Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая




НазваниеTue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая
страница14/32
Дата конвертации09.01.2013
Размер2.89 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   32
К тому же Гольцева мы несколько выделяли из общей массы "либералов". Во-первых, за ним не числилось никаких подобострастно-верноподданнических выходок, которыми смягчались обычно конституционные выступления либералов: ах, наши земцы были такими же любителями "бунта на коленях", как и самые забитые из наших крестьян! Во-вторых, шепотом в радикальных кружках передавалось о недавнем его участии в революционном журнале "Самоуправление". В-третьих, Гольцев охотно предоставлял с трибуны "Русской Мысли" право голоса представителям левого крыла: в качестве таких "гостей" там перебывали и Михайловский, и возвращенный из Сибири Чернышевский, а несколько лет спустя должен был появиться и Бельтов-Плеханов. Такое литературно-политическое джентльменство мы понимали и ценили. Я сейчас не помню хорошо, на чем оборвались наши посещения либерального кружка: экзамены ли подошли, или аресты, ликвидировавшие наш кружок, оборвали эти сношения, или же просто они прекратились "измором", по исчерпании {148} основных тем, по невозможности друг друга переубедить и по скуке повторяться. Во всяком случае, до последнего было недалеко. Вообще говоря, русский либерализм того времени имел очень определенную культурную и земско-конституционную программу; она блистала "практичностью", узостью и... тусклостью. Но он совершенно не имел своей общей идеологии. Это было, в одном своем крыле, просто полинялым до самой последней степени народничеством: Кавелин - разжижал Герцена, Кареев - Михайловского и Лаврова. В другом крыле - пестрая картина сбоев то на "буржуазную Европу", то на доктринерское англоманство русского лэндлордизма, то на славянофильство земских "бояр", то на какое-то неопределенное воздыхательное архаическое "западничество". В области философской, этической социологической, русский либерализм не имел даже и намека на какую-нибудь свою собственную физиономию. Против материализма и позитивизма левого крыла тогдашнее правое крыло смело поднимало знамя религиозной ортодоксии и церковности. Более свободомыслящее религиозно- новаторское устремление мысли по дороге идеалистической метафизики находилось в зародыше и еще не было аннексировано никакой политической партией. Серьезных покушений на это со стороны либералов тоже не было. Для этого они были слишком узко практичны, и для нас идейно не интересны. Итак, либерализм находился совсем в иной плоскости, чем мы. Другое дело - кружки крайних левых устремлений. "Злобой дня" среди этих радикальных кружков была, в то время так называемая, "босяцкая программа". Под такою насмешливою кличкою шла программа, которую обосновывал П. Ф. Николаев, уцелевший от {149} полицейского разгрома связанного с ним Астыревского кружка. П. Ф. Николаев был автором выпущенных на гектографе "Писем старого друга". "Письма" эти вдохновлялись впечатлениями голода или, вернее, целого ряда голодных лет. Мне отчетливо врезались в память некоторые идейные мотивы "Писем", согласовавшиеся с общим ходом моих собственных мыслей. В них указывалось на то, что особенный характер промышленного развития России не создает достаточно многочисленного, сплоченного и обособленного от других слоев населения класса современных фабрично-заводских пролетариев, но за то, массами обезземеливая и выбрасывая в город крестьян, плодит безгранично "резервную рабочую армию", то есть попросту безземельных, безработных, бездомных и бесприютных людей - люмпен-пролетариев и босяков. Другой особенностью нашего экономического развития является перепроизводство интеллигенции, изобилие мыслящего пролетариата, не находящего приложения своему труду из за нищеты того самого народа, которому он нужен, и который этим трудом при нормальных условиях широко обслуживался бы. Дальше шла аналогия: полунищий интеллигентный "разночинец" стоит в таких же отношениях к культурному и обеспеченному слою "людей либеральных профессий", в каких "босяк" стоит к солидному и хорошо оплачиваемому индустриальному пролетарию, живому носителю "квалифицированного труда". Они естественно должны подать друг другу руки. Голод 1891 г. рассматривался, как момент, обостряющий и выявляющий во всю ширь эти особенности нашего социального развития. Предвиделось, что голод окончательно расстроит все наше народное {150} хозяйство, и что в ближайшие годы самым усиленным темпом пойдет выбрасывание из деревень и сосредоточение в городах "горючего элемента". Поэтому-то города и явятся авангардом стихийного движения. Деревня, эта поставщица горючих элементов в город, не останется чужда своему собственному порождению и поддержит своими голодными бунтами движение в городах. Но важно, чтобы движение не ускользнуло из под руководства интеллигенции. Последней рекомендовалось, поэтому, незамедлительно сорганизоваться. Как тип организации рекомендовались - помнится мне какие-то "пятки" и "десятки". Как они связывались, в свою очередь, между собою - хоть убей, не помню. Этим завершалась одна, большая часть содержания "Писем старого друга". Другая производила на нас впечатление чего-то приставного, совершенно механически приклеенного. Но о ней после. Нетрудно видеть, что в первой своей части "Письма старого друга" лишь подводили итоги тому, что носилось тогда в воздухе. Не случайно я еще в бытность свою саратовским гимназистом пятого или шестого класса искал по чайным, харчевням и ночлежным домам лермонтовских Вадимов, готовой на бунт городской черни. Не случайно даже такая типичная представительница умереннейшего крыла социалистической интеллигенции, как Е. Д. Кускова, отдала в свое время дань "бунтарскому" поветрию той эпохи. Скажу больше: не случайно с этим совпало по времени первое зарождение горьковской идеализации "босячества". Все это были явления одного порядка. Страдающая от "беспочвенности" интеллигенция жадно искала союзника в самой гуще народа. Коренной "мужик" был овеян {151} романтизмом старого народничества уже в прошлом. Индустриальный пролетарий еще дожидался своей очереди в будущем. В промежутке должен был попасть на пьедестал тот, кто от "мужичества", от деревни отстал и к фабрике, к городу не пристал. Так оно и случилось. Горький в беллетристике выставлял босяка истинным воплощением духа безусловной, неограниченной свободы и непримиримого бунта, быть может, и не подозревая о возможности специфической революционной "босяцкой программы". Автор "Писем старого друга", составляя эту программу, быть может, и не вспоминал ни разу о горьковских героях. Но тем не менее, первые рассказы Горького и "Письма старого друга" были явлениями одного и того же порядка, не случайно совпадавшими во времени. Стоит также заметить, что сближение двух положений: выбившегося снизу пролетария "разночинца" среди культурно-обеспеченной среды "людей либеральных профессий" и "босяка" среди столь же прочно-обеспеченного слоя носителей квалифицированного фабрично-заводского труда - что это сближение вовсе не является поверхностным. То, что мы зовем "интеллигентской богемой" - разве не является такой же "беззаконною кометой в кругу расчисленных светил", как и люмпен-пролетарий среди специально обученных рабочих, пустивших прочные корни в соответственных отраслях индустрии? Та и другая "богема" носит глубокие черты сходства нравственной физиономии. Беспочвенность, "охлократичность", нравственное бродяжество, полная распыленность, крайняя подвижность и неустойчивость наряду с нервной взвинченностью и способностью быстро вспыхивать и так же быстро угасать это черты {152} обоих слоев, зависящие от аналогичности самого жизненного положения. И там, и здесь мы равно имеем дело с трудно организуемой "вольницей" - буйной, своевольной и дерзкой - дерзкой минутной дерзостью "рыцаря на час". Взбунтовавшийся раб обычно ведь тоже - рыцарь на час... Типы "перекати поле" социально-экономического и такого же "перекати-поле" идейно-политического глубоко родственны между собою. Но, спрашивается: можно ли что-нибудь построить, и если да, то что именно можно построить на этом родстве? Если бы в то старое время нам была ближе знакома теория и практика европейского научного социализма, то мы не затруднились бы в ответе на этот вопрос. Ничего, кроме последовательного бунтарства, ничего, кроме уклона к воинствующему анархизму, на выдвигании таких элементов построить было невозможно. Никакой тактики, кроме демагогической, характером этих социальных слоев не подсказывалось. Огромная примесь органического индивидуализма делала их более годными для дела разрушения, чем для дела творчества. Обосновывая программу на подобных социальных элементах, логично придти к коренному сдвигу от демократии к охлократии. А охлократия, т. е. деспотизм неорганизованной черни, прямым путем вырождается в деспотизм просто - в диктатуру лица или котерии (КОТЕРИЯ с. франц.- тесный союз лиц, со своими особыми, частными и скрытыми видами, происками ldn-knigi). Но мы ничего этого еще не знали. Нам просто были неубедительны практические выводы "Писем старого друга". Наша мысль ощупью искала других путей. Фактическую сторону социально-политического анализа мы приняли и даже обострили. Мы сказали себе, что основная особенность русского капитализма - переразвитое, гипертрофия {153} его "шуйцы" над его "десницей", его отрицательных, разрушительных, дезорганизующих сторон над сторонами положительными, созидательными, организующими. Но вместо того, чтобы базировать что-то на олицетворении этого "дефицита" - городском босяке и интеллигентской богеме - мы сделали другой вывод: не только есть света, что в капиталистическом окошке; надо в некапиталистическом мире, т. е. прежде всего в мире крестьянского труда, искать самостоятельных ростков объединения, обобществления труда и собственности; надо естественную программу требований и борьбы настоящего, коренного индустриального пролетария объединить, гармонически слить с такой же естественной программой требований и борьбы настоящего, коренного трудового крестьянина. Обоснование всего этого пришло позднее. Но нет сомнения, что в самой натуре, в самых глубинах психики своей, как она складывалась под влиянием окружавших бытовых условий, мы не нашли тяги к "босяку", к человеку труда, выбитому из жизненной колеи, и эту свою "выбитость", эту "деклассированность" возводящему в перл создания. Романтический ореол вокруг этого "абсолютно свободного", абсолютного от всех социальных связей и устоев бродяги мог быть лишь натянутым и деланным. Тяга же к мужику-пахотнику, этому "презренному кроту и землеройке" с точки зрения всяческого "босячества", питалась слишком многими условиями жизни. Итак, "Письма старого друга" дали нам новый материал и толчок для собственных размышлений, но властителем наших дум их автора не сделали. Тем более, что в них даже наш неопытный глаз легко усмотрел одно вопиющее противоречие. {154} "Письма" были произведением ума широкого, наблюдательного и острого, но эклектического. Автор хотел широкого революционного синтеза. И в поисках точек опоры для борьбы с самодержавием он с особенным подчеркиванием останавливался на либеральной оппозиции. Я не помню хорошо, выговаривал ли автор категорически слова "союз с либералами". Я не помню, в каких формах рисовал он этот союз. Но весь смысл его дальнейшей аргументации тяготел к такому союзу. Общество он характеризовал как тестообразную массу; революционеры должны были явиться "дрожжами", от которых оно легко будет "подниматься". В пассивность и целесообразность общества мы легко верили, но именно потому нам хотелось опоры более твердой, с которой не подвергнешься риску, что она расползется под ногами. Мы, конечно, ничего не имели против борьбы либералов с правительством. Мы далее не боялись того, что они смогут воспользоваться результатами нашей борьбы с правительством, заставивши "нас" вытаскивать для них каштаны из огня. Нет, мы скорее готовы были презрительно третировать либералов за то, что они и этого-то не сумеют сделать. Единственно, на что мы тогда считали либералов годными - это на то, чтобы устроить в России промежуточный либерально-конституционный режим для того времени, когда "мы" будем еще недостаточно сильны для овладения властью, а самодержавие - уже недостаточно сильно для ее удержания в своих руках. Либеральный режим мы считали меньшим злом, даже известным удобством для себя, как бы скромны размеры этого либерализма ни были. "С паршивой овцы хоть шерсти клок" - с высоты нашего полудетского радикализма {155} рассуждали мы; пусть либералы продают душу черту, пусть они хоть снюхаются с самодержавием, пусть хоть продадут все экономические интересы народа, об этих интересах все равно только "мы" можем позаботиться; чистота рук либералов тоже никому не нужна; а всякая прибавка к фактическим и юридическим свободам для нашей пропаганды есть плюс. Пускай же либералы ценой каких угодно сделок и компромиссов, которые для нас были бы позором, добывают известную дозу свободы: мы ее используем. В будущем либералы наши враги; пока же - меньшее зло, если только делают свое дело, а не тончатся на одном месте, стараясь и невинность соблюсти и капитал приобрести. Пусть же, используя революционную борьбу, они приобретают политический капитал, а невинность их... кому она нужна? Чего она стоит? Я особенно подчеркиваю эту памятную черту нашего отношения к либералам. Мы не собирались произносить против них резких филиппик и обличать их в измене народу, в предательстве его интересов, на какие бы компромиссы они ни пошли. Но это проистекало не из снисходительности или терпимости нашей, а наоборот - из слишком презрительного третирования либералов. Они в наших глазах были такие безнадежные чужаки народу, что почтить их обвинением в измене мы не могли. Это было для нас таким же абсурдом, как язычников обвинить в "измене" Христу. Что же касается до "Писем старого друга", то в них была налицо тенденция как-то более органически объединить либеральное движение с социалистическим или, вернее, оппозиционное - с революционным. И вот, здесь то и заключалось основное противоречие "Писем". Если {156} революционная тактика приобретает резко выраженный бунтарско-демагогический оттенок, если она не боится даже "авантюр" с вмешательством в стихийно-погромные взрывы деклассированной черни, то о каком же "единении", о каком же взаимопроникновении, "эндосмозе" и "экзосмозе" между революцией и оппозицией может быть речь? Напротив, такая тактика точно нарочно создана для того, чтобы отпугивать либералов от революции... Вот почему с "Письмами старого друга" вряд ли без оговорок можно поставить в преемственную связь позднейшие попытки сближения с либералами под флагом "народоправства" и "Союза Освобождения". В "Письмах", правда, был элемент народоправства, но был и элемент революционного бунтарства, было эклектическое соединение несоединимого. П. Ф. Николаев, правда, впоследствии вошел в состав натансоновской "Партии Народного Права"; Натансон имел связи и с Астыревской группой. Но я хорошо помню, как тогда шепотком в радикальных кружках говорили, что Натансон, вероятно, возьмет на себя роль призванного "варяга" и заберет в руки Астыревскую и Николаевскую группу, что "Письма старого друга" будут переизданы с крупными поправками и т. п. Помню и то, что позднее П. Ф. Николаев, убеждая нас, "молодых народовольцев", примкнуть к "Народному Праву" и пожертвовать, в интересах дела, кое чем из дорогих нам взглядов, аргументировал так: "вот, посмотрите на меня: я уже старик, я не новичок в деле служения революции: все, что я думаю, мною выношено, передумано и перечувствовано, как итоги опыта целой жизни; и однако я поступаюсь многим, чтобы только достигнуть единства действий; без взаимных {157} уступок не может быть собирания сил". Словом, тут имело место не органическое перерождение, а скорее капитуляция "мужицко-босяцкой" программы действий. П. Ф. Николаев и Астырев, которые представляли единое целое, в большей мере испытывали тягу к социальным низам, а М. А. Натансон того времени - тягу к социальным верхам. Но первые двое уступали последнему в политической выучке и отшлифованности, не говоря уже об организаторском таланте. М. А. Натансон умел концентрировать и забирать все организационные нити в свои руки. Астырев и Николаев, наоборот, рассеивали свое влияние "в пространство". Однако, большая "тяга к низам" была их своеобразным преимуществом: она более зажигала и заражала молодежь. Я, правда, приехал в Москву уже после ликвидации Астыревского кружка, но наткнулся на живые следы его работы. "Письма к голодающим крестьянам", например, прежде напечатания в типографии петербургских народовольцев, неоднократно оттискивались на гектографе.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   32

Похожие:

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconПетр Кропоткин Записки революционера
Полувековой период, о котором идет речь в "Записках революционера", с 1840-х до 1890-х гг насыщен важнейшими социальными и политическими...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconВиктор Михайлович Чернов Перед бурей
Саратовская гимназия. Первые кружки. Толстовство и антитолстовство. В. А. Балмашев. М. А. Натансон

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconЧернов С. З., Шульгин П. М. K 90 Культурный ландшафт как объект наследия. Под ред. Ю. А. Ведени­на, М. Е. Кулешовой
Андреева Е. Д., Веденин Ю. А., Ведерникова Н. М., Горбунов А. В., Джонс М., Иванова И. Г., Исаченко Т. Е., Калуцков В. Н., Козыкин...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconЗаписки полярного летчика детективно-приключенческий роман
...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconВиктор Пелевин Священная книга оборотня Священная книга оборотня Комментарий эксперта
О срежиссированности этой акции свидетельствует милицейский протокол, в котором описана находка. Он, как нам представляется, дает...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconВиктор Моключенко Ретроспект Книга первая Исток От
Зону такой, что бы она стала понятна даже тем, кто не читал серию и не играл в игру. Особая благодарность Niko Spirit и StalkerPuk2038,...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconОформление аналитической записки
Слушатель самостоятельно определяет тему и выбирает название аналитической записки. В содержании аналитической записки рекомендуется...

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая icon«мир высоцкого» (1-6) 1 воспоминания виктор Туров
Виктор Туров. «О дружбе с Высоцким я молчал шестнадцать лет». Диалог ведет Б. А. Крепак

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconTue Jun 12 12: 49: 14 2007 0 Макарий Митрополит (Булгаков) История русской церкви (Том 2) Митрополит макарий история русской церкви книга 2 история русской

Tue Jun 11 16: 22: 28 2013 0 Чернов Виктор Михайлович Записки социалиста-революционера (Книга 1) виктор чернов записки социалиста революционера книга первая iconЗаписки академика d p о ф а
Фзз полвека в авиации. Записки академика: Литературно-художественное произведение. — М: Дрофа, 2004. — 400 с, 48 л цв вкл. — (Авиация...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница