Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его




Скачать 294.88 Kb.
НазваниеЗамки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его
страница2/3
Дата конвертации12.01.2013
Размер294.88 Kb.
ТипДокументы
1   2   3
трубы, расписанные по диагонали золотом и лазурью, доходившие до земли, где кончались большими желобами, ведущими под зданием в реку. В нем было 9332 комнаты, и при каждой — уборная, кабинет, гардеробная, часовня: все комнаты выходили в большой зал. В каждой башне посреди жилого корпуса была винтовая лестница, ступени которой были частью из порфира, частью из нумидийского камня, частью из мрамора-змеевика... На каждой площадке были две античные арки в ширину лестницы, через которые проникал свет и через которые входили в кабинет. Лестница поднималась до самой кровли и кончалась павильоном. По этим лестницам с каждой стороны foul ход в зал и из зала в комнаты. Франсуа Рабле пишет, что здание Телемского аббатства было в сто раз великолепнее дворцов Бонива, Шамбор и Шантильи. Так как же выглядит замок Шамбор. Места вниз по Луаре, в сторону Блуа, были лесистые, даже болотистые, и потому богатые зверьем и дичью. B.C. Турчин в своем исследовании «Замки Луары» пишет, что в 1519 году по инициативе французского короля-рыцаря Франциска I, который вошел в историю и как покровитель искусств, Шамбор сначала стали возводить как охотничий домик — на месте снесенного небольшого замка.

Шамбор строился, как и другие средневековые замки: в центре — донжон, по бокам — башни. Но во всем чувствовался размах, несопоставимый с возведением цитаделей предшествующих времен. Строительство Шамбора завершилось только через сорок лет, и потому королю Франциску не довелось жить в нем. Однако и недостроенный при жизни короля замок не мог не восхищать современников. В 1539 году Франциск I, принимая у себя испанского короля Карла V, не удержался от соблазна и повез гостя на берег Луары. «Сосредоточие искусства рук человеческих», — так отозвался о Шамборе император Священной Римской империи. Долгий срок строительства, к тому же с некоторыми перерывами, не нанес урона задуманному замыслу. Более того, отступая от первоначального проекта, зодчие возвели здание, поражающее своими размерами, продуманностью композиции и сложностью декоративных элементов. В архитектурном стиле Шамбора прихотливо соединились традиции позднего средневекового строительства и новшества, пришедшие из Италии. В возведении Шамбора принимали участие зодчие Жак и Дени Сурдо, Пьер Неве (прозванный Тринке) и Жан Гоберо, но все же проблема авторского замысла окончательно учеными не выяснена и сегодня, поэтому конкретного вдохновителя проекта назвать трудно. Существует упоминание о плане Д. де Картона, присланном из Италии и определившем основной характер замка; говорили об идеях Виньолы и Приматиччо... Правда, имена последних давно уже считаются в науке легендой, так как ко времени возведения Шамбора одному из них было 12лет, а другому— 15. Часть исследователей предполагает, что некоторые консультации давал великий Леонардо да Винчи, прибывший из Италии ко двору Франциска I, однако скорее всего великолепный ансамбль замка Шамбор складывался благодаря труду и стараниям многих мастеров — как французских, так и итальянских.

Композиционным ядром замка стал гигантский, квадратный в плане Донжон с мощными круглыми башнями по углам. Но в отличие от обычного назначения такого типа феодальных укреплений, донжон Шамбора не был рассчитан на оборону. Своими монументальными формами он должен был олицетворять величие и могущество власти французского короля. Однако по традиции перед ним выкопали ров с водой и установили подъемный мост. Три этажа донжона, сложенного из крупных блоков морского известняка, декорированы плоскими пилястрами, в свою очередь украшенными арабесковыми орнаментами в итальянском вкусе. Большие окна, разрушая массив стен, придают всему зданию вид праздничный, чем существенно меняется представление о донжоне как крепости.

У туристов, посещающих Шамбор сегодня, может сложиться впечатление, что при возведении замка зодчие XVI века слишком увлеклись архитектурными излишествами. Действительно, на крыше здания возведено 365 башенок (по числу дней в году), украшенных нимфами, мифическими животными и восточным растительным орнаментом. Целый лес луковок, шпилей, фронтонов, звонниц без колоколов и люкарн образует на крыше своего рода игрушечный городок, окруженный балюстрадой. Особенно выделяется фонарь над центральной лестницей донжона, представляющий собой 4-ярусную башенку с «короной» из лепестков лилий на вершине. Небольшой городок на крыше Шамбора был местом светского общения владельца замка и его гостей. Он имел свои улицы и маленькие площади, собиравшееся там общество могло следить за охотой, за проводимыми внизу военными парадами, праздниками и турнирами. До конца эпохи Ренессанса в большинстве домов Европы топили по-черному. Первыми занялись трубами короли и представители церкви: в XI веке — норвежский правитель Олаф III, а в XII веке — французские монахи аббатства Фонтенбло. Затем к новой моде приобщились итальянские герцоги и английские аристократы из клана Тюдоров. И если внимательно прислушаться к словам гида, станет ясным, что каждая декоративная башенка Шамбора — это вытяжная труба от внутренних печей и каминов.

Таким же страстным охотником, как Франциск I, был и французский король Людовик XIV. При нем в замке Шамбор расцветает соколиная охота, содержатся лучшие в Европе собаки... Здесь стали также проводиться пышные празднества, звучала музыка Люлли, а кордегардию (помещение для военного караула) Шамбора король решил переделать в театр. Король повелел привезти из Парижа труппу и поставить в замке комедию-балет, которую должен был написать Жан-Батист Мольер. Французский драматург два месяца провел в холодном гулком замке, ведь никому и в голову не пришло топить королевские печи ради какого-то комедианта. Написанная им пьеса называлась «Господин де Пурсоньяк», но королю она не понравилась. Он отбыл из Шамбора, не заплатив автору обещанный гонорар.

Замок не предназначался для жилья, короли бывали в нем один-два раза за все время своего царствования, и потому Шамбор очень часто пустовал. Одними из последних хозяев замка были изгнанный из Польши король Станислав Лещинский — тесть Людовика XV, а также маршал Мориц Саксонский — победитель в битве при Фонтенуа. Офицеры французской армии в этом сражении, когда неприятель приблизился на расстояние ружейного выстрела, вышли из рядов, приветствовали противника изысканным поклоном и любезно предложили открыть огонь первыми. В следующие столетия замок не раз переходил из рук в руки, а во время Великой Французской революции жители близлежащего городка постановили разрушить «эту ненормальную громаду камня и построить дома для патриотов», однако исполнить задуманное им не пришлось. В 1821 году замок Шамбор купили легитимисты и преподнесли его в подарок герцогу Бордоскому, который принял титул «граф Шамбор». Это был последний представитель боковой ветви династии Бурбонов, он создал в замке оплот «белого знамени» — партии короля, мечтавшей о возвращении французского престола его наследникам, и потому воевал в рядах австро-венгерской армии.

Во время Второй мировой войны, когда Франция была оккупирована немецкой армией, замок занял гитлеровский генерал. В 1944 году, убегая, он в качестве «отвлекающего маневра» поджег Шамбор. Замок спасли партизаны-маки, и писатель Гастон Монмуссо, воевавший в долине Луары, словами одного из своих героев сказал: Вот замок капиталистов... Я должен был бы ненавидеть этот замок с его башенками, парадными лестницами, роскошной обивкой стен. Но нет, наоборот, я его люблю, есть в нем что-то мое... Это «что-то мое» создавалось трудом не одного поколения мастеров: каменщиков, резчиков, плотников, художников, кузнецов. Прекрасные слова об очаровании замка Шамбор сказал писатель Виктор Гюго, сравнивший его с «женщиной, у которой порывом ветра разметало волосы».

У подножия лесистых гор Тюрингии расположился старинный городок Айзенах — не самый большой и не самый известный в Германии. С высоты горного хребта, господствующего над городом, величественно озирает окрестности замок Вартбург. В Средние века эта неприступная крепость славилась еще и как гнездо рыцарей-разбойников — воинов из дружины своевольных и могущественных князей Вартбургских. Рыцари грабили на дорогах всех проезжавших купцов, феодалы воевали друг с другом, а во время войн под защиту стен Вартбургского замка устремлялись жители Айзенаха и окрестных деревень. Влиятельные хозяева замка где силой, где хитростью, а где и при помощи дальновидных браков по расчету добились такого положения, что с ними уже не могли соперничать никакие бароны и графы Тюрингии. Деревни, располагавшиеся вблизи замка, и стали ядром города Айзенах, сделавшегося перевалочным пунктом на старинном торговом пути. Он был известен под названием «Королевская дорога», соединял крупные торговые центры Европы и потому имел большое значение. В XII веке Вартбург превратился в центр придворного искусства и культуры, а также свободолюбивой немецкой песни. Сюда часто приглашались странствующие певцы-миннезингеры, и те подолгу оставались в Вартбурге, а потом разъезжались отсюда по всей стране. В этот период большую известность приобрело творчество лучших немецких миннезингеров, лавры победителя друг у друга оспаривали поэты Вальтер фон дер Фогельвейде, Вольфрам фон Эшенбах и Генрих фон Фельдеке. В 1208 году в Вартбурге долго гостил один из самых прославленных немецких миннезингеров Вальтер фон дер Фогельвейде, который сказал тогда, обращаясь к вечно враждующим феодальным властителям Германии: Если вы сумеете установить в Германии прочный мир, то и чужеземные народы не откажут вам в уважении.

В замке Вартбург брали свое начало многие исторические движения немецкого народа: на историю города Айзенах и крепости наложили свой отпечаток Реформация и Крестьянская война. Невольным гостем Вартбур-га стал и немецкий реформатор церкви Мартин Лютер, отлученный в 1520 году от церкви и лишенный всех гражданских прав. С того момента, как за ним закрылись ворота Вартбурга, он потерял свое имя и облик: монах и теолог Мартинус больше не существовал. В замке гостил заезжий «юнкер Йорк», Мартин Лютер перевоплотился в помещика и не выдавал себя ни внешностью, ни манерами. Его обрядили в костюм небогатого дворянина, он отрастил рыцарскую бородку, усы и бакенбарды, ел ту же пищу, что и обитатели замка. Лютер поселился в наименее пригодной для жилья башне, и замок предоставил ему богатую пищу для всякого рода видений. На чердаках гнездились совы, филины и сипухи, бормотание которых отдаленно напоминало человеческую речь. Полчища крыс наводняли подвалы и рыскали по всем помещениям, скрипели старые половицы и ссохшаяся мебель. В таких условиях человек, веривший в черта, просто не мог не увидеть его воочию, и Лютеру казалось, что дьявол швыряет орехи в потолок и с грохотом катает бочонки по лестнице. Поэтому впоследствии в комнате, где жил Мартин Лютер, посетителям показывали пятно на стене, свидетельствующее о том, что реформатор церкви однажды запустил в черта чернильницей. Но коварнее дьявольских проделок были горестные вопросы, которыми мучился Мартин Лютер: «Неужели один лишь ты мудр? Неужели столько веков все заблуждались?». А наутро, распахнув окно, он долго смотрел на прекрасные горы Тюрингии. В отдалении поднимались клубы дыма: это в ямах обжигом получали древесный уголь. Взметнулся порыв ветра и развеял дым, точно так же развеивались сомнения и укреплялась вера, но наступал вечер, и вновь начинались внутренние страдания и размышления. Тревога Лютера еще больше усиливалась его одиночеством: дворянские развлечения и шумные пирушки ему были не по душе, и хотя рядом с ним были комендант и двое слуг, но это были не те люди, перед которыми он мог бы облегчить душу. К одиночеству и невозможности участвовать в общественной жизни прибавились физические недуги, обострились старые болезни, мучила жестокая бессонница. Единственным лекарством от этого стала работа. Мартин Лютер писал своему другу в Страсбург: Мною написаны ответ Катарину, еще один — Латону, а на немецком ¦ работа, посвященная исповеди, комментарии к псалмам 66 и 35, комментарии к Magnificat — перевод ответа Меланхтона Парижскому университету. Сейчас я тружусь над несколькими проповедями относительно тех уроков, которые можно извлечь из Посланий и Евангелий. Я выступаю против кардинала Майнцского и пишу комментарий к истории о десяти прокаженных. Помимо всего этого, Мартин Лютер перевел на немецкий язык Библию и тем сделал ее доступной для народа. В комнате реформатора демонстрируется экземпляр Библии, напечатанный в 1541 году. Переводя псалмы, он решил переложить их для богослужебного пения: так возникла духовная немецкая песнь.

В Вартбурге содержались и были казнены предводители крестьянской армии, которых предал городской совет старейшин, не посчитавшийся с просьбой Томаса Мюнцера, ходатайствовавшего об их помиловании.

Вартбург с его дворцом, новыми покоями и крепостной стеной является жемчужиной романского стиля в архитектуре Германии. В настоящее время во многих помещениях замка капители колонн украшены скульптурами: например, Рыцарский зал украшает капитель с орлами, певческий зал — огромная фреска Морица фон Швиндта, посвященная легендарному состязанию лучших миннезингеров Германии XIII века. Его же фреска в Княжеском кабинете посвящена легендарной предыстории Вартбурга: охотясь на высокой горе, граф Людвиг I решил построить здесь крепость. К сокровищам Вартбурга относится и так называемый «дюреровский шкаф», часть резных украшений копирует произведения А. Дюрера. Через 300 лет после Мартина Лютера замок увидел в своих стенах первый слет объединившихся в корпорации студентов, которые в годы мрачной реакции и раскола продолжали высоко держать национальное знамя. Демократическая студенческая организация «Буршеншафт» записала в своей программе: «Мы должны встать на защиту самых низших слоев населения». В Парадном зале замка до сих пор хранится старинное знамя буршей, напоминающее о вартбургском празднике немецких студенческих корпораций, где прогрессивные профессора и студенты потребовали покончить с феодальной раздробленностью и гарантировать демократические права и свободы. Это происходило в 1817 году, после низвержения Наполеона, и участники праздника поклялись неизменно и всегда бороться за свободу своей страны.

В 1845 году композитор Рихард Вагнер написал оперу «Тангейзер», в которой увековечил легендарную средневековую «войну певцов» в Вартбурге. Видная роль в ней отведена княгине Елизавете Тюрингской, с именем которой связано немало легенд и рассказов о ее помощи больным и старым людям, которые оказывались жертвой жестоких феодальных междоусобиц. Впоследствии за набожность и любовь к ближним церковь причислила Елизавету Тюрингскую клику святых В 1867 году, в связи с 800-летием замка, венгерский композитор Ференц Лист дирижировал своей ораторией «Легенда о Святой Елизавете».

В настоящее время особое место в жизни Вартбургского замка занимает праздник «Встреча лета», который с незапамятных времен устраивается в предпасхальную субботу и сопровождается торжественным шествием. В течение всего праздника на украшенных грузовиках играются сцены из истории города Айзенаха, а завершается он аллегорическим представлением победы солнца в образе древнегерманской богини «фрау Зунна» — над зимой.

На высокой скале, где на фоне небес Дикой чащей разросся чернеющий лес, Где среди тишины водопад лишь шумит, Белый замок, как лебедь, над лесом парит. Эти строки написаны о замке Нойшванштайн — сбывшейся наяву фантазии, замке-сказке, который расположился среди заснеженных вершин баварских Альп. Вырезанный как будто из кости, Нойшванштайн больше похож на мечту, чем на реальность, — это одно из самых необычных зданий, когда-либо возведенных человеком. До сих пор замок Нойшванштайн вызывает споры: одни называют его чудом и сказочным дворцом, другие — уродцем и прихотью безумца. Самого хозяина замка, баварского короля Людвига 2, некоторые считали чудаком, другие (в конце его жизни) просто сумасшедшим, но подданные называли его своим «сказочным королем». Так кто же он — этот таинственный баварский монарх, о котором сохранились такие противоречивые мнения?  «Единственный подлинный король XIX столетия», — сказал о нем французский поэт Поль Верлен. Сам Людвиг II, цитируя трагедию Ф. Шиллера «Мессинская невеста», говорил: «Загадкой вечной буду я себе». Он стал загадкой и для многих историков, и загадки эти начались с самого его рождения. Поэтому говорить о замках баварского короля можно лишь, рассказывая о нем самом, так тесно они связаны с его личностью.

В полночь 25 августа 1845 года вся Бавария ожидала известий из королевского дворца Нимфенбург, где должен был появиться на свет ребенок кронпринца Максимилиана Баварского и его супруги Марии Прусской. С раннего детства мечтательный ум Людвига погружался в романтические фантазии. Больше всего он любил бывать в рыцарском замке Оеншвангау, с которым связана легенда о благородном рыцаре-лебеде, баварском Лоэнгрине. При реставрации замка, построенного воинами и менестрелями, лучшие художники Мюнхена расписали его фресками, изображавшими все связанные с замком исторические и легендарные предания. Легенды заполнили одинокое детство Людвига, когда мать ограждала его от общения с товарищами низкого происхождения. Во всевозможных видах был изображен символический лебедь' на картинах, в лепнине, в сотнях безделушек, украшавших залы замка. На пруду в старом парке жили стаи белых лебедей. Людвига и его младшего брата Отто воспитывали по-спартански: ранний подъем, скудная пища, суровые наказания за малейшие провинности, многочасовые занятия науками и искусствами, не приносившими, впрочем, юному кронпринцу никакого эстетического наслаждения Неудивительно, что мечтательный Людвиг, тяготившийся дворцовой муштрой, начал искать реальную жизнь в окружавшей его мифологии — литературной, театральной, музыкальной, живописной. Юный кронпринц часами рассматривал росписи на стенах. Это были сцены из эпоса о Нибелунгах: подвиги Зигфрида и романтическая любовь бесстрашного рыцаря и прекрасной принцессы Кримхильды. Здесь же он увидел и картины, иллюстрирующие поэму средневекового поэта Вольфрама фон Эшенбаха о Лоэнгрине. В пятнадцать лет Людвиг побывал на представлении вагнеровской оперы «Лоэнгрин» и ушел из театра потрясенный. Этот персонаж стал любимым героем будущего наследника престола, и, видимо, тогда у него и родилось первое, пока еще смутное, отождествление себя с рыцарем-лебедем. Взрослея, Людвиг обнаружил еще одно королевство, которое лежало за пределами замка, — прекрасные баварские Альпы Во время прогулок и долгих поездок на лошадях он нашел для себя покой в общении с природой, полюбил общество простых крестьян Окруженный романтической природой и легендами о героических предках, Людвиг мечтал о великой судьбе и ждал дня, когда вступит на престол В это же время он познакомился с великим Рихардом Вагнером, приобрел все его произведения: партитуры композитора сопровождали короля всю жизнь

Людвиг унаследовал королевский трон и получил власть в 18 лет, и одним из первых его государственных деяний было приглашение Р. Вагнеpa в Мюнхен, где юный король предоставил в распоряжение композитора свою загородную виллу. Теперь, обладая деньгами и властью, он стал меценатом Рихарда Вагнера, заплатил за композитора долги и пообещал и впредь оплачивать все его расходы, чтобы тот «мог свободно расправить могучие крылья своего гения в чистом воздухе восхитительного искусства». Кроме того, Людвиг II намеревался учредить фестиваль для исполнения вагнеровских произведений, в которых композитор с большим размахом переносил на сцену мир немецких легенд и сказаний, стараясь увлечь зрителей драмой извечного противоборства Добра и Зла. Так началась дружба между двадцатилетним королем и уже зрелым композитором. Когда Людвиг II вступил на трон, он ничего не знал о жизни и еще меньше о политике. Он хотел стать героем своего народа, но правительству нужен был не герой, а номинальная фигура — только образ короля. Потерпев неудачу в политике, а потом и в любви, Людвиг Баварский решил построить замок своей мечты. Он построил три замка — Нойшванштайн, Линдерхоф и Херенкимзее, но самое знаменитое его творение, безусловно, замок Нойшванштайн. Еще его отец, король Максимилиан II, намеревался восстановить и реставрировать полуразрушенный старый замок Шванштайн (Лебединый Камень), родовое гнездо рыцарей Швангау, от которых и берет свое начало династия баварских королей Виттельсбахов. После смерти отца Людвиг решил снести руины старого замка и построить новый, поэтому несколько изменилось и название: Нойшванштайн — это Новый Лебединый Камень. Нойшванштайн начали возводить в 1869 году, но уже к окончанию строительства стало ясно, что замок превратился в памятник романтизму и храм Рихарда Вагнера, которого сам Людвиг II называл королем. Однако это начинание, равно как и многие другие решения юного монарха, все больше склоняли окружающих к мысли, что король повредился в рассудке и как правитель не способен смотреть на вещи здраво. Строителя чудесного альпийского замка объявили невменяемым: «Его Величество страдает той формой душевного заболевания, которая хорошо известна психиатрам под названием паранойя» Это было сказано о короле, по повелению которого был возведен замок, парящий над вульгарным миром; замок, где должны были царить только истина, благородство и красота. По замыслу и архитектурному стилю Нойшванштайн повторял с детства любимый Людвигом замок Охеншвангау, но он был намного больше его по размерам и великолепнее. При жизни короля Людвига полностью было построено только здание дворца, а все остальные его элементы сооружались уже после смерти баварского монарха. Узкие витые башни и широкие парадные лестницы, искусственный сталактитовый грот, покои в готическом, мавританском и барочном стилях, Тронный зал... Этот великолепный зал просто ослепляет своим величием, блеском и 
1   2   3

Похожие:

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconСо смертью Канута в 1035 году Великая Северная Империя распалась на части. Его сыновья Хартаканут и Гарольд повздорили по вопросу о престолонаследии, и
Британия была вовлечена в гражданскую войну. Ни тот ни другой из наследников Канута не устраивал Англию, поэтому в 1043 году, когда...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconТерри Пратчетт Вещие сестрички Плоский мир 5
Король умер, да здравствует король! Впрочем, какой именно король здравствует? Тот, что в призрака превратился? Или его убийца, самозванец,...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconКому принадлежат эти слова?
А. «Если вы, король Англии, не сделаете так, то я беру на себя руководство войной и, где бы ни настигла ваших людей во Франции, я...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconИсаак ньютон 1
Ньютон, один из величайших ученых всех времен, ро­дился в 1642 году в маленькой деревеньке в графстве Линкольншир в Англии. Его отец...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconВасилий Головачев «король умер да здравствует король!»
Боханов, сохранивший за собой кресло президента в Центре нетрадиционных технологий при Академии наук. Не было Графа, то есть Горшина,...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его icon1943 году начал свою профессиональную деятельность. С тех пор работал во многих театрах Англии, в том числе в Королевском Шекспировском, ставил спектакли в
Здесь родились экспериментальные спектакли “Махабхарата”, “Беседа птиц”, “Оргаст” и другие. В россии шли его спектакли “Гамлет” (1955),...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconС вятой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов был сын Зеведея и Саломии, дочери Иосифа Обручника. Примечание 1: Родиной Иоанна Богослова была Вифсаида. Родители
По сказанию блж. Иеронима Иоанн был совсем еще юношей, когда Господь призвал его в число Своих учеников. Благочестивые родители не...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconЛамаизм получил свой завершенный вид, а структура его учения и ритуалы были окончательно сформированы, к концу XV века (Цзонкапа умер в 1419 г.). Все школы и
Цзонкапа умер в 1419 г Все школы и религиозные движения, принимавшие участие в этой эволюции, продолжавшейся несколько столетий,...

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconШвецов Василий Николаевич Горькая новь
Воспоминания об антисоветском крестьянском восстании в 1922 году на Алтае. Написана в 60х годах 20 го века. Автор умер в 1980г

Замки стали сгроить в Англии с XI века. В 1066 году умер, не оставив наследников, король Эдуард Исповедник. Английская знать тотчас провозгласила королем его iconПрограмма курса «История английской литературы конца ХIХ начала ХХ века» для студентов романо-германского отделения (английская филология)
Теория и практика реалистического романа в конце XIX – начале ХХ века. Критика «классического реализма» Диккенса и Теккерея


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница