Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г




НазваниеИнформационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г
страница5/50
Дата конвертации08.01.2013
Размер5.47 Mb.
ТипИнформационный бюллетень
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Концепции национальной безопасности

европейских государств


Основным документом Великобритании в сфере обеспечения национальной безопасности является Стратегия национальной безопасности (2008 г.). Это масштабный программный документ, охватывающий весь спектр угроз безопасности в современном мире: изменение климата, бедность, стихийные бедствия, терроризм, кибератаки.

Новая доктрина основывается не на старой концепции «гражданской обороны» времен «холодной войны», а на новой схеме, которая сочетает готовность специальных служб к чрезвычайным ситуациям с участием рядовых граждан. Стратегия предусматривает, что граждане должны уметь одинаково эффективно отвечать на целый спектр потенциальных угроз – от природных бедствий до терактов.

Британская Стратегия национальной безопасности предполагает создание «национального реестра потенциальных рисков», который будет обнародован и доступен всему населению страны. Кроме того, этим документом санкционировано увеличение численности сотрудников сил безопасности до 4000 человек, создание группы гражданских специалистов из 1000 человек, которые будут направляться для работы в «горячие» регионы по всему миру, чтобы «помогать в налаживании нормальной жизни».

Согласно Стратегии на территории Великобритании образованы четыре региональные контртеррористические подразделения и 4 разведывательных отдела, которые призваны помогать полиции в установлении террористов и предотвращении терактов.

Реформы затронули парламентский Комитет по разведке и безопасности (ISC), который наблюдает за деятельностью разведки MI15 и службы котрразведки MI16. Работа Комитета стала более прозрачна для населения, некоторые его заседания проходят публично. До принятия этого документа деятельность депутатов и членов палаты лордов, входящих в Комитет, не предавалась огласке, а поступающая в этот орган информация была конфиденциальной.

Стратегия в целом предусматривает более открытую работу государственных ведомств, отвечающих за безопасность страны.

Во внешней политике страны основное направление обеспечения безопасности направлены на сокращение ядерного оружия в мире.

Во внутриполитической деятельности основными приоритетами военно-политического руководства Великобритании являются ужесточение национального законодательства в сфере борьбы с международным терроризмом, усиление финансового контроля над организациями, подозреваемыми в причастности к террористической деятельности.

Во Франции официальные подходы к обеспечению национальной безопасности напрямую зависят от складывающейся обстановки и тесно связаны с официальной линией французского президента. В июне 2008 года был представлена Белая книга по обороне и национальной безопасности Франции (заменила документ 1994 г.).

В ней названы наиболее существенные угрозы безопасности французского государства, связанные с глобализацией: терроризм, распространение оружия массового поражения, атаки на космические и информационные системы, финансово-политические кризисы, конкуренция за доступ к водным, энергетическим ресурсам, источникам сырья, ухудшение качества окружающей среды, пандемии, неконтролируемая миграция.

Среди основных приоритетов стратегии национальной безопасности Франции следует отметить: утверждение собственного независимого статуса за счет обладания ядерным потенциалом и значительной военной мощью; участие в формировании политики НАТО (Франция оставила за собой право быть независимым союзником НАТО); дальнейшее укрепление Европейского союза через валютный союз (евро) и франко-германское взаимодействие. Политика России в отношении с ближайшими соседями названа «важным фактором», влияющим на безопасность на континенте и в мире. В то же время документ критикует политическое и энергетическое давление России на некоторые страны бывшего СССР.

Нынешний президент Франции Н. Саркози в качестве важнейшего внешнеполитического приоритета также определил укрепление двусторонних отношений с США.

Вместо двух советов – по внутренней безопасности и по обороне – во Франции в соответствии с новой стратегией национальной безопасности создан единый Совет обороны и национальной безопасности. Управление безопасности территории (DST) преобразовано в Центральное управление внутренней разведки (DCRI). Главная задача нового ведомства – борьба с терроризмом (международным, европейским, внутрифранцузским). Во французской «Белой книге» дается подробный анализ международного терроризма, под которым понимается, прежде всего, терроризм исламского толка. В этой части в качестве одного из приоритетных направлений стратегии национальной безопасности выдвигается агентурная работа. Координацией деятельности спецслужб занимается специальный советник президента по информации.

В новой стратегии безопасности Франция объявляет зоной своих национальных интересов Западную Африку и Сахару. Этот тезис мотивируется общностью культуры, истории, языка и взаимных экономических интересов африканских государств и Франции, необходимостью усилить общую безопасность в формате партнерских отношений. Одновременно стратегия национальной безопасности предполагает сокращение части военных баз в Африке и численности дислоцированных за рубежом войск с 50 до 30 тыс. человек.

Тем не менее Франция выступает за создание «европейской обороны», «европейской оборонительной доктрины» с перспективой формирования единой «европейской армии». В качестве главного аргумента выдвигается тезис о невозможности в национальном формате противостоять новым вызовам и угрозам безопасности, носящими глобальный характер. Эти идеи находят поддержку далеко не во всех государствах Евросоюза. Против французской инициативы высказалась Великобритания, которая выступает против дублирования командных структур НАТО. Однако США, которых устраивает факт возвращения Франции в Северный альянс, подталкивают своих британских союзников к достижению договоренности с Н. Саркози по поводу общеевропейской системы безопасности.

В Германии понимание проблем национальной безопасности тесно увязывается с необходимостью изменения задач и предназначения бундесвера.

В октябре 2006 г. правительство ФРГ приняло «Белую книгу по вопросам политики безопасности Германии и будущего бундесвера» (заменила документ 1994 г.), в которой названы национальные интересы страны и определены задачи бундесвера.

Согласно официальной позиции военно-политического руководства ФРГ, угрозы и риски современной Германии приобретают комплексный характер и могут возникнуть в любое время в любой точке мира. При этом руководство ФРГ считает, что «ни одно государство в современных условиях не может собственными силами обеспечить для себя мир, безопасность и благополучие». Исходя из этого, стратегия национальной безопасности ФРГ предусматривает тесное взаимодействие по вопросам международной и национальной безопасности с союзниками и партнерами, использование комплексного подхода к обеспечению всех аспектов безопасности (внутренних и внешних, политических, экономических, экологических, социальных и др.), а также реализацию принципа превентивности, предполагающего раннее выявление кризисов и заблаговременное предотвращение их опасных последствий. Важным является также содержащееся в военно-доктринальных документах ФРГ положение о стирании границ между внутренней и внешней безопасностью.

В целом, руководство Германии рассматривает вооруженные силы как универсальный инструмент государственной политики, направленной на гарантированное обеспечение безопасности граждан и предназначенной для парирования любых угроз, с какими только может столкнуться страна уже в ближайшем будущем.


Концепция национальной безопасности Китая


Среди стран, которые в перспективе смогут оспорить превосходство США в военной сфере, американское руководство особо выделяет Китай. Для этого есть все основания. Непрерывно и динамично растет военный бюджет страны, а Народно-освободительная армия Китая преобразуется в вооруженные силы, отвечающие всем современным требованиям. В связи с этим представляет интерес современная концепция национальной безопасности КНР.

Ее положения излагаются в таких программных документах, как решения съездов коммунистической партии, постановления пленумов и Центральной военной комиссии ЦК КПК, а также в документах Центрального военного совета и Государственного совета КНР. Широкой общественности (в том числе и международной) основные моменты по этой теме в их открытой официальной трактовке представляются в Белой книге «Национальная оборона Китайской Народной Республики» (последняя опубликована в январе 2009 г., всего с 1998 г. опубликовано 6 книг).

Документ был выпущен одновременно на китайском и английском языках и приурочен к инаугурации президента США Борака Обамы. Минобороны КНР выразило надежду, что США воспользуются возможностью улучшить военные отношения с Китаем. Одновременно Китай назвал одним из факторов нестабильности усиление присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и оставил за собой право использовать ядерное оружие в ответ на ядерную атаку.

Основным принципом китайской стратегии национальной безопасности является опора на собственные силы, что трактуется как «использование всех имеющихся у государства возможностей для защиты национальных интересов, проведение независимой внешней политики, неучастие в военно-политических блоках и отказ от вступления в союз с великими державами, а также противодействие гегемонизму США». По мнению китайского руководства, национальная безопасность напрямую зависит от мощи государства. Главными ее компонентами считаются экономика, наука и техника, внутриполитическая стабильность и военная мощь. При этом доминирующим фактором в настоящее время является экономический потенциал государства. В качестве главного условия и основы успешного экономического развития называется «создание мирного окружения» (военно-политический аспект безопасности) и «экономическая интеграция с соседями по региону» (экономический аспект). Одной из важных задач в области обеспечения национальной безопасности, как заявляют китайские руководители, является «предотвращение локальной войны в регионе». Главным средством этого, считают они, являются вооруженные силы, которые должны «повышать свою маневренность, огневую мощь и гибкость системы управления, а также добиваться более полного использования научных достижений в своей деятельности».

Не исключается и военная форма экспансии в отношении Тайваня. Но после победы Гоминьдана и на парламентских, и на президентских выборах на Тайване мирная капитуляция острова становится практически гарантированной.

В новой китайской «Белой книге» говорится, что существуют шансы избежать полномасштабной войны глобального характера в сравнительно долгосрочной перспективе, поскольку в настоящее время увеличивается число благоприятных факторов для защиты мира и сдерживания войны.

В целом, исследование концептуальных документов ведущих зарубежных стран, освещающих взгляды их руководства на проблему обеспечения национальной безопасности, свидетельствует о том, что истинные цели государств в них, как правило, завуалированы и прикрыты высокопарной риторикой, а декларируемые положения зачастую не соответствуют практическим действиям на международной арене.

Концепции национальной безопасности

стран ближнего зарубежья


Военная доктрина Белоруссии, принятая в 2002 г., исходит из того, что ни одна другая страна в настоящее время не является для республики потенциальным противником. Внешними угрозами Белоруссия признает, например, вмешательство в свои внутренние дела, расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности республики, а также «целенаправленное, противоречащее интересам Республики Беларусь и ее союзников информационное (информационно-психологическое) воздействие с использованием современных информационных технологий». Помимо этого, в документе неоднократно упоминается, что Белоруссия занимается формированием единого оборонного пространства с Россией.

Украина в военной доктрине 2004 г. указывает, что не считает ни одну страну своим противником, но будет считать потенциальным противником государство, последовательная недружелюбная политика которого будет угрожать военной безопасности страны. Внешними угрозами Украина считает в числе прочих возможность втягивания в региональные войны, военно-политическую нестабильность и конфликты в соседних государствах и незавершенность договорно-правового оформления своей государственной границы. Одной из базовых концепций обеспечения военной безопасности указано «предотвращение возможной вооруженной агрессии путем ее военно-силового сдерживания, в частности путем создания угрозы причинения потенциальному агрессору вреда, неадекватного ожидаемому». В документе также неоднократно упоминается намерение Украины присоединиться к НАТО.

В 2005 г. Грузия опубликовала «Национальную военную стратегию». Ее разработка была предусмотрена программой индивидуального партнерства Грузии с НАТО. В документе, над которым работали специалисты грузинского Генштаба, члены парламента и неправительственных организаций, зарубежные эксперты, одной из главных угроз названо российское военное присутствие на базах в Грузии (последняя из них была выведена в 2007 г.), наличие неконтролируемых территорий и присутствие в них российских контингентов и территориальная целостность страны. В Стратегии указано, что грузинская армия должна быть трансформирована и перевооружена по стандартам НАТО к 2010 г. Вероятные противники Грузии в документе не упоминаются, союзниками названы США и другие страны НАТО. В августе 2009 г. власти Грузии объявили, что пересмотрят национальную военную доктрину и концепцию безопасности страны. Независимо от своих отношений с НАТО и США, руководство Грузии пришло к выводу, что «в интересах национальной безопасности и выживания ей необходима собственная оборона и способности сдерживания».


Критерии оценки эффективности обеспечения

национальной безопасности


А.И. Поздняков, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры национальной безопасности РАГС при Президенте Российской Федерации


Практическая оценка эффективно­сти обеспечения национальной безопасности Российской Федерации – задача исключительно важная и весьма сложная. Без такой оценки невозможно обеспечить высокое качество принимаемых в этой области политических и иных решений. Но корректность данной оценки самым существенным образом зависит от научной обоснованности используемых критериев.

В теории национальной безопасности пока нет общепринятой трактовки как сути понятия эффективности обеспечения безопасности и критериев для ее оценки, так и соотношения критериев эффективности с критериями полезности, рациональности, оптимальности и т.п. И научных работ на эту тему мало. Это не удивительно. Сама отечественная наука о безопасности еще сравнительно молода, да и общего методологического подхода к оценке эффективности, на который можно было бы ей опереться, отнюдь не наблюдается.

Понятие эффективности какой-либо деятельности всегда связывают с ее результатами. Ведь под эффектом (от лат. effektus - исполнение, действие) обычно понимают результат, следствие каких-либо причин, действий. Но результаты деятельности можно понимать в широком и узком смысле. В широком смысле в результате процесса деятельности изменяются не только ее объект (предмет), но и ее субъект, и средства, и окружающая обстановка. Результат в узком смысле – это состояние (или свойство) только объекта (или предмета) деятельности, полученное вследствие практического достижения субъектом цели деятельности. В нашем случае таким объектом является объект обеспечения безопасности, то есть объект, защищаемый от угроз (опасностей, ущерба). В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года в качестве таковых указаны личность, общество и государство.

При оценке эффективности обычно обращают внимание на результат в узком смысле, на главный результат – итоговое состояние объекта деятельности. Именно его, как правило, сопоставляют с целью. Под целью как раз и понимают предполагаемый (прогнозируемый), желаемый и реально достижимый результат деятельности. Если цель не достигнута хотя бы в минимальной мере, то деятельность эффективной обычно не признается. Но следует учитывать, что и в таком случае позитивный эффект может быть. Например, субъект деятельности получает бесценный опыт. Не зря же говорят, что «за одного битого двух небитых дают». Получается, что деятельность, неэффективная в узком смысле ее результатов, может быть признана эффективной в широком смысле (главный результат, предусмотренный в цели, не достигнут, но побочные очень ценны).

Таким образом, существенную неопределенность в понятие эффективности обеспечения национальной безопасности вносит то, что результаты деятельности по обеспечению безопасности можно разделить на главные и побочные. Но их также можно разделять и по другим основаниям: предусмотренные и непредусмотренные, конечные и промежуточные, позитивные, негативные и безразличные. И это добавляет неопределенности в понятие эффективности.

Кроме того, результаты деятельности по обеспечению безопасности можно (и следует) сопоставлять не только с целями, но и с угрозами, интересами, решениями, планами, в которых учитываются не только результаты, но и силы, средства, ресурсы, необходимые для достижения запланированных целей (результатов). Таким образом, связывать эффективность обеспечения национальной безопасности только с результативностью явно недостаточно. И не случайно процесс деятельности в ценностном аспекте (т.е. в координатах: хорошо - плохо, полезно - вредно, выгодно - невыгодно, желательно - нежелательно и т.п.) характеризуют не только понятиями эффективности и результативности. Наряду с этими понятиями в научных исследованиях используют и другие понятия, часто весьма близкие по смыслу5.

Например, хотя и редко, употребляется понятие полезности деятельности. Деятельность субъекта полезна ему, если результаты, во-первых, имеют позитивную ценность, во-вторых, превышают затраты на их получение. Иными словами, деятельность полезна, если в ней наращивается сумма ценностей (благ) субъекта.

Гораздо чаще используется понятие рациональности. Оно комплексно характеризует деятельность как разумную, обоснованную, соответствующую потребностям, целям, условиям обстановки.

В одном смысловом ряду с эффективностью, как правило, стоит понятие оптимальности (от лат. optimus — наилучший). Это понятие употребляют для обозначения наилучшего решения, плана, пути, способа действий по достижению поставленной цели.

Понятие экономичности характеризует сравнительно низкую «стоимость» затраченных для получения результатов (эффекта) средств, ресурсов. Понятие «стоимость» используется и как самостоятельное. Но экономичность обычно трактуется в расширенном смысле и включает стоимость в денежном выражении только как частный случай. Понятием, обратным экономичности, является затратность.

Для характеристики соответствия выбранных способов, средств, планов, практических действий поставленным целям деятельности употребляют понятие целесообразности. Наряду с ним можно использовать и понятие планомерности.

Указанные выше понятия приведены для дополнительного обоснования вывода - без детальной проработки их соотношения с понятием эффективности невозможна подлинно научная трактовка критериев эффективности обеспечения национальной безопасности.

Анализ философской, экономической, технической, военной литературы по проблематике эффективности показывает, что наиболее распространены четыре трактовки общего понимания эффективности любой деятельности:

Первая. Эффективность понимается как результативность. Деятельность эффективна, если она дает результаты, то есть субъект своими действиями в той или иной мере преобразует объект в соответствии со своей целью (потребностью, интересом). При такой трактовке чем больше результаты, тем эффективнее деятельность.

Вторая. Эффективность определяется через сопоставление цели и реально полученных результатов деятельности. В этой трактовке чем меньше расхождение результата и цели, тем эффективнее деятельность.

Третья. Эффективность понимается как отношение полученного результата от применения имеющихся ресурсов к максимально возможному в данных условиях обстановки. В этой трактовке для оценки эффективности необходимо каким-то образом определять этот гипотетический «максимально возможный» результат.

Четвертая. Эффективность оценивается отношением результатов деятельности к затратам на их получение. Эффективность налицо тогда, когда есть превышение совокупной ценности результатов деятельности над затратами на их получение. Максимально возможное, наилучшее для конкретного процесса деятельности отношение характеризуется как оптимальность.

Рассмотрим указанные четыре трактовки подробнее. Первая трактовка верна только с позиций этимологии (лат.effectivus - достигающий эффекта, нужного результата, действенный). Но даже с позиций здравого смысла эффективность нельзя отождествлять только с результативностью, особенно если цена результатов чрезмерна. Например, в военном деле, то есть в обеспечении военной безопасности, нередко встречаются начальники, командиры (командующие), которые достигают поставленных целей (дают должные результаты), но при этом «заваливают противника трупами» или заставляют подчиненных работать 24 часа в сутки. Называть их эффективными руководителями как-то не поворачивается язык. Хотя карьеру они делают часто быстрее других, действительно эффективных.

Вторая трактовка не является общей не только потому, что в ней, как и в первой, не учитывается цена результатов. Кроме того, во многих видах деятельности цель не фиксируется, а только ограничивается снизу. Тогда чем больше полученный результат превышает цель, тем лучше, то есть эффективнее деятельность.

Третья трактовка эффективности хороша тем, что в ней все же учитываются затраты. Но игнорируется то, что абсолютизируется во второй трактовке. Ведь в ряде видов деятельности цель (желаемый результат) как раз фиксируется, а эффективными считаются решения, дающие желаемый фиксированный результат с минимальными затратами.

На наш взгляд, наиболее универсальна четвертая трактовка эффективности. Она свободна от недостатков трех других и опирается на «физический смысл» процесса деятельности как преобразования ценностей, то есть как вложения, затрат одних ценностей (материальных или духовных) ради получения других. Достижение любой цели требует затрат. Нельзя нечто ценное для субъекта приобрести, ничего не потеряв. Новые ценности субъект получает за счет использования (уничтожения) имеющихся и т.д. Поэтому затраты, потери - это непременный компонент оценки эффективности и важный критерий принятия решений. Они не могут выходить за пределы разумности, рациональности. Например, цена проводимых в России либеральных реформ в 90-х годах не может быть признана разумной. Страна потеряла половину экономики, смертность в два раза превысила рождаемость и т.д. А что на выходе, каких результатов достигли? Зашли в тупик, по оценке Президента Российской Федерации Д.А.Медведева.

Таким образом, при оценке эффективности любой деятельности, в том числе и деятельности по обеспечению национальной безопасности, необходимо учитывать два основных критерия - результативность и затратность (или экономичность). Каждый из них применять не просто, но принятие решений на их основе осложняется тем, что связаны эти показатели противоречиво (чем больше планируемый результат, тем больше и затраты на его достижение). Но субъекту выгодно увеличивать результаты и уменьшать затраты (в идеале до нуля). Явно видно про­тиворечие. Чаще всего используется два пути его разрешения:

- фиксируют, если возможно, результат (цель) и ищут путь его достижения, дающий минимум затрат;

- фиксируют затраты (выделяют максимум возможных ресурсов) и ищут путь достижения максимального результата.

Правильнее использовать отношение результата к затратам и принимать решение по его максимуму. Это отношение имеет реальный («физический») смысл коэффициента преобразования ценностей в человеческой дея­тельности или коэффициента полезности деятельности (КПД). Этот КПД фактически и есть отношение полученных в деятельности материальных или иных ценностей («выход») к затраченным («вход»). Более того, в политической экономии отношение результативности (эффективности в первой трактовке) к стоимости применяется именно как основной критерий при характеристике производства материальных благ - этого основного вида человеческой деятельности (критерий экономической эффективности).

И оценка эффективности деятельности по обеспечению национальной безопасности должна осущест­вляется с учетом затрат и результатов этой деятельности, ее входа и выхода, то есть КПД. На основе оценки КПД и следует принимать решения во всех видах обеспечения безопасности - выбирать такой путь (способ) действий, который дает максимум отношения результата (цели при планировании) к затратам (потерям) на ее достижение. Это отношение может оцениваться как в абсолютных величинах, так и в приращениях, если речь идет о совершенствовании уже созданных и действующих систем обеспечения безопасности.

Теперь необходимо разобраться с вопросом, что же следует понимать под затратами и результатами в обеспечении национальной безопасности?

Что касается затрат, то тут особых проблем, по мнению автора, нет. Структуры (силы) обеспечения безопасности используют в своей деятельности материальные ресурсы (материалы, техника и т.д.), стоимость которых можно количественно оценить. В качестве затрат следует рассматривать и трудозатраты, измеряемые фондом оплаты труда соответствующего ведомства. В некоторых видах обеспечения национальной безопасности не исключены потери личного состава (МЧС, Вооруженные Силы, МВД, ФСБ, ФСО, СВР и др.). Это тоже затраты, причем самые ценные. И их можно количественно оценивать общей суммой принятых компенсационных выплат семье погибшего при исполнении служебных обязанностей. При государственной оценке эффективности деятельности какой либо структуры обеспечения безопасности затраты на ее функционирование можно оценивать и через ее годовой бюджет.

С понятием результатов обеспечения безопасности дело сложнее, поскольку это понятие, помимо прочего, зависит от того, что понимается под национальной безопасностью. А трактовки сути и содержания понятий и национальной, и военной безопасности, встречающиеся в философской и политологической литературе, далеко не однозначны. Внимательный их анализ позволяет автору утверждать, что наиболее распространены три подхода к трактовке этих понятий. После принятия Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. их можно кратко обозначить как идеологизированный (производный от американского, до недавнего времени официальный), системно-философский и аксиологический.

В контексте идеологизированного подхода (он был официально закреплен в законе «О безопасности» и в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, принятой в 2000 г.) безопасность определяется как защищенность национальных интересов от внутренних и внешних угроз6.

Сторонники системно-философского подхода в определении национальной безопасности акцентируют внимание на сохранении целостности, устойчивости, стабильности и нормального функционирования системы (страны, государства, общества как социальной системы) при деструктивных воздействиях на нее7.

В определении безопасности с позиций аксиологического подхода национальная безопасность определяется как защищенность национального достояния, материальных и духовных ценностей страны (народа, нации) от получения значимого ущерба8.

Сравнительный анализ указанных подходов позволяет автору сделать вывод, что только аксиологический подход позволяет ввести универсальные и логически обоснованные критерии как для оценки уровня опасности, так и для оценки эффективности обеспечения безопасности. И это не случайно, поскольку аксиологическое понимание безопасности фактически включает в себя другие трактовки и позволяет снять присущие им недостатки и противоречия9.

И можно только приветствовать тот факт, что в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. дано новое официальное определение национальной безопасности, являющееся по сути аксиологическим. Действительно, национальная безопасность определена как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства. Но угроза национальной безопасности в данной Стратегии определяется как прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства. Если «подставить» в определение национальной безопасности понятие угрозы, то получается по сути аксиологическое определение: национальная безопасность понимается как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних, прямых или косвенных возможностей нанесения ущерба конституционным правам и так далее. Остается только вместо длинных перечислений использовать обобщающее понятие ценностей – материальных, духовных и других. Ведь от ущерба защищают именно то, что значимо, ценно для субъекта.

Основными национальными ценностями России являются люди (население, народ), их количество и качество (здоровье, образование, квалификация и т.д.), а также территория (родная земля), особенно плодородные земли, пашня, экологические условия (воздух, вода и пр.), полезные ископаемые и т.п., производственные фонды, инфраструктура и транспортные средства, жилой фонд и другие здания, продукция промышленности, сельского хозяйства, научные знания, информационные ресурсы и т.п. Не следует забывать о моральных и эстетических ценностях - о патриотизме, национальной гордости, национальном достоинстве, национальном самосознании, морально-психологическом состоянии народа и войск (сил). Понятие национального достояния как раз и охватывает главные материальные и духовные ценности страны. На наш взгляд, далеко не все эти ценности указаны в Стратегии национальной безопасности.

Сохраняющиеся трудности в определении национальной безопасности и перечислении задач ее обеспечения вытекают, на наш взгляд, из непонимания того достаточно очевидного факта, что основные задачи государственной власти, в том числе и в межгосударственном соперничестве, в геополитике – эффективное использование и надежная защита национальных ценностей, национального достояния, - тесно взаимосвязаны. С одной стороны эффективная государственная политика, деятельность органов государственной власти должны быть устремлены на увеличение качества и количества (объема) национальных ценностей (материальных и духовных), т.е. на реализацию национальных интересов. Наращивание позитивных национальных ценностей и избавление от негативных – вот две основных созидательных цели (задачи) государственной власти в самой широкой их трактовке.

Но в политике обеспечения национальной безопасности на первый план выходит не созидание, а несколько иные цели государственной власти, а именно оборонительные, охранительные цели. Первичной целью и главной задачей государственной власти в области обеспечения безопасности является задача сохранить национальные ценности, в том числе и духовные, защитить национальное достояние от прямого ущерба (убытка, урона, вреда). Но есть и вторичная задача обеспечения безопасности – не упустить законную выгоду (прибыль) при реализации созидательных задач (реализации национальных интересов), что возможно как следствие различных помех, в том числе нелегитимных, незаконных действий конкурентов, противников, мешающих реализации национальных интересов. И именно наличие этой вторичной задачи обеспечения безопасности, которая теснейшим образом связана с созидательной, порождает затруднения и даже путаницу в определениях национальной безопасности.

Выход из затруднений находится, по нашему мнению, в отказе в теории безопасности от формулы «защита интересов». Она не корректна, поскольку интересы есть осознанные нужды и их надо не защищать, а удовлетворять, реализовывать. Более того, угрозы как потребности осознаются в форме интересов обеспечения безопасности. Вместо защиты интересов следует использовать формулу «защита от помех в реализации (продвижении) интересов». А для распространения понятия безопасности и на сферу интересов лучше использовать понятие «упущенная (недополученная) выгода». Последняя может трактоваться как косвенный (непрямой) ущерб.

Прямой ущерб национальным ценностям, национальному достоянию следует понимать как негативное их изменение, то есть утрату позитивных ценностей или получение негативных. И то, и другое нежелательно. Близким по смыслу к понятию ущерба является понятие вреда, столь широко используемое в юридической науке, а также понятия убытка, урона, утраты, потери и т.п. В одном смысловом ряду с ними стоят понятия зла, беды, катастрофы, войны, которые в обыденной жизни и ассоциируются с понятием безопасности.

Материальный или духовный ущерб, причем и прямой, и косвенный, может быть получен вследствие:

- внешних воздействий со стороны других субъектов (особенно контрсубъектов, противников в борьбе);

- действий самого субъекта (ошибки, непонимание последствий деятельности и т.п.);

- объективных, т.е. независимых от субъекта, факторов, процессов (стихия, отказы техники, революция, экономический кризис, война и пр.).

Природа порождает опасности через действие космических и земных сил (факторов) - механических, физических, химических, биологических, геологических и др. Эти факторы проявляются вне и независимо от сознания, стихийно и поэтому часто именуются «природными стихиями». Это землетрясения, наводнения, цунами и т.д. Описывать защиту от природных стихий как защиту каких-то интересов весьма затруднительно. Но все становится на свои места и становится предельно ясным, если вести речь о защите материальных ценностей от ущерба.

Все, что способно, причем даже потенциально, нанести защищаемому объекту ущерб, можно обозначить понятием «источник ущерба (опасности, угрозы)». Объекты защиты или объекты обеспечения национальной безопасности – это личность, общество, государство. Их основные ценности, подлежащие защите, хотя далеко не все, перечислены в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства и др.

Опираясь на изложенное выше, в контексте аксиологического подхода в качестве критериев для оценки эффективности системы обеспечения национальной безопасности можно использовать различные параметры, характеризующие процесс функционирования данной системы.

Во-первых, может быть использован критерий величины прямого и косвенного ущерба национальным ценностям (национальному достоянию). Чем больше полученный ущерб, тем, на первый взгляд, хуже сработала система обеспечения национальной безопасности. Однако с этим показателем следует обращаться осторожно, понимая, что величина ущерба зависит и от эффективности действий источника опасности.

Поэтому, во-вторых, целесообразно использовать критерий величины предотвращенного ущерба национальным ценностям (национальному достоянию). Ведь именно предотвращение ущерба должно быть основным результатом и целью деятельности системы обеспечения безопасности. Чем больше этот показатель, тем эффективнее обеспечивается безопасность. Желательно предотвращать весь ущерб, то есть снижать первый показатель до нуля.

В-третьих, можно использовать критерий вероятности (риска) ущерба национальным ценностям (национальному достоянию). Эффективная система обеспечения безопасности сдерживает тех, кто склонен к действиям, наносящим ущерб, то есть снижает риск. Но и здесь следует помнить, что величина риска в большей степени зависит от источника ущерба, чем от противодействия ему.

Поэтому, в-четвертых, лучше использовать величину снижения вероятности (риска) ущерба национальным ценностям (национальному достоянию) вследствие деятельности системы обеспечения безопасности. И здесь желательно снижать риск до нуля.

В-пятых, можно использовать критерий затрат на функционирование системы обеспечения национальной безопасности. Чем меньше затраты, тем эффективнее функционирует система обеспечения безопасности. Однако следует помнить, что снижение затрат не должно снижать результаты ниже необходимого уровня. Например, нельзя снижать количество СЯС ниже уровня, обеспечивающего сдерживание, то есть нанесение противнику неприемлемого для него ущерба.

В связи с изложенным выше, универсальными критериями эффективности обеспечения национальной безопасности являются, на наш взгляд, предотвращенные (сниженные) ущерб и риск, отнесенные к затратам на функционирование системы обеспечения национальной безопасности. В них учтены все пять рассмотренных выше критериев. При подготовке и принятии решений, при планировании, то есть априорно, можно использовать один объединенный критерий - отношение предполагаемой величины ущерба, умноженной на вероятность (риск) его получения, к планируемым затратам на функционирование сил и средств обеспечения безопасности. Этот показатель универсален, поскольку «работает» во всех видах безопасности.

Итак, критерием эффективности в науке обычно считают некий системный показатель, в котором учтены (собраны) все другие или их большинство. В экономике таковым считается критерий экономической эффективности (иногда в него кроме совокупных результатов и затрат включают еще показатели времени и реализуемости). Применительно к обеспечению национальной безопасности таким критерием в случае оценки постфактум (апостериори) следует считать отношение величины предотвращенного ущерба к затратам на это сил и средств, обеспечивающих безопасность. При априорных (прогнозных) оценках эффективности в качестве критерия следует использовать объединенный показатель - прогнозируемую величину предотвращенного ущерба необходимо умножить на расчетную величину снижения риска (вероятности) получения ущерба, а произведение разделить на прогнозируемые затраты.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень 4 квартал 2010 г
Информационный бюллетень «Новая медицинская литература» содержит сведения о новой медицинской литературе, полученной тогу «нмб» в...

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень №2 Октябрь-ноябрь 2006 г
Сеть «Transform!»

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень 1 квартал 2010 г
Информационный бюллетень «Новая медицинская литература» содержит сведения о новой медицинской литературе, полученной тогу «нмб» в...

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за ноябрь 2011 года

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень osint №22 ноябрь декабрь 2011 г
Журнал The 9/11 Essays Homeland Security Affairs ( 2011 )

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconИнформационный бюллетень №16 Ноябрь 2006
Седьмая Рамочная программа ес (7РП) открывает широкие возможности для участия российских ученых в программах Европейского Союза

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconБюллетень новых поступлений Вып. 33 ноябрь-декабрь 2004 г
Информационный бюллетень новых поступлений литературы содержит сведения о всех изданиях, поступивших в библиотеку Улгу с ноября по...

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconБюллетень новых поступлений Вып. 21 ноябрь-декабрь 2002 г
Информационный бюллетень новых поступлений литературы содержит сведения о всех изданиях, поступивших в библиотеку Улгу с ноября по...

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconБюллетень новых поступлений Вып. 27 ноябрь-декабрь 2003 г
Информационный бюллетень новых поступлений литературы содержит сведения о всех изданиях, поступивших в библиотеку Улгу с ноября по...

Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г iconБюллетень новых поступлений Вып. 45 ноябрь-декабрь 2006 г
Информационный бюллетень новых поступлений литературы содержит сведения обо всех изданиях, поступивших в библиотеку Улгу с ноября...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница