Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса




Скачать 275.53 Kb.
НазваниеПроблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса
страница1/2
Дата конвертации15.01.2013
Размер275.53 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2
На правах рукописи


ОДЖАКЛЫ Ольга Юрьевна


ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ

В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ Э. ГИДДЕНСА


Специальность 09.00.03. – история философии


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Тверь - 2010


Диссертация выполнена на кафедре теории и истории культуры

Тверского государственного университета.


Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Губман Борис Львович


Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Михайлова Елена Евгеньевна

кандидат философских наук, доцент

Григорьев Леонид Геннадьевич

Ведущая организация: Академия повышения квалификации и переподготовки работников образования

(г. Москва)

Защита состоится «10» сентября 2010 года в 14 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам (ДМ 212.263.07) в Тверском государственном университете по адресу: 170000, Тверь, ул. Желябова д.33

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, д.44а. Реферат диссертации представлен на сайте: http: // university.tversu.ru/aspirants/abstracts

Автореферат разослан «10» августа 2009 г.


Ученый секретарь диссертационного совета С.П. Бельчевичен

кандидат философских наук, доцент


  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации принадлежит к числу наиболее обсуждаемых в сочинениях представителей различных школ современной западной социально-философской мысли. Во второй половине 20-го столетия наблюдается возрождение интереса к проблематике взаимодействия общества и личности, связанное с глобализационными процессами современного мира, а также с волной быстрого развития и широкого применения информационных технологий. Новые реалии современного мира вполне обоснованно интерпретируются современными западными авторами в ключе неклассического философского теоретизирования.

Известный британский философ и социолог Энтони Гидденс (р. 1938) рассматривает проблему взаимосвязи общества и личности в эпоху «высокого модерна» через призму следствий глобализационных процессов. Особенность его подхода состоит в ее интерпретации с точки зрения институциональных изменений, происходящих под воздействием глобализации. В сочинениях Гидденса присутствует глубокая социально-философская рефлексия, позволяющая синтезировать данные социологии и других областей социально-гуманитарного знания при рассмотрении проблемы взаимосвязи личности и общества в эпоху «высокого модерна». Осмысление философско-методологических оснований его видения этого вопроса представляет весьма важную задачу, позволяющую обнаружить конструктивные пути его разрешения.

Актуальность темы исследования. Рассмотрение взаимосвязи общества и личности в различные периоды истории, предложенное Э. Гидденсом, позволяет выявить отличительные характеристики их отношений в условиях современного глобализирующего мира, понять возможности его влияния на траекторию личностного развития во взаимодействия с новообразовавшимися социальными институтами. Очевидно, что комплекс вопросов, поднятых им в связи с анализом изменений во взаимоотношениях общества и личности в период «высокого модерна», подлежит позитивному осмыслению и важен для понимания перспектив планетарного сообщества на нынешней фазе его эволюции.

Согласно теории структурации Гидденса, структурные свойства социальной системы выражаются в ее институциональном устройстве. Социальные институты относятся к «стандартизированным способам поведения», которые играют основную роль в пространственно-временной организации социальных систем. Они обеспечивают, во-первых, пространственно-временную непрерывность, преемственность и повторяемость повседневных практик, и, во-вторых, постоянную перестройку стандартов поведения в зависимости от контекста повседневной социальной деятельности. Эта теория не только воспроизводит комплекс реалий, радикально отличный от тех, что свойственны эпохе европейской модерности, но и основывается на постклассических философских основаниях. Анализируя содержание социально-философской теории Гидденса, можно глубже понять специфику и возможности постклассического теоретизирования в истолковании общественных реалий. Одновременно в теории структурации Гидденса и его взглядах на проблему «высокого модерна» как следствия глобализационных процессов, отчетливо прослеживается определенное родство с построениями представителей классической социально-философской мысли Нового времени, чьи идеи получают новое звучание при переосмыслении в контексте современности.

Диссертационное исследование имеет педагогическое значение, поскольку сформулированные в его рамках выводы могут найти применение в преподавании целого ряда социально-гуманитарных наук, таких как история философии, социальная философия, история социологии, социология и др.

Степень разработанности проблемы. Степень разработанности проблемы. Подход Э. Гидденса к проблеме взаимосвязи личности и общества в эпоху глобализации опирается на платформу его социально-философских воззрений, выдержанных в духе поиска позитивного синтеза социологического знания и мировоззренческих стратегий постклассического философского теоретизирования. Именно это обстоятельство отмечается в трудах Г.А. Брианта, Ю.Н. Давыдова, Э.В. Деменчонка, Д. Джэри, Л.Б. Касперсона, Т, Х. Керимова, Л.М. Керимовой, Ю.А. Кимелева, И.А. Климова, А.Д. Ковалева, Т.Л. Маринчешки, Л. Ловаля, Д. Ли, К. Пирсона, Н.Л. Поляковой, С.П. Романовой, К.Г. Такера, Б.С. Тернера, В.Н. Фурса, Д. Хелда и других авторов, обратившихся к рассмотрению его общетеоретических воззрений1. В их работах наследие Гидденса выглядит как содержащее глубокое осмысление того круга мировоззренческих проблем, которые, возникнув в границах неокантианства, феноменологии, экзистенциальной герменевтики, психоанализа, лингвистической философии, структурализма, постструктурализма, неомарксизма и иных направлений современной западной мысли, заставили его по-новому взглянуть на социальную реальность, преодолевая объектно-вещный подход к ней и наполняя ее гуманистическим содержанием. В силу этого обстоятельства теория социальной структурации Гидденса оказывается противоположной по своему содержанию и идейно-мировоззренческому пафосу позитивистской социологии.

Гидденс принадлежит к кругу глубоких аналитиков глобализации, рассматриваемой им как феномен «высокой модерности». Не разделяя определения современной эпохи, выработанного теоретиками радикального постмодернизма, он рассматривает ее как продолжение и своеобразную кульминацию европейской модерности. Выработанная им линия теоретического подхода к этой проблеме во многом совпадает с ее исследовательской стратегией, предложенной в трудах У. Бека, С. Лэша, Ю. Хабермаса и др. Теория «высокой модерности» Гидденса и коррелятивного ей истолкования глобализации стали предметом критического изучения в работах С. П. Баньковской, У. Бека, Б.Л. Губмана, В.В. Ильина, В.Л. Иноземцева, В.А. Колпаков, И. Д. Коэна, С.А. Кравченко, С. Лэша, В.М. Межуева, М.О. Мнацаканяна, С. Г. Местровича, А.С. Панарина, Д. Смита, В.Г. Федотовой, Н.Н. Федотовой, В.Н. Фурса и других авторов2.

Ситуация личности в контексте глобального сообщества - одна из центральных сюжетных линий размышлений Гидденса. Изучение этого слоя теоретического наследия британского автора выглядит наименее изученной и насыщенной в философском плане частью его творчества. Тем не менее, в работах Р.Г. Апресяна, А.Ф. Филиппова, З. Баумана; Р. У. Болоу, М. О’Брайана, С. Пенна, Н. Фрифта, К.Х. Финкера, С. Хэя, анализируются некоторые аспекты понимания им судьбы личности в обществе риска, специфики обретения ею самоидентификции, трансформации интимности в стремительно глобализирующейся среде высокой модерности3. В целом же трактовка взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации, предложенная в границах социальной философии Э. Гидденса, не стала до сих пор сюжетом обстоятельного историко-философского анализа.

Теоретическая неразработанность и практическая значимость этой проблемы обусловили выбор темы исследования, объектом которого являются социально-философские воззрения Э. Гидденса, а предметом – основные подходы к проблеме взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации, сложившиеся в его сочинениях на основе неклассической платформы теоретизирования.

Цель и задачи исследования. Цель и задачи исследования. Целью диссертации является историко-философский анализ мировоззренческих оснований подхода к проблеме взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации, предложенного Э. Гидденсом. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

- рассмотреть философско-мировоззренческие основания и истоки теории структурации Э. Гидденса, его понимания личности, ее деятельности и институциональной структуры общества в целом;

- выявить основные черты анализа проблемы самоидентичности личности, специфики ее реализации в традиционном обществе и в эпоху классического модерна в социальной философии Э. Гидденса;

- проанализировать предложенную Э. Гидденсом интерпретацию противоречий процесса личностной самоидентификации в период «высокого модерна»;

- раскрыть существенные черты социально-философской интерпретации Э. Гидденсом взаимосвязи глобализации и культуры «высокой модерности»;

- показать определяющие характеристики решения проблемы траектории развития человеческой личности в периоды классической и «высокой» модерности в перспективе концепции Э. Гидденса;

- провести сравнительный анализ понимания трансформации сферы интимности в периоды классического и «высокого» модерна в интепретации Э. Гидденса;

- Проанализировать взгляды Э. Гидденса на проблему риска и безопасности личности как экзистенциально окрашенных характеристик человеческого существования в контексте глобализационных процессов современности.

Источниками предпринятого исследования являются прежде всего произведения Э. Гидденса, изданные на английском и русском языках, которые релевантны теме диссертации. К числу источников относятся также работы З. Баумана, У. Бека, С. Лэша, Ю. Хабермаса, Н. Лумана и других видных представителей современной западной социальной философии и социологии, в диалоге с которыми складывались воззрения Э. Гидденса. Автор обращается также к корпусу идейного наследия классической и постклассической западной философской и социологической мысли, в поле идей которой формируется оригинальная концепция Э. Гидденса по изучаемому вопросу. Источниковая база диссертации включает и новейшие исследования современных западных авторов, посвященные проблемам взаимодействия общества и личности в эпоху глобализации в свете концепции Э. Гидденса.

Методологические основы исследования. Используемые методы исследования определены особенностями темы. В диссертации используется герменевтическая методология, проблемно-тематический способ анализа и изложения материала. При написании работы применялись структурный, струк­турно - функциональный, исторический и сравнительно – исторический методы.

Структура диссертации и ее основное содержание. Работа со­стоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации 181 страница.

Во «Введении» обосновывается актуальность темы ис­следования, рассматривается степень научной разработанности постав­ленной проблемы, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, раскрывается методологическая основа диссертации, а также ее на­учная новизна и положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Общество и личность в социальной философии Э. Гидденса» посвящена выяснению теоретико-методологических оснований, типологических особенностей и социокультурной обусловленности трактовки этой проблемы, предложенной в социально-философской концепции Э. Гидденса.

В первом параграфе «Деятельность личности и институциональная структура общества» рассмотрены философско-мировоззренческие основания анализа личности и ее деятельности в теории структурации общества Э. Гидденса.

Во втором параграфе «Самоидентичность личности в эпоху модерна» раскрыты особенности интерпретации Э. Гидденсом механизма формирования личностной самотождественности, специфики ее осуществления в традиционном обществе и в эпоху классического модерна.

В третьем параграфе «Дилеммы личностной самотождественности в период «высокого модерна»» дан анализ видения Э. Гидденсом противоречивого пути обретения личностной самоидентификации в эпоху «радикального» модерна.

Глава 2. «Э. Гидденс о ситуации личности в глобализирующемся мире» сфокусирована на осмыслении воззрений Э. Гидденса на изменение роли личности в контексте глобализационных процессов.

В первом параграфе «Глобализация и становление культуры «высокого модерна»» в контексте дискуссий, ведущихся в западной социальной философии, раскрыты теоретико-методологические основания взглядов Э. Гидденса на глобализацию как феномен эпохи «высокого модерна».

Во втором параграфе «Траектории развития человеческой личности» выявлены базисные характеристики понимания Э. Гидденсом перспектив формирования жизненного пути личности в период глобализации.

В третьем параграфе «Трансформация интимности» демонстрируются основополагающие моменты стратегии изучения Э. Гидденсом изменения феномена человеческой интимности в эпоху глобализационных перемен.

В четвертом параграфе «Экзистенциальный опыт личности: риск и безопасность» рассмотрен подход Э. Гидденса к перспективе экзистенциальной самореализации в контексте общества риска, порождаемого глобализацией.

В «Заключении» подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы его основные выводы.


II. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной историко-философской литературе все­сторонне проанализирована трактовка проблемы взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии Э. Гидденса. В более конкретном плане существенные результаты исследования состоят в следующем:

- рассмотрены философские основания истолкования проблемы взаимосвязи общества и личности в теории структурации Э. Гидденса, ставшей альтернативой позитивистским воззрениям, а также структурализму и возникшей в поле критического осмысления идей неокантианства, феноменологии, экзистенциальной герменевтики, психоанализа, лингвистической философии, постструктурализма, неомарксизма и иных направлений современной западной мысли;

- раскрыта философско-теоретическая платформа анализа Э. Гидденсом механизма самоидентичности личности на базе рефлексивности, нарративного самосознания в контексте целостности общественной жизни, а также выявлены особенности реализации этого процесса в периоды традиционного общества, классической и «высокой» модерности;

- в контексте современных дискуссий, идущих в западной социально-философской мысли по проблеме глобализации, критически проанализирована сущность подхода Э. Гидденса к этому феномену как наиболее характерному для этапа социокультурного развития «высокого» модерна, задающего корреляцию универсально значимых технико-технологических, экономических, социальных, политических и культурных стандартов и локального контекста их воплощения;

- дана интерпретация выдвигаемой Э. Гидденсом концепции различий формирования личности в период классического и «высокого» модерна, когда свобода выбора стиля жизни реализуется в контексте глобальной взаимозависимости индивидуальных и планетарных потребностей, а «трансформация интимности» выглядит как одно из наиболее радикальных последствий глубоких социокультурных изменений, стремительно универсально объединяющегося мира;

- показана эвристическая ценность воззрений Э. Гидденса на современное глобальное сообщество как фундаментально «рискогенное» для анализа его многообразных ситуаций, активизирущих экзистенциально-личностный потенциал риска и доверия на фоне институциональной и событийной динамики эпохи «высокого модерна».


Основные положения, выносимые на защиту:

1. Разработанная Гидденсом теория структурации опирается на достаточно оригинальное понимание личности и ее деятельности в призводстве и воспроизводстве социальных систем. Личность рассмаривается им как результат рефлексивной социальной идентификации и самоидентификации, реализующейся в экзистенциальном выборе. В полемике с позитивистской и структуралистской трактовкой общества, выдержанными в духе объективизма, британский теоретик предложил его истолкование, предполагающее становление социальной реальности, ее производства и воспроизводства в контексте деятельности социальных субъектов, их коммуникации. Воззрения Гидденса обогащены интенсивной философской рефлексией, созвучной в целом постметафизическому стилю теоретизирования (Ю. Хабермас), утвердившемуся в западной социальной философии современности. Он создает собственные теоретические представления, опираясь на корпус идей неокантианства, феноменологии, экзистенциальной герменевтики, психоанализа, лингвистической философии, структурализма, постструктурализма, неомарксизма и других направлений современной философии. Человек, творящий социальную реальность, предстает в теории Гидденса одновременно ее интерпретатором. В ее рамках реализуется своеобразная версия герменевтической установки: социальная реальность возникает в процессе не только понимания и интерпретации субъектом собственных деяний, но и в их истолковании другими акторами, вступающими с ним во взаимодействия. Критико-рефлексивные усилия социального теоретика представляют собою еще один новый уровень осознания непрестанно трансформирующейся общественной реальности. Поддерживая и изменяя структурные условия своего существования, сеть социальных институтов, субъект воспроизводит и созидает ткань социальной жизни. На этом пути реализуется социальная и системная интеграция, рождаются различные формы социальной жизни.

Критикуя классическую фрейдистскую модель личности, Гидденс выявил под влиянием идей М. Хайдеггера экзистенциальное измерение ее существования и показал единство в ее структуре подсознательных, практических и дискурсивных компонентов. Повседневно-практическая деятельность личности, понимаемая Гидденсом в духе концепций позднего Э. Гуссерля и А. Шюца, а также Г. Гарфинкеля предполагает мониторинг со стороны сознания всего, что находится за его пределами. Дискурсивная деятельность личности сопряжена с феноменом интенционального проектирования последствий социального действия. В ее понимании переплетаются гуссерлианские и веберианские мотивы, которые, однако, не представлены в перспективе последовательного теоретического синтеза.

Теория структурации, объясняющая, по сути, устроение всего общества, основана на утверждении о том, что общество создано активной деятельностью субъектов, рефлексивной по своей природе. Индивиды своей деятельностью не только преобразуют общество, но одновременно изменяют и самих себя. Возможности и границы социального участия индивидов исторически обусловлены (ограничены): они создают общество в контексте влияния неосознаваемых условий действия и его непредвиденных последствий. Структуры оказывают не только ограничивающее влияние, но и создают возможности для человеческой деятельности. Производство и воспроизводство структур есть результат рутинной (повседневной и повторяющейся) практики. Теория структурации и предполагаемое ею понимание действующего субъекта, социальных институтов, социальной и системной интеграции, по замыслу Гиденса, призваны упорядочить концептуальный аппарат современных представлений об обществе в контексте «радикализации» модерности.

2. Э. Гидденсу удалось создать достаточно оригинальную теоретическую концепцию личностной самоидентичности, показав специфику ее конституирования в эпоху традиционного общества и модерна. Представляя собственное видение процесса личностной самоидентификации, он синтезирует методологическую стратегию герменевтики и философии лингвистического анализа. Личностная самоидентичность предстает как проект, осуществляемый индивидом, живущим во времени и пространстве и осознающим себя в рамках наррации, фиксирующей его жизненный путь. Экзистенциальное измерение человеческого существования оказывается неотрывным от дискурсивно-интепретативного самопонимания индивида, видения собственного жизненного пути. Подобный вариант синтеза установок герменевтики и лингвистической философии весьма созвучен исканиям П. Рикера и его последователей, характерным для панорамы западной философии современности. Одновременно концепция личностной самоидентификации Гидденса неотрывна от основоположений созданной им теории структурации, выглядит ее интегральной частью. Она создавалась на материале сравнительного анализа традиционного общества и модерности.

Опираясь на синтез воззрений представителей новоевропейской и современной социально-философской мысли, британский теоретик разработал оригинальное видение модерности, предполагающее непрестанное самопроектирование человеческой личности. В свою очередь, базовые институты общества Нового времени оказываются, как справедливо показал он, необходимым фоном и предпосылкой того типа личностной самоидентификации, который складывается в этот период. Гидденс подмечает имманентную ограниченность просвещенческой парадигмы видения модерности, показывая, что институциональные формы модерна, рожденные на базе постоянной интенсивной рациональной рефлексии субъектов деятельности, подвержены константной модификации, изменениям. Раскрывая динамику модерна, ее социокультурный механизм, Гидденс выявил имманентную противоречивость самого процесса тотальной рационализации общественной жизни, таящего все новые и новые непредвиденные вызовы для личности на пути поиска ее самотождественности. По сути дела, принимая тематику неомарксистских авторов и размышления М. Фуко о репрессивных механизмах модерна, он приходит к собственной версии критической теории, которая позволяет ему создать интересное видение «высокого модерна» и перспектив, открываемых им для процесса обретения личностной самотождественности.

3. В полемике с теоретиками радикального постмодерна Гидденс разработал собственную теорию «высокого модерна» и динамики процесса личностной самоидентификации в этот период. На базе коммуникативной установки он продемонстрировал единство социальной идентификации и самоидентификации личности, особенности ее осуществления на фоне мозаичной и одновременно глобально-планетарной по своему масштабу социокультурной ситуации «высокого модерна». Как мозаичность, так и глобальность этого периода трактуются им как наследие рационалистической по своему духу культуры классической модерности, нашедшей свою кульминацию в традиции Просвещения. Именно радикализация рационалистического импульса модерности привела как к осознанию мозаичности не имеющих финальных оснований культурных форм, так и к глобализации. Сопряженный с рационалистической установкой историзм Нового времени, как достаточно убедительно демонстрирует британский теоретик, логически перерождается в современное историческое сознание, отбрасывающее любые детерминистские и телеологические схемы и приходящее к плюралистическому видению социокультурного развития, его поливариантно-синергетическому истолкованию. Вместе с тем, Гидденс не склонен отбрасывать рефлексивность и личностный активизм модерности. Под влиянием глобализационных процессов «высокого» модерна, сложных взаимодействий глобальных и локальных измерений социальных практик, личность, по мнению Гидденса, приобретает возможность завоевать свою индивидуальность, находясь в кругу дилемм существования, предполагающих постоянный выбор. Одновременно, ситуация «высокого модерна» предстает как порождающая новые формы конфликтов, разобщенности и неравенства.

Достаточно оригинальные теоретические конструкции Гидденса, его видение горизонтов личностной самоидентификации постмодерна ведется в границах модифицированной парадигмы классического мышления, полярной радикальному постмодернизму. Как явствует из трактовки «высокого модерна», предложенной Гидденсом, его социокультурный мир понимается им как продолжение тенденций, характерных для классической фазы этого периода, с радикализацией заложенных в ее основе принципов. Рассматривая постмодерн лишь как формирующуюся реальность, он понимает ее как определенное отрицание устоев традиции модерна. Его идеальный абрис предполагает становление «глобального космополитического общества», где должна быть устранена нужда, восторжествует гуманистическое применение науки и технологии, исчезнут крайние проявления милитаризма и утвердится политический климат демократического участия и международного сотрудничества. Подобный идеал постмодерна несет на себе очевидный отпечаток представлений о совершенном социокультурном устройстве эпохи Нового времени. Преодоленный модерн парадоксальным образом оказывается собственной совершенной моделью.

4. Э. Гидденсу удалось всесторонне рассмотреть глобализацию как феномен эпохи «высокого модерна» и выявить трансформацию ситуации личности в ее контексте. В целом его концепцию, возникшую в полемике с ведущими трактовками глобализации, можно охарактеризовать как синтетическую и умеренно позитивную в плане оценки этого явления. В границах собственных социально-философских воззрений он проанализировал технико-технологическую, экономическую, социальную, политическую и культурную грани глобализации, раскрыв их взаимопроникновение и взаимодополнительность. Глобализация интерпретируется им как накладывающая свой отпечаток на единение универсально-планетарного и локального контекстов человеческого существования, его социокультурной обусловленности. Именно с этих позиций Гидденс раскрывает специфику экзистенциально-личностного измерения глобализации, тех новых альтернатив человеческого выбора и самосозидания, которые ею открываются.

Глобализация, согласно теории Гидденса, является ключевой институциональной характеристикой «позднего модерна». Тенденция глобализации вообще внутренне присуща модерну, что явствует уже из основных характеристик модерных институтов, прежде всего, из их «неукорененности» (disembeddedness) в конкретных обстоятельствах. Гидденс подчеркивает, что именно переход от использования широкого понятия общества к использованию понятийного аппарата пространственно-временной дистанциации открывает дорогу органичному включению проблематики глобализации в социальную теорию.

Британский автор показал, что глобализация несет как позитивные универсалистские тенденции культурного диалога, так и опасность экспансии стереотипов массовой культуры, разрушительные для общества перспективы утраты национальной идентичности и отчуждения личности. С нею связана детрадиционализация, и как следствие – ценностный плюрализм, иронично именуемый им «ценностным политеизмом», который, как выявил Гидденс, зачастую порождает в качестве консервативной реакции фундаментализм различного толка. Им были проанализированы имманентные противоречия стратегии мультикультурализма в странах Запада. Всесторонний и плодотворный во многих отношениях социально-философский подход к динамике институциональных сдвигов в глобально-планетарном сообществе позволил Гидденсу раскрыть новые грани порожденных им полных противоречий культурных условий существования личности.

5. Размышления Гидденса о траекториях саморазвития личности в эпоху глобализации вписываются в круг философских идей, созданных мыслителями, рассматривавшими человеческую жизнь как проект самосозидания. Они созвучны традиции истолкования жизни как неповторимого произведения, творимого самим человеком в процессе его внутренних исканий и выбора. Плеяда теоретиков, размышлявших о траектории человеческой жизни в этом ключе, представлена именами Ф.Ницше, С. Кьеркегора, А. Камю, Ж.-П. Сартра, Г. Марселя, М. Хайдеггера, К. Ясперса, Э. Фромма, М. Фуко, Р. Рорти и других авторов. Гидденс обогащает этот подход синтезом экзистенциальной и социально-философской тематики, ибо для него человек, обреченный на решение сложных дилемм самосозидания, ищет контуры своего жизненного проекта в конкретной ткани реалий глобального мира.

«Я» как рефлексивный проект – это, в понимании Гидденса, осуществление целостного, постоянно корректируемого биографического повествования в поливариантном контексте выбора, пропущенного через фильтры абстрактных систем. В таком случае осуществление тождества своей личности, или «разработка траектории Я», становится одной из главнейших жизненных задач индивида. Поскольку в ситуации «позднего модерна» у личности «нет другого выбора, кроме постоянного выбора», индивидуальное «Я» вынуждено определить свой жизненный стиль, или «более или менее целостный набор используемых практик». Этот набор практик имеет не только утилитарное назначение, ибо придает материальную форму личностному повествованию о самоидентичности. Жизненный стиль воплощается посредством жизненного плана, конкретизацией которого, в свою очередь, выступает индивидуальный жизненный календарь.

Подобная постановка вопроса выглядит чрезвычайно плодотворной, позволяющей обрести новый ракурс видения личностного развития, обогащенный философской рефлексией и одновременно предполагающий широкий интердисциплинарный синтез, обращение к данным социологии, политической науки, психологии, истории культуры, лингвистики и других дисциплин. Гидденс показал, что траектории саморазвития человеческой личности в эпоху «высокого» модерна и сопровождающей его глобализации являются не чем иным, как «целостным набором используемых практик», охарактеризованных временным фактором и свободным от традиционных и дистанционных ориентиров. Созидание жизненного пути личности, как считает Гидденс, становится первостепенной задачей на закате «высокого модерна», где свобода выбора жизненного стиля реализуется в контексте глобальной взаимозависимости индивидуальных и планетарных потребностей.

6. Гидденсу удалось показать динамику трансформации интимности в эпоху «радикального» модерна, сопровождающегося глобализацией социальных связей. Он не ограничивается социально-философской проработкой сюжетов фрейдистского психоанализа. Развивая идеи М. Фуко, его представления о сексуальности и биополитике, британский теоретик увидел в сексуальности важное связующее звено между телесностью, личностной самотождественностью и социальными нормами. Им плодотворно рассматривается феномен сексуальности как сопряженный с формируемой в социальном поле телесностью и стратегиями обретения личностной самоидентификации. При этом, углубленно прорабатывается институциональный фон реализации новых форм сексуальности, который, в свою очередь, модифицируется ими.

Современное технологическое и бюрократизированное производство вытеснило семью из ее древней производительной роли. В современной индустрии, как справедливо утверждает Гиденс, больше не представляется возможным ни иметь домашнее хозяйство, которое выполняет хозяйственную функцию, ни переместить семью на те позиции, где имеет место промышленное производство. Даже в аграрном секторе семейные фермы оттесняются на задворки сельскохозяйственного производства, уступая место крупным предприятиям, организованным по индустриальному принципу. Это, разумеется, существенно снижает доминирующую социальную роль мужчины в современном обществе. Напротив, женщина активнее вовлекается в собственно производственный процесс принципиально нового типа, где она все чаще становиться вровень с мужчиной.

Социологический материал, сопряженный с изучением трансформации семьи, гендерных сюжетов, изменением производственных процессов, уровня жизни и потребления, сопутствующих этому изменений ценностно-нормативного плана, секуляризационной составляющей, подвергается глубокой философской рефлексии. Гидденс демонстрирует экзистенциальные грани трансформации интимности, связь этого процесса с новой понимаемой в духе Фуко «эстетикой существования», выявляет позитивные и негативные социокультурные последствия произошедших изменений.

7. В теоретическом наследии Э. Гидденса содержится глубокий анализ проблем риска и безопасности в эпоху глобализации. Британский автор убедительно показал, что этот период истории характерен не только новыми возможностями личностного саморазвития, но и созданием ранее несуществовавшего и принципиально полностью неконтролируемого спектра рисков. Глобализирующийся мир одновременно вовлекает человека во множество новых информационно-познавательных и практических взаимодействий и превращает цели, смысл этих взаимодействий в нечто относительное, ситуационное, преходящее, лишенное того ценностного содержания, которое только и способно формировать устойчивые человеческие общности и стабильную структуру личности. Глобализация отчетливо обостряет проблему неадекватности существующих форм институциональной социальности, ее нормативно-ценностной основы меняющемуся статусу индивида, тем возрастающим требованиям к его самостоятельности и ответственности, которые предъявляет современная жизнь. Извечное экзистенциальное стремление к риску всегда сбалансировано ориентаций на обретение доверия и безопасности. Новая рискогенная среда, постоянно умножаемая в эпоху глобализации ростом знания, технико-технологическими и институциональными сдвигами, как показал Гидденс, не создает более условий безопасности, которые были бы адекватны произошедшим изменениям. На основе продуктивного синтеза философского и социологического знания им ставится важная мировоззренческая проблема, требующая пристального изучения. Возможно, поиск новых форм социальности, смысла жизни людей в обществе станет решающей задачей человека в нынешнем столетии.

В социальном мире «высокого модерна» происходит радикальная детрадиционализация и «исчезновение природы», если под природой понимается среда, независимая от человеческого действия и не являющаяся его продуктом. Благодаря этому на передний план выходят риски перед лицом «неколонизируемого будущего». Человеческая деятельность основывается на сценарном мышлении - исчислении возможных последствий, и лишь в исключительных случаях мы можем с достаточной достоверностью предвидеть будущее. Причем это относится как к индивидуальному поведению, так и к человечеству в целом: глобальные риски означают, что, с одной стороны, открываются неограниченные горизонты действия, с другой - угрожающе близкой становится возможность тотальной катастрофы.

Новый характер рисков требует соответствующего изменения механизмов доверия, обеспечивающих в эпоху глобализации формирование чувства онтологической безопасности, которое формируется на основе «активного доверия». Плюралистический мир требует активной ангажированности индивидуумов. Это значит, что доверие абстрактным системам и другим индивидуумам инвестируется ими с учетом возможных альтернатив. В условиях отсутствия безусловных авторитетов «профаны» должны самостоятельно принимать решения о том, мнению какого из спорящих экспертов отдать предпочтение. Мир неограниченной рефлексивности - это мир умных людей, которые, чтобы вообще выжить в нем без абсолютной системы отсчета, в своей повседневной жизни должны самостоятельно интерпретировать происходящее и активно адаптировать экспертное знание к профилю собственной ситуации.

  1   2

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconПроблема толерантности в условиях глобализации современного мира
Современное человечество живет в эпоху глобализации экономики и всё большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconСоциально-массовые явления как проблема социальной философии
В статье анализируются подходы к пониманию социальной массы и роль социальной философии в формировании теории социально-массовых...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconВ эпоху глобализации издание второе, переработанное и дополненное Краснодар 2005 удк 341
Право и толерантность: либеральная традиция в эпоху глобализации. – 2-е изд., перераб и доп. – Краснодар: Краснодарская академия...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconСоциальная структура общества. Теория классов и теория социальной стратификации (17,19, 20,)
Сегодня мы переходим ко второму разделу курса философии социальной философии или социологии. Социология (от лат societas – социум,...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconПроблема взаимосвязи философии и искусства в идейном наследии русского символизма

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconУстьянцев в. Б., Орлов м. О., Данилов с. А. Очерки социальной философии
У83 Очерки социальной философии: пространственные структуры, порядок общества, динамика глобальных систем

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconСтратегии диалога культур в эпоху глобализации: культурфилософский анализ
Диссертация выполнена в Казахском национальном педагогическом университете имени Абая на кафедре философии и методологии науки

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconПлан введение Основной принцип человеческого общения > Личность и группа. Проблема взаимоотношений > Проблема общности в социальной психологии Проблемы социальной психологии > Понятие единства развития личности и психики чело­века
В виду огромного объема темы было решено после краткой теоре­тической информации привести анализ двух наиболее рас­пространенных...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconРеферат для кандидатского минимума по философии. Теpмином "социальная антропология"
По сути дела, pечь шла о человеке традиционного общества в отличие от общества современного. Иными словами, ключевая для западной...

Проблема взаимосвязи общества и личности в эпоху глобализации в социальной философии э. Гидденса iconИнтерсубъективность как проблема социальной философии


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница