«от Адама». Тут и мнимо ученые разыскания о Библии, и россыпи необычных заглавий, легенды о библиофилах и о «знатных» опечатках и...

Книга о родине iconКнига профессора Алексея Аргуна, как мне кажется, проникнута особой любовью к адыгам и абхазам. Она заставляет читателя задуматься над судьбой рыцарей Кавказа, которые своими героическими поступками, любовью к родине и мужеством снискали всеобщее уважение
А 79 Адыгский режиссер Касей Хачегогу.— Майкоп: Адыг респ кн изд-во, 2004.— 280 с

Книга о родине iconВот уже свыше полутора столетий Бородинское поле для народов нашей страны является символом преданности Родине, символом мужества и отваги. Сорок три обелиска
Родине, символом мужества и отваги. Сорок три обелиска, воздвигнутые на «поле русской славы», говорят новым поколениям: «Гордитесь...

Книга о родине icon1. Беленький, Михаил Давыдович. Менделеев / Михаил Беленький. Москва : Молодая Гвардия, 2010. 469, [3] с., [16] л ил., портр.; 21 см. Жизнь
«любовницей» наукой. Книга рассказывает о непростых семейных отношениях Менделеева, о его истинной роли в изобретении русской водки...

Книга о родине iconЛев Пучков Ксенофоб
У вас в руках книга-размышление, книга-предостережение. Книга, которая заставляет задуматься. Книга, поднимающая одну из самых серьезных...

Книга о родине iconКнига известного не только на Родине, но и за ее пределами российского экономиста Константина Сонина «Sonin ru: Уроки экономики»
«соломоново решение»; зачем строить газопровод, если газа для него все равно нет. Познакомившись с книгой «Sonin ru», читатель откроет,...

Книга о родине iconКнига Житий Святых: Май(1881) Книга Житий Святых: Июнь (1864) *Книга Житий Святых: Июль (1845) Книга певческая (1911) Книга правил святых апостол, святых соборов…(1839) Кормчая: в 2 ч. (1787) Кормчая (1810) *Магницкий (См. «Арифметика»
Ефрем Сирин и авва Дорофей. Поучения (1652) *Жития Святых (См. «Книга Житий Святых»)

Книга о родине iconКнига вторая Лес Родине! Глава Даешь дорогу! Опытно-показательный… в конце сороковых годов прошлого века разведка и учет природных ресурсов в силу своего размаха и детальности стали своеобразной «инвентаризацией»
«Башлес». Комбинат был предприятием союзного подчинения: впоследствии, после реорганизаций, он стал именоваться по «Башлеспром»....

Книга о родине iconЛ. В. Кокуева «Воспитание любви к малой Родине» осень, зима, весна. Ярославль, 2002г Л. В. Кокуева «Патриотическое воспитание детей дошкольного возраста»
Л. В. Кокуева «Воспитание любви к малой Родине» осень, зима, весна. Ярославль, 2002г


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница